;Письмо ; ФНС России от 01.07.2015 N СА-4-14/11453

 

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

 

ПИСЬМО

от 1 июля 2015 г. N СА-4-14/11453

 

Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2015) (далее - Обзор).

Кроме того, при осуществлении функций по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Федеральная налоговая служба указывает на необходимость руководствоваться разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации.

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

 

Действительный

государственный советник

Российской Федерации

2 класса

С.А.АРАКЕЛОВ

 

 

 

 

 

Приложение

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ С УЧАСТИЕМ РЕГИСТРИРУЮЩИХ

ОРГАНОВ N 2 (2015)

 

1. По вопросу оспаривания решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

 

1.1. Установив, что к представленному в регистрирующий орган заявлению по форме N Р14001 не был приложен лист К (Сведения о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица), содержащий сведения о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, на которого возлагаются полномочия в отношении Общества, суды пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для признания незаконным решения об отказе в регистрации, поскольку представление документа, который не содержит всех необходимых сведений, должно приравниваться к его непредставлению. При этом суд кассационной инстанции отметил, что юридическое лицо не может осуществлять свою деятельность без директора. У лица, занимающего должность генерального директора, отсутствует возможность обеспечить внесение в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) сведений только о прекращении своих полномочий. Сведения об указанном лице как о единоличном исполнительном органе общества будут содержаться в государственном реестре до момента внесения обществом в ЕГРЮЛ сведений о новом генеральном директоре.

По делу N А40-110104/14 Ч.Р.В. обратился в Арбитражный суд города Москвы к Межрайонной инспекции с заявлением о признании незаконным решения от 30.06.2014 об отказе в исключении из ЕГРЮЛ сведений в отношении Общества.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 13 октября 2014 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 декабря 2014 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Ч.Р.В. обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и, не направляя дело на новое рассмотрение, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. В обоснование приведенных в кассационной жалобе доводов заявитель указывал, что отсутствие правового регулирования процедуры исключения из ЕГРЮЛ записи о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, в условиях невозможности подачи заявления в регистрирующий орган по установленной форме, не может являться причиной отказа в удовлетворении заявления об исключении записи из ЕГРЮЛ о занятии должности генерального директора; неисключение из ЕГРЮЛ записи о заявителе как генеральном директоре Общества, в силу положений Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - Закон о регистрации), Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ О персональных данных, Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ Об информации, информационных технологиях и защите информации, нарушает положения действующего законодательства и права заявителя ввиду распространения недостоверной информации.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения обжалуемых решения и постановления.

В соответствии с пунктом 2 статьи 17 Закона о регистрации для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны.

Согласно пункту 1.1 статьи 9 Закона о регистрации требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, установлены приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@.

В силу пункта 7.15 Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, данные относительно физического лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, отражаются в листе К (Сведения о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица) заявления по форме N Р14001. В отношении каждого такого физического лица заполняется отдельный лист К (Сведения о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица) заявления по форме N Р14001.

В случае изменения сведений о лице, имеющем право действовать без доверенности от имени юридического лица, заявление по форме N Р14001 заполняется как в отношении прежнего, так и в отношении нового генерального директора.

Юридическое лицо не может осуществлять свою деятельность без директора.

Единоличный исполнительный орган осуществляет руководство оперативной деятельностью общества, принимает решения, связанные с деятельностью юридического лица, и заключает договоры. Кроме того, единоличный исполнительный орган создает, изменяет и прекращает трудовые правоотношения, он представляет интересы организации, несет ответственность за деятельность юридического лица.

У лица, занимающего должность генерального директора, отсутствует возможность обеспечить внесение в ЕГРЮЛ сведений только о прекращении своих полномочий. Сведения об указанном лице как о единоличном исполнительном органе общества будут содержаться в государственном реестре до момента внесения обществом в ЕГРЮЛ сведений о новом генеральном директоре.

Пунктом 1 статьи 23 Закона о регистрации предусмотрен исчерпывающий перечень оснований, при которых допускается отказ в государственной регистрации, в частности, в соответствии с подпунктом а пункта 1 названной статьи в государственной регистрации должно быть отказано в случае непредставления определенных названным Законом необходимых для государственной регистрации документов.

Судами установлено, что 23.06.2014 в регистрирующий орган поступило заявление по форме N Р14001 для внесения в ЕГРЮЛ изменений о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени Общества, однако в нарушение вышеприведенных положений в регистрирующий орган не был представлен лист К (Сведения о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица), содержащий сведения о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, на которого возлагаются полномочия в отношении Общества.

Таким образом, суды, установив, что заявителем на регистрацию были представлены документы не в полном объеме и неустановленной формы, пришли к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для признания незаконным решения об отказе в регистрации, поскольку представление документа, который не содержит всех необходимых сведений, должно приравниваться к его непредставлению.

1.2. Поскольку документ, подтверждающий основания перехода доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью к самому обществу, не отвечал требованиям Гаагской конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, от 5 октября 1961 года, суды признали правомерным отказ в государственной регистрации юридического лица в связи с непредставлением необходимых для государственной регистрации документов.

По делу А40-130884/14-94-1104 Общество обратилось с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции от 24 августа 2014 года об отказе в государственной регистрации юридического лица.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 5 ноября 2014 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16 января 2015 года, в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Не согласившись с принятыми решением и постановлением, Общество обратилось с кассационной жалобой, в которой указывало на нарушение судом норм материального и процессуального права, на несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, в связи с чем просило обжалуемые решение и постановление отменить и принять новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как усматривалось из материалов дела и установлено судом, участниками Общества являются Открытое акционерное общество и Корпорация, что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ от 29 июля 2014 года.

Согласно выписке из реестра, выданной Отделом регистрации Гернси Корпорация ликвидирована и соответственно юридическим лицом не является.

Общество обратилось в Межрайонную инспекцию с заявлением о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, об исключении из состава участников Общества Корпорации, а также с заявлением Открытое акционерное общество о том, что оно не дает своего согласия на переход доли в уставном капитале к правопреемникам Корпорации в соответствии с п. 9.5 Устава.

Межрайонная инспекция 24 марта 2014 года вынесла решение об отказе в государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащихся в ЕГРЮЛ, со ссылкой на пункт 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей и пункт 6 статьи 24 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью, что и явилось основанием для обращения с настоящими требованиями в суд.

Согласно пункту 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в Единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны. В предусмотренных Федеральным законом Об обществах с ограниченной ответственностью случаях для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли.

В силу пункта 6 статьи 24 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, должен быть извещен о состоявшемся переходе к обществу доли или части доли в уставном капитале общества не позднее чем в течение месяца со дня перехода к обществу доли или части доли путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в Единый государственный реестр юридических лиц и документа, подтверждающего основания перехода к обществу доли или части доли. В случае, если в течение указанного срока доля или часть доли будет распределена, продана или погашена, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, извещается обществом путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в Единый государственный реестр юридических лиц и документов, подтверждающих основания перехода к обществу доли или части доли, а также их последующих распределения, продажи или погашения. Документы для государственной регистрации предусмотренных указанной статьей изменений, а при продаже доли или части доли также документы, подтверждающие оплату доли или части доли в уставном капитале общества, должны быть представлены в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в течение месяца со дня принятия решения о распределении доли или части доли между всеми участниками общества, об их оплате приобретателем либо о погашении.

Как правомерно отмечено судами, Российская Федерация и Великобритания являются участниками Гаагской конвенции 1961 года, в соответствии с которой отменено требование о легализации иностранных официальных документов (далее - Конвенция). В соответствии со статьями 3 и 4 Конвенции единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление предусмотренного статьей 4 Конвенции апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен. При этом предусмотренный в первом абзаце статьи 3 апостиль проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепляемом с документом; он должен соответствовать образцу, приложенному к Конвенции. Согласно статье 5 Гаагской Конвенции апостиль проставляется по ходатайству подписавшего лица или любого предъявителя документа. Заполненный надлежащим образом, он удостоверяет подлинность подписи, качество, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинность печати или штампа, которыми скреплен этот документ, причем Гаагская Конвенция распространяется на официальные документы, в том числе на документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющегося юрисдикции государства, включая документы, исходящие от прокуратуры, секретаря суда или судебного исполнителя; на административные документы, нотариальные акты, а также на официальные пометки, такие как отметки о регистрации, визы, подтверждающие определенную дату, заверения подписи на документе, не засвидетельствованном у нотариуса.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов в обжалуемых актах о том, что представленная в регистрирующий орган выписка из реестра Отдела регистрации Гернси, находящегося под юрисдикцией Великобритании, относительно ликвидации иностранной организации и не имеющая апостиля, не отвечает требованиям Конвенции, предъявляемым к официальным документам.

При указанных обстоятельствах заявленные требования были правомерно отклонены. При этом судом обоснованно отмечено то обстоятельство, что заявитель не лишен права на повторное обращение в регистрирующий орган после устранения допущенных нарушений.

1.2.1. При государственной регистрации изменений, касающихся выхода участника общества с ограниченной ответственности из состава его участников, заявитель обязан представить регистрирующему органу письменный документ, подтверждающий желание вышедшего участника на выход из состава участников общества. С учетом что, из представленного в материалы дела протокола общего собрания участников общества с ограниченной ответственности не видно, какое заявление сделал участник общества - физическое лицо, суды отказали в удовлетворении заявления о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А67-4731/2014 Общество обратилось в Арбитражный суд Томской области с заявлением к Инспекции о признании незаконным решения от 07.07.2014 об отказе в государственной регистрации юридического лица в случае непредставления определенных Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ) необходимых для государственной регистрации документов и взыскании с государственную пошлину в размере 2 000 руб. 00 коп. и судебных расходов на представителя в размере 20000 руб.

Решением Арбитражного суда Томской области от 21 ноября 2014 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда, Общество обратилось в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просило отменить решение Арбитражного суда Томской области полностью и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Как следовало из материалов дела, Общество 30.06.2014 обратилось в Инспекцию с заявлением о внесении изменений в сведения о юридическом лице в связи с выходом одного участника из состава участников общества.

Решением от 07.07.2014 Инспекция отказала Обществу в государственной регистрации. Причиной отказа является отсутствие документа, подтверждающего переход доли к Обществу.

Не согласившись с указанным решением, Общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Согласно пункту 2 статьи 17 Федерального закона N 129-ФЗ для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в нем сведения достоверны. В предусмотренных Федеральным законом Об обществах с ограниченной ответственностью случаях для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли.

В силу статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается, в том числе, в случае непредставления определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов.

При государственной регистрации выхода участника общества с ограниченной ответственности из состава его учредителей заявитель обязан представить регистрирующему органу письменный документ, подтверждающий желание вышедшего участника на выход из состава учредителей общества.

Суд первой инстанции верно указал, что из представленного в материалы дела протокола N 2 общего собрания участников Общества не видно, какое заявление сделал участник С.В.П.

Право участника общества выйти из него путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников, если это предусмотрено уставом общества, закреплено в пункте 1 статьи 26 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью (далее - Федеральный закон N 14-ФЗ). Указанное право участника установлено также в пункте 1 статьи 94 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 01.09.2014; далее - ГК РФ).

В пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 N 90/14 О некоторых вопросах применения Федерального закона Об обществах с ограниченной ответственностью (далее - Постановление) разъяснено, что при разрешении споров, связанных с выходом участника из общества, судам необходимо исходить, в частности, из того, что согласно статье 26 Федерального закона N 14-ФЗ участник общества вправе в любое время выйти из него независимо от согласия других участников либо самого общества. Выход участника из общества осуществляется на основании его заявления, с момента подачи которого его доля переходит к обществу. Заявление о выходе из общества должно подаваться в письменной форме.

Временем подачи такого заявления следует рассматривать день передачи его участником как совету директоров (наблюдательному совету) либо исполнительному органу общества (единоличному или коллегиальному), так и работнику общества, в обязанности которого входит передача заявления надлежащему лицу, а в случае направления заявления по почте - день поступления его в экспедицию либо к работнику общества, выполняющему эти функции (подпункт б пункта 16 Постановления).

Таким образом, свое право выхода из общества участник реализует путем подачи заявления о выходе, в том числе и работнику общества, в обязанности которого входит передача заявления надлежащему лицу.

В соответствии со статьей 94 ГК РФ (в редакции, вступившей в силу с 01.09.2014) участник общества с ограниченной ответственностью вправе выйти из него независимо от согласия других участников или общества.

Следовательно, заявление участника о его выходе из общества порождает определенные правовые последствия и имеет существенное значение как для общества, так и для самого участника. В связи с этим в судебной практике возникает вопрос о правовой природе указанного заявления.

Участник вправе выйти из общества, предъявив указанное требование, и в иных случаях, предусмотренных Федеральным законом N 14-ФЗ.

Таким образом, суд первой инстанции правильно указал, что в случае, когда участник общества подал заявление о выходе из него или предъявил требование о приобретении обществом принадлежащей ему доли в соответствии с пунктом 1 статьи 94 ГК РФ, доля переходит к обществу с момента получения этого заявления (требования). Участнику должна быть выплачена действительная стоимость доли или с его согласия должно быть выдано в натуре имущество такой же стоимости в порядке, в сроки и способом, которые предусмотрены Федеральным законом N 14-ФЗ (пункт 2 статьи 94 ГК РФ).

Заявление участника о выходе из общества представляет собой одностороннюю сделку, направленную на прекращение прав участия в этом обществе, и для ее совершения достаточно воли одного лица - участника общества.

Между тем в силу пункта 2 статьи 33 Федерального закона N 14-ФЗ к компетенции общего собрания не относится принятие решений о выходе участника из общества, участник имеет право на выход независимо от согласия иных лиц.

При таких обстоятельствах требования Общества о признании незаконным решения Инспекции от 07.07.2014 об отказе в государственной регистрации юридического лица в случае непредставления определенных Федеральным законом N 129-ФЗ необходимых для государственной регистрации документов не подлежали удовлетворению.

1.2.2. Нарушение установленного пунктом 6 статьи 24 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью срока представления в регистрирующий орган документов для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся выхода участника общества с ограниченной ответственности из состава его участников, не является основанием для отказа в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице.

По делу N А65-18512/2014 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Межрайонной инспекции об оспаривании решения об отказе в государственной регистрации.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 07.10.2014 года заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с выводами суда, Межрайонная инспекция подала апелляционную жалобу, в которой просила решение суда первой инстанции отменить, жалобу - удовлетворить.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

14.07.2014 в адрес ответчика обратился М.С.А., директор ООО У.К.Ю., управляющей организации Общества в отношении Общества для внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц.

В адрес Межрайонной инспекции поступили следующие документы:

- заявление о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц по форме N Р14001, заявителем выступил М.С.А., подлинность подписи которого на заявлении нотариально засвидетельствована;

- заявление о выходе из состава участников Общества от 01.10.2012 участника - ООО С.И., заявление подписано директором ООО С.И. К.Л.Н., получено Обществом в лице директора С.К.З. 01.10.2012;

- Решение N 4 единственного участника Общества от 10.07.2014 о прекращении полномочий С.К.З. в качестве директора Общества и возложении полномочий на ООО У.К.Ю. в лице директора М.С.А.

По результатам рассмотрения представленных заявителем документов ответчиком отказано в проведении регистрационных действий со ссылкой на отсутствие заявления о государственной регистрации, соответствующего требованиям законодательства, в связи с несоблюдением порядка извещения органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, установленного пунктом 6 статьи 24 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью.

Пунктом 1 статьи 26 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью предусмотрено право участника общества выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества.

Согласно подпункту 2 пункта 7 статьи 23 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью в случае выхода участника из общества его доля переходит к обществу с даты получения обществом заявления участника о выходе из общества.

В соответствии с пунктом 6 статьи 24 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, должен быть извещен о состоявшемся переходе к обществу доли или части доли в уставном капитале общества не позднее чем в течение месяца со дня перехода к обществу доли или части доли путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц и документа, подтверждающего основания перехода к обществу доли или части доли. В случае, если в течение указанного срока доля или часть доли будет распределена, продана или погашена, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, извещается обществом путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц и документов, подтверждающих основания перехода к обществу доли или части доли, а также их последующих распределения, продажи или погашения. Документы для государственной регистрации предусмотренных данной статьей изменений, а при продаже доли или части доли также документы, подтверждающие оплату доли или части доли в уставном капитале общества, должны быть представлены в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в течение месяца со дня принятия решения о распределении доли или части доли между всеми участниками общества, об их оплате приобретателем либо о погашении.

Указанные изменения приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации.

Порядок подачи в регистрирующий орган заявлений для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, определен статьей 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Согласно пункту 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны. В предусмотренных Федеральным законом Об обществах с ограниченной ответственностью случаях для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли.

Как указано в пункте 1.2 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, заявление, уведомление или сообщение представляется в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, и удостоверяется подписью уполномоченного лица (далее - заявитель), подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. При этом заявитель указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).

Из материалов дела следовало, что требования по оформлению заявления Обществом соблюдены.

Судом правомерно отклонен довод ответчика о том, что на момент представления документов в регистрирующий орган участник Общества - ООО С.И. прекратило существование путем реорганизации в форме присоединения к ООО Г., поскольку регистрация прекращения деятельности ООО С.И. произошла 08.02.2013, после выхода из состава участников Общества.

Заявляя указанный довод, Межрайонная инспекция ссылалась на положения статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью.

Однако указанная статья регулирует переход доли или части доли участника общества в уставном капитале общества к другим участникам общества и третьим лицам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью переход доли или части доли в уставном капитале общества к одному или нескольким участникам данного общества либо к третьим лицам осуществляется на основании сделки, в порядке правопреемства или на ином законном основании.

В силу пункта 12 статьи 21 названного закона доля или часть доли в уставном капитале общества переходит к ее приобретателю с момента нотариального удостоверения сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, либо в случаях, не требующих нотариального удостоверения, с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц соответствующих изменений на основании правоустанавливающих документов.

К приобретателю доли или части доли в уставном капитале общества переходят все права и обязанности участника общества, возникшие до совершения сделки, направленной на отчуждение указанной доли или части доли в уставном капитале общества, или до возникновения иного основания ее перехода, за исключением прав и обязанностей, предусмотренных соответственно абзацем вторым пункта 2 статьи 8 и абзацем вторым пункта 2 статьи 9 настоящего Федерального закона. Участник общества, осуществивший отчуждение своей доли или части доли в уставном капитале общества, несет перед обществом обязанность по внесению вклада в имущество, возникшую до совершения сделки, направленной на отчуждение указанных доли или части доли в уставном капитале общества, солидарно с ее приобретателем.

Следовательно, статья 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью регулирует отношения при переходе доли к одному или нескольким участникам данного общества либо к третьим лицам. Кроме этого такой переход осуществляется на основании сделки, в порядке правопреемства или на ином законном основании и не связывает факт перехода доли к обществу с представлением (непредставлением) документов в регистрирующий орган.

Судом установлено, что в настоящем деле заявление участника о выходе из Общества получено Обществом 01.10.2012, следовательно, именно с этой даты доля перешла к Обществу, независимо от совершения (несовершения) регистрационных действий в отношении Общества.

Регистрирующий орган, ссылаясь на пункт 6 статьи 24 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью, считает, что документы для государственной регистрации изменений, касающихся состава участников общества, должны быть представлены в регистрирующий орган в течение месяца со дня перехода доли.

Согласно пункту 6 статьи 24 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью, документы для государственной регистрации соответствующих изменений должны быть представлены в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в течение месяца со дня перехода доли или части доли к обществу.

Однако, как верно указал суд, нарушение месячного срока представления в регистрирующий орган соответствующих документов не является основанием для отказа в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице.

Основания для отказа в государственной регистрации предусмотрены в статье 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Так, в силу пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, отказ в государственной регистрации допускается в случае: а) непредставления заявителем определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанных Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица; б) представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган; в) предусмотренном пунктом 2 статьи 20 или пунктом 4 статьи 22.1 указанного Федерального закона; г) несоблюдения нотариальной формы представляемых документов в случаях, если такая форма обязательна в соответствии с федеральными законами; д) подписания неуполномоченным лицом заявления о государственной регистрации или заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в едином государственном реестре юридических лиц; е) выхода участников общества с ограниченной ответственностью из общества, в результате которого в обществе не остается ни одного участника, а также выхода единственного участника общества с ограниченной ответственностью из общества; ж) несоответствия наименования юридического лица требованиям федерального закона; з) наличия сведений о невыполнении требований, предусмотренных подпунктом ж пункта 1 статьи 14, подпунктом г пункта 1 статьи 21, подпунктом в пункта 1 статьи 22.3 указанного Федерального закона; и) получения в соответствии с подпунктом в статьи 21.2 указанного Федерального закона от федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, информации об отсутствии сведений, подтверждающих государственную регистрацию перехода права собственности на имущественный комплекс унитарного предприятия или на имущество учреждения, если документ, подтверждающий государственную регистрацию перехода права собственности на имущественный комплекс унитарного предприятия или на имущество учреждения, не представлен заявителем по собственной инициативе.

Как указано в пункте 2 вышеназванной статьи закона, решение об отказе в государственной регистрации должно содержать основания отказа с обязательной ссылкой на нарушения, предусмотренные пунктом 1 данной статьи.

Следовательно, пропуск срока подачи документов на регистрацию не является основанием для отказа заявителю в такой регистрации.

При этом в самом отказе регистрирующий орган сослался на подпункт а пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей - непредставление заявителем определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов.

Однако, материалами дела подтверждается, что все необходимые документы на государственную регистрацию заявителем были представлены, основания для отказа заявителю в регистрации изменений в сведения о юридическом лице у налогового органа отсутствовали.

При таких обстоятельствах и, с учетом приведенных правовых норм, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил заявленные требования.

1.3. Поскольку представленные для государственной регистрации заявление и документы содержали противоречивые сведения об адресе места нахождения постоянно действующего исполнительного органа юридического лица, что обоснованно квалифицировано инспекцией как непредставление необходимых для государственной регистрации документов, суды пришли к выводам о наличии у регистрирующего органа правовых оснований, предусмотренных нормой подпункта а пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, для отказа кооперативу в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица. При этом суд кассационной инстанции отметил, что исходя из предмета и основания заявленных по спору требований, для правильного рассмотрения дела обстоятельства недостоверности адреса юридического лица в их трактовке, изложенной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июля 2013 года N 61 О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица, установлению и исследованию не подлежали.

По делу N А19-12849/2014 Сельскохозяйственный производственный кооператив (далее - кооператив) обратился в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции от 24.06.2014 N 10706А.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 15 сентября 2014 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29 декабря 2014 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, кооператив обратился с кассационной жалобой в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа, в которой просил их отменить, заявленные требования удовлетворить.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как установлено судами и следовало из материалов дела, решением Межрайонной инспекции от 24.06.2014 N 10706А кооперативу в соответствии с подпунктом а пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ) отказано в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, на том основании, что протокол общего собрания членов кооператива от 06.06.2014, устав и заявление по форме N Р13001 содержат противоречивые сведения об адресе постоянно действующего исполнительного органа кооператива.

Ссылаясь на незаконность отказа в государственной регистрации изменения сведений о месте нахождения юридического лица, кооператив обратился в арбитражный суд с настоящими требованиями.

Согласно пункту 1 статьи 17 Федерального закона N 129-ФЗ для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляются: подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти; решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица либо иное решение и (или) документы, являющиеся в соответствии с федеральным законом основанием для внесения данных изменений; изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица, или учредительные документы юридического лица в новой редакции в двух экземплярах; документ об уплате государственной пошлины. При этом в заявлении подтверждается, что изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица, соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах и в заявлении, достоверны и соблюден установленный федеральным законом порядок принятия решения о внесении изменений в учредительные документы юридического лица.

В силу подпункта а пункта 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается, в том числе в случае непредставления заявителем определенных настоящим Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с настоящим Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица.

Таким образом, императивный характер приведенных норм о порядке представления документов при государственной регистрации обязывает заявителя соблюсти законодательно установленные требования к заполнению и оформлению заявления о государственной регистрации, следовательно, представление заявления, содержащего недостоверные сведения, следует приравнивать к его непредставлению.

Изложенные выводы соответствуют правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 08.02.2011 N 12101/10.

При рассмотрении настоящего спора судами установлено, что в заявлении по форме N Р13001, представленном в Межрайонную инспекцию для государственной регистрации, кооперативом указан адрес его постоянно действующего исполнительного органа: 350020, г. Краснодар, переулок Гаражный, дом 14/1, однако в протоколе общего собрания членов кооператива от 06.06.2014 и в пункте 9 изменений N 1 к уставу кооператива адресом данного органа указан: 350087, г. Краснодар, Прикубанский внутригородской округ, переулок Гаражный, дом 14/1.

Поскольку представленные для государственной регистрации заявление и документы содержат противоречивые сведения об адресе места нахождения постоянно действующего исполнительного органа кооператива, что обоснованно квалифицировано Межрайонной инспекцией как непредставление необходимых для государственной регистрации документов, суд первой инстанции пришел к правильным выводам о наличии у регистрирующего органа правовых оснований, предусмотренных нормой подпункта а пункта 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ для отказа кооперативу в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица.

При указанных обстоятельствах Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает выводы суда первой инстанции о законности решения Межрайонной инспекции от 24.06.2014 N 10706А основанными на правильном применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, и соответствующими установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Между тем, суд округа считает, что Четвертым арбитражным апелляционным судом допущены нарушения требований части 2 статьи 65, пунктов 12, 13 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку, исходя из предмета и основания заявленных по настоящему спору требований, для правильного рассмотрения дела обстоятельства недостоверности адреса юридического лица в их трактовке, изложенной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июля 2013 года N 61 О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица, установлению и исследованию не подлежат, а оценка представленных в их подтверждение доказательств противоречит требованиям статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, поскольку апелляционным судом решение суда первой инстанции оставлено без изменения, указанные нарушения норм процессуального права не привели к принятию неправильного решения по существу рассматриваемого спора, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены обжалуемого постановления Четвертого арбитражного апелляционного суда.

1.4. Установив, что представленный в регистрирующий орган ликвидационный баланс не отвечал признакам достоверности и был составлен без учета результатов выездной налоговой проверки, о которых юридическое лицо знало достоверно, суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении заявления о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации. При этом выводы суда первой инстанции о том, что налоговый орган своевременно не предъявил требования к ликвидационной комиссии ликвидируемого юридического лица и не принял меры к принудительному взысканию имеющейся задолженности, были признаны ошибочными, как основанные на неверном толковании норм материального права и не соответствующие фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, суд апелляционной инстанции оценил действия юридического лица как злоупотребления правами, что недопустимо и является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

По делу N А53-21007/2014 Общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции от 18.08.2014; об обязании Межрайонной инспекции внести в ЕГРЮЛ сведения о прекращении деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 2 декабря 2014 года заявленные требования удовлетворены.

В апелляционной жалобе Межрайонная инспекция просила решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт, сославшись на то, что решение о ликвидации Общества принято в период проведения выездной налоговой проверки, о которой учредители (руководители) Общества, а также ликвидатор были уведомлены. В ходе налоговой проверки установлены факты нарушения налогового законодательства и доначислены к уплате налоги, в связи с чем составленный промежуточный и ликвидационный балансы без учета результатов выездной проверки содержат недостоверную информацию и должны быть расценены как непредставленные, что является основанием для отказа в государственной регистрации.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, 31.03.2014 налоговым органом вынесено решение о проведении выездной налоговой проверки в отношении Общества.

28.04.2014 единственным учредителем Общества принято решение N 2 о добровольной ликвидации Общества.

В соответствии с уведомлением о ликвидации юридического лица ликвидатором назначена К.Г.С.

В Вестнике государственной регистрации N 19 (479) 14.05.2014 опубликовано сообщение о принятии решения о ликвидации Общества.

По результатам проведенной проверки инспекцией составлен акт N 15 от 11.06.2014, на основании которого 18.07.2014 инспекцией вынесено решение N 17. Обществу доначислен налог в размере 2 905 656 рублей, начислены пени и штраф за неуплату налога в общей сумме 1 96494,27 рублей.

Указанное решение получено законным представителем общества К.Г.С. 21.07.2014.

Решениями единственного учредителя Общества от 04.08.2014 N 3 и от 11.08.2014 N 4 утверждены промежуточный ликвидационный баланс и ликвидационный баланс соответственно, согласно которым кредиторская задолженность у Общества отсутствует.

11.08.2014 Общество подало в регистрирующий орган заявление о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией, в котором указало способ ликвидации - по решению учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

18.08.2014 регистрирующим органом в соответствии с подпунктом а пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей принято решение об отказе в государственной регистрации по причине непредставления определенных статьей 23 указанного закона необходимых для государственной регистрации документов.

Основанием для отказа в регистрации послужило то обстоятельство, что представленный Обществом нулевой ликвидационный баланс содержит недостоверные сведения, касающиеся задолженности по налогам и сборам, поскольку в отношении общества была проведена выездная налоговая проверка, по результатам которой налогоплательщику был доначислен налог и соответствующие пени и штрафы.

Из положений статьи 1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей следует, что вопросы, касающиеся государственной регистрации, наряду с указанным Законом регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Порядок ликвидации юридических лиц установлен статьями 61 - 64 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с положениями статей 61 - 64 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидация юридического лица по решению учредителей (участников) означает добровольное прекращение деятельности такого юридического лица. При этом прекращение деятельности одного лица не должно преследовать своей целью причинение вреда другому лицу (статьи 1, 10 названного Кодекса).

Предусмотренная названными нормами процедура ликвидации юридического лица предполагает действия ликвидационной комиссии (ликвидатора) по выявлению его кредиторов; предоставлению кредиторам возможности заявить свои требования; составлению ликвидационного баланса, отражающего действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами; определению порядка ликвидации (в том числе путем признания юридического лица несостоятельным (банкротом) - пункт 4 статьи 61, статья 65 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При этом ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана действовать добросовестно и разумно в интересах как ликвидируемого юридического лица, так и его кредиторов.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо может быть ликвидировано по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

Порядок государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, определен в Федеральном законе 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидационная комиссия принимает меры к выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также письменно уведомляет кредиторов о ликвидации юридического лица. После окончания срока для предъявления требований кредиторами ликвидатор составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне предъявленных кредиторами требований, а также о результатах их рассмотрения.

Выплата денежных сумм кредиторам ликвидируемого юридического лица производится ликвидатором в порядке очередности, установленной статьей 64 названного Кодекса, в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом (пункт 4 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации).

После завершения расчетов с кредиторами ликвидатор составляет ликвидационный баланс, который утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица (пункт 5 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с подпунктами а и б пункта 1 статьи 21 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей для государственной регистрации в связи с ликвидацией юридического лица в регистрирующий орган представляются заявление о государственной регистрации, в котором подтверждается, что соблюден установленный федеральным законом порядок ликвидации юридического лица и расчеты с его кредиторами завершены, а также ликвидационный баланс.

Необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и, как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию.

В силу подпункта а пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей отказ в государственной регистрации допускается, в том числе, в случае непредставления определенных названным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов.

Удовлетворяя требования заявителя, суд первой инстанции ссылается на положения пункта 4 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, который предусматривает, что регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов кроме документов, установленных данным законом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей для государственной регистрации в связи с ликвидацией юридического лица в регистрирующий орган представляются следующие документы:

а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти;

б) ликвидационный баланс;

в) документ об уплате государственной пошлины;

г) документ, подтверждающий представление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений в соответствии с подпунктами 1 - 8 пункта 2 статьи 6 и пунктом 2 статьи 11 Федерального закона Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования и в соответствии с частью 4 статьи 9 Федерального закона О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений.

Регистрирующим органом не оспаривается тот факт, что формально Общество представило в Межрайонную инспекцию указанные документы.

Между тем, при вынесении обжалуемого решения судом первой инстанции не учтено, что для государственной регистрации представленные документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию.

Достоверность сведений о порядке ликвидации является обязательным условием, без соблюдения которого осуществление государственной регистрации ликвидации невозможно.

Указанная позиция изложена в постановлениях Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30 мая 2012 года по делу N А22-1532/2011, Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12 сентября 2012 года по делу N А45-19973/2011.

Кроме того, в силу статей 9, 13, 14, 17 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ О бухгалтерском учете ликвидационный баланс не является документом, обособленным от первичных учетных документов, оформленных по каждому факту хозяйственной жизни организации.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.10.2011 N 7075/11, Определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.06.2014 N ВАС-6959/14, необходимые для государственной регистрации документы должны содержать достоверную информацию. Представление ликвидационного баланса, не отражающего действительное состояние дел, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения, что, в свою очередь, является основанием для отказа в государственной регистрации в силу подпункта а пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Основная позиция Общества, поддержанная судом первой инстанции, сводится к тому, что налоговая инспекция, зная о начавшейся процедуре ликвидации общества, как кредитор, соответствующие требования к ликвидационной комиссии ликвидируемого юридического лица своевременно не предъявляла, меры принудительного взыскания имеющейся задолженности не принимала.

Между тем, указанные доводы суд апелляционной инстанции признает ошибочными, как основанные на неверном толковании норм материального права и не соответствующие фактическим обстоятельствам дела.

Как было указано выше, инспекцией на основании решения от 31.03.2014 проведена выездная налоговая проверка в отношении Общества, по результатам которой составлен акт N 15 от 11.06.2014, что само по себе свидетельствует об осведомленности Общества проводимой в отношении него проверке и наличии налоговых нарушений. При этом Обществом возражения на акт проверки в налоговую инспекцию не представлены.

27.03.2014 единственный учредитель Общества Г.Р.Н. принимает решение о внесении изменения в Устав Общества о юридическом адресе Общества.

На основании договора купли-продажи доли в Уставном капитале от 16.04.2014 единственным участником Общества становится С.Д.А., 1994 года рождения, о чем вносятся соответствующие изменения в Единый государственный реестр юридических лиц.

Единственный участник общества С.Д.А. 28.04.2014 принимает решение N 2 о ликвидации общества. Ликвидатором назначается К.Г.С.

18.07.2014 инспекцией вынесено решение N 17, согласно которому обществу доначислен налог в размере 2 905 656 рублей и начислены пени и штраф за неуплату налога в общей сумме 1 96494,27 рублей.

Указанное решение получено законным представителем Общества К.Г.С. 21.07.2014 под роспись.

При этом устно заявленный представителем Общества довод о том, что решение получено неуполномоченным лицом, поскольку К.Г.С. расписалась за получение не как законный представитель Общества (ликвидатор), а как генеральный директор, суд апелляционной инстанции признает надуманным, как не основанный на фактических обстоятельствах дела и нормах действующего законодательства. Общество не оспаривает, что К.Г.С. 21.07.2014, то есть на момент получения решения инспекции от 18.07.2014 N 17 фактически являлась законным представителем Общества, уполномоченным выступать от имени Общества без доверенности. Тот факт, что она указала свое должностное положение генеральный директор, а не ликвидатор, само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у нее полномочий в получении указанного решения налоговой инспекции.

Согласно пункту 7 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение: 1) о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения; 2) об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

При этом в силу пункта 8 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей данного Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения либо в решении об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются срок, в течение которого лицо, в отношении которого вынесено решение, вправе обжаловать указанное решение, порядок обжалования решения в вышестоящий налоговый орган, а также наименование органа, его место нахождения, другие необходимые сведения.

Несмотря на своевременное получение решения, где Обществу подробно разъяснены порядок и сроки обжалования, данное решение Обществом не было обжаловано и в силу пункта 9 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации вступило в силу 22.08.2014.

Названным пунктом Кодекса также предусмотрено, что лицо, в отношении которого вынесено соответствующее решение, вправе исполнить решение полностью или в части до вступления его в силу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 101.3 Налогового кодекса Российской Федерации решение о привлечении (об отказе в привлечении) к ответственности за совершение налогового правонарушения подлежит исполнению со дня его вступления в силу.

На основании вступившего в силу решения о привлечении (об отказе в привлечении) к налоговой ответственности лицу, в отношении которого вынесено это решение, направляется в установленном статьей 69 Налогового кодекса Российской Федерации порядке требование об уплате налога (сбора), соответствующих пеней, а также штрафа в случае привлечения этого лица к ответственности за налоговое правонарушение (пункт 3 статьи 101.3 указанного Кодекса).

Требование N 739 выставлено налоговым органом 02.09.2014 и направлено в адрес налогоплательщика 09.09.2014.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции установил, что Общество, достоверно зная о наличии у него задолженности на основании решения инспекции от 18.07.2014 N 17, не воспользовавшись своим правом на его обжалование, инициировало процедуру ликвидации, в том числе осознавая возможность ухода от уплаты данной задолженности. При этом ликвидационный баланс утвержден Обществом и соответствующее заявление о государственной регистрации ликвидации юридического лица подано в регистрирующий орган 11.08.2014, то есть до вступления в силу указанного решения инспекции. Следовательно, у инспекции в свою очередь к тому времени отсутствовали основания для выставления и направления в адрес Общества требования об уплате задолженности по налогам и штрафных санкций.

Кроме того, предъявление требования об уплате налога предусмотрено законодателем в качестве необходимого условия для осуществления в последующем мер по принудительному взысканию, поскольку в таком требовании налоговым органом устанавливается срок его исполнения, с истечением которого Налоговый кодекс Российской Федерации связывает срок на осуществление налоговым органом права на взыскание налогов (сборов), пеней в судебном порядке.

Аналогичный вывод изложен в постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 15 апреля 2014 г. по делу N А12-16429/2013.

Следовательно, в целях последующего взыскания задолженности по налогу налоговый орган должен предъявить должнику требование о взыскании спорной суммы в соответствии со статьями 49, 69 Налогового кодекса Российской Федерации.

В случае ненаправления требования об уплате налога, сбора, пени, штрафа налоговый орган в дальнейшем фактически утрачивает право на обращение в суд с иском о принудительном взыскании задолженности.

Тот факт, что налоговый орган выставил требование об уплате доначисленных налогов 02.09.2014 и направил его в адрес налогоплательщика лишь 09.09.2014, само по себе не свидетельствует об отсутствии обязанности Общества по уплате начисленных платежей и не может незаконно освободить общество от обязанности по оплате этих платежей. Обязанность по уплате налоговых платежей возникает с момента вынесения налоговым органом решения, а не выставления требования, как ошибочно ссылается на это суд первой инстанции.

Ни нормы Налогового кодекса Российской Федерации, ни нормы Гражданского кодекса Российской Федерации не содержат положения об освобождении организации, находящейся в стадии ликвидации, от обязанности уплачивать в установленные сроки обязательные платежи (налоги), в то время как статья 44 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает, что обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных Налоговым кодексом Российской Федерации или иным актом законодательства о налогах и сборах, и такое основания как процедура ликвидации организации-налогоплательщика не предусмотрено законом.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа в постановлении от 15.04.2014 по делу N А12-16429/2013.

Положения статьи 49 Налогового кодекса Российской Федерации также не исключают предусмотренного пунктом 3 статьи 46 Налогового кодекса Российской Федерации права налогового органа на обращение в суд с соответствующим исковым заявлением к ликвидируемому налогоплательщику в связи с невозможностью бесспорного взыскания. Указанное право налогового органа не связывается с наличием либо отсутствием процедуры ликвидации налогоплательщика.

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 13 Информационного письма от 11.08.2004 N 79 Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном страховании, требование об уплате налога может быть признано недействительным, только если оно не соответствует фактической обязанности налогоплательщика об уплате налога или если нарушения требований, предъявляемых к его содержанию, являются существенными.

Оценив обстоятельства в совокупности в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции признает обоснованными доводы заинтересованного лица о том, что представленный обществом в Межрайонную инспекцию ликвидационный баланс не отвечал признакам достоверности, составлен без учета результатов выездной проверки, о которых Общество знало достоверно. В связи с этим Межрайонная инспекция обоснованно расценила представленный недостоверный документ как непредставленный, что является основанием для отказа в государственной регистрации.

Кроме того, суд апелляционной инстанции оценивает рассматриваемые действия Общества как злоупотребления правами, что недопустимо и является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований. В соответствии с положениями статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации прекращение деятельности одного лица не должно преследовать своей целью причинение вреда другому лицу. Ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана действовать добросовестно и разумно в интересах как ликвидируемого юридического лица, так и его кредиторов.

В соответствии со статьей 57 Конституции Российской Федерации, подпунктом 1 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики обязаны платить законно установленные налоги и сборы.

Общество в нарушение указанных выше норм на дату составления и утверждения ликвидационного баланса знало о наличии неисполненной обязанности по уплате налогов, выявленной по результатам проведенной инспекцией выездной налоговой проверки, в связи с чем действуя добросовестно и разумно, как того требует статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, не должно было предоставлять в Межрайонную инспекцию области недостоверный ликвидационный баланс. Общество фактически уклонилось от обязанности, предусмотренной статьей 23 Налогового кодекса Российской Федерации, уплачивать законно установленные налоги, тем самым причиняя вред публичным интересам.

С учетом изложенного, выводы суда первой инстанции о незаконности оспариваемого решения налогового не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на неправильном применении норм материального права, что в силу пункта 3 части 1, пункта 3 части 2 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого решения и принятия нового судебного акта, которым в удовлетворении заявленных требований Общества надлежит отказать.

1.5. С учетом того, что в представленном в регистрирующий орган платежном документе был указан неверный код бюджетной классификации, суды признали правомерным отказ в государственной регистрации юридического лица. Суды также учли, что с заявлением об уточнении налогового платежа на момент принятия оспариваемого решения заявитель не обращался.

По делу N А50-13783/2014 Общество обратилось в суд с заявлением к Межрайонной инспекции о признании решения Межрайонной инспекции от 30.06.2014 об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в сведения о месте нахождения юридического лица, незаконным, об обязании Межрайонной инспекции принять решение о государственной регистрации изменений, вносимых в сведения о месте нахождения юридического лица.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 08.10.2014 в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2014 решение Арбитражного суда Пермского края от 08.10.2014 по делу N А50-13783/2014 оставлено без изменения.

Не согласившись с указанным постановлением, Общество обратилось в Арбитражный суд Уральского округа с кассационной жалобой, в которой просило судебные акты отменить, кассационную жалобу удовлетворить.

Суд кассационной инстанции не усмотрел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган по месту нахождения юридического лица необходимо представить подписанное заявителем заявление; решение о внесении изменений в учредительные документы; изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица; документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

Согласно подпунктом а пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных данным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с названным Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 12.11.2013 N 107н утверждены Правила указания информации в реквизитах распоряжений о переводе денежных средств в уплату платежей в бюджетную систему Российской Федерации (приложение N 2).

Согласно пункту 3 названных Правил, распоряжение о переводе денежных средств составляется только по одному коду бюджетной классификации Российской Федерации. В соответствии с пунктом 4 Правил при составлении распоряжения о переводе денежных средств в уплату налогов, сборов, иных платежей в реквизитах 104 - 109 и Код указывается информация в порядке, установленном соответственно пунктами 5 - 12 данных Правил. Пунктом 5 Правил установлено, что в реквизите 104 распоряжения о переводе денежных средств указывается значение КБК.

В соответствии с приказом Министерства финансов Российской Федерации от 01.07.2013 N 65н Об утверждении указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации в платежном поручении на уплату госпошлины за совершение регистрационных действий подлежит указанию КБК 182 1 08 07010 01 1000 110.

Судами установлено, что платежное поручение об уплате государственной пошлины с указанием КБК 182 1 08 07010 01 1000 110 заявителем в налоговый орган не представлено, с заявлением об уточнении налогового платежа на момент принятия решения Общество не обращалось, платежное поручение от 06.06.2014 N 640 не позволяло определить, что денежные средства уплачены за регистрацию изменений, вносимых в учредительные документы Общества, и поступили в бюджет в соответствии с определенным Обществом в данном документе назначением.

Исследовав и оценив все представленные документы в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрев доводы и возражения лиц, участвующих в деле, суды пришли к выводам о том, что в данном случае имелись основания для отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы указанного юридического лица, предусмотренные подпункт а пункта 1 статьи 23 Федерального закона 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей; с учетом положений части 5 статьи 200 названного Кодекса регистрирующим органом представлены доказательства, обосновывающие законность принятого им решения.

Выводы судов соответствуют материалам дела и действующему законодательству.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, о том, что Налоговым кодексом Российской Федерации не предусмотрено, что неправильное указание КБК в платежном поручении является основанием для признания обязанности по уплате налога неисполненной (статья 45 Налогового кодекса Российской Федерации), о приеме документов сотрудником Межрайонной инспекции без замечаний, были предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции, им дана надлежащая правовая оценка. Суд кассационной инстанции также принимает во внимание предмет рассмотренного в настоящем деле требования, то, что Общество при заполнении платежного документа было осведомлено о предъявляемых к данному документу требованиях, необходимости в силу положений пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей прикладывать к заявлению в регистрирующий орган надлежащий документ об уплате государственной пошлины.

1.6. В случае неисполнения предпринимателем обязанности по представлению в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений, предусмотренных подпунктами 1 - 8 пункта 2 статьи 6 и пунктом 2 статьи 11 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования и в соответствии с частью 4 статьи 9 Федерального закона от 30.04.2008 N 56-ФЗ О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений, основанием для отказа в совершении регистрационных действий является не неисполнение обязанности по представлению заявителем регистрирующему органу документа, а подпункт з пункта 1 статьи 23 Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей - наличие сведений о невыполнении требований, предусмотренных подпунктом в пункта 1 статьи 22.3 данного Закона.

По делу N А09-10550/2014 Индивидуальный предприниматель П.М.И. обратился в Арбитражный суд Брянской области с заявлением к Межрайонной инспекции о признании незаконным решения от 24.12.2013 N 15556А об отказе в государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности индивидуального предпринимателя.

Решением Арбитражного суда Брянской области от 29.01.2015 заявление индивидуального предпринимателя П.М.И. к Межрайонной инспекции о признании незаконным решения от 24.12.2013 N 15556А об отказе в государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, было оставлено без удовлетворения.

Не согласившись с принятым решением, индивидуальный предприниматель П.М.И. обратился с жалобой в Двадцатый арбитражный апелляционный суд, в которой просил его отменить, принять по делу новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Как усматривается из материалов дела, 01.09.2010 П.М.И. был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, о чем была внесена запись в ЕГРИП, присвоен ОГРНИП 310325624400059 и выдано свидетельство серии 32 N 001723786.

17.12.2013 П.М.И. были представлены документы для государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.

24.12.2013 Межрайонной инспекцией было принято решение N 15556А об отказе в государственной регистрации индивидуального предпринимателя.

Порядок осуществления государственной регистрации при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя предусмотрен Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее по тексту - Закон N 129-ФЗ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 22.3 Закона N 129-ФЗ государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием им решения о прекращении данной деятельности осуществляется на основании представляемых в регистрирующий орган следующих документов: а) подписанного заявителем заявления о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти; б) документа об уплате государственной пошлины; в) документа, подтверждающего представление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений в соответствии с подпунктами 1 - 8 пункта 2 статьи 6 и пунктом 2 статьи 11 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования (далее по тексту также - Закон N 27-ФЗ) и в соответствии с частью 4 статьи 9 Федерального закона от 30.04.2008 N 56-ФЗ О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений (далее по тексту - Закон N 56-ФЗ). При этом такой документ в силу Федерального закона от 27.07.2010 N 227-ФЗ О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг с 01.01.2011 представляется в регистрирующий орган соответствующим территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации в электронной форме в порядке и сроки, которые установлены Правительством Российской Федерации.

В случае неисполнения предпринимателем обязанности по представлению в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений, предусмотренных подпунктами 1 - 8 пункта 2 статьи 6 и пунктом 2 статьи 11 Закона N 27-ФЗ и в соответствии с частью 4 статьи 9 Закона N 56-ФЗ, основанием для отказа в совершении регистрационных действий является не неисполнение обязанности по представлению заявителем регистрирующему органу документа, а подпункт з пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ - наличие сведений о невыполнении требований, предусмотренных подпунктом в пункта 1 статьи 22.3 Закона.

Данный факт устанавливается регистрирующим органом на основании ответа органа Пенсионного фонда.

Как усматривается из текста оспариваемого решения налогового органа, Управлением территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации была представлена информация, в которой содержатся сведения о том, что индивидуальным предпринимателем П.М.И. не были представлены сведения в соответствии с подпунктами 1 - 8 пункта 2 статьи 6 и пунктом 2 статьи 11 Закона N 27-ФЗ и в соответствии с частью 4 статьи 9 Закона N 56-ФЗ.

Именно названное выше обстоятельство явилось основанием для отказа налоговым органом в прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, в связи с чем вывод суда первой инстанции о том, что основанием для отказа явилось то, что к заявлению о государственной регистрации не был приложен документ, подтверждающий представление установленных законом сведений в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации, является ошибочным.

Однако в рассматриваемом случае, неправильное применение норм материального права не повлекло принятие неправильного решения в силу следующего.

Как усматривается из материалов дела, 17.12.2013 П.М.И. были представлены документы для государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, следовательно, вопрос о возможности прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя должен был быть рассмотрен налоговым органом не позднее 5 рабочих дней со дня представления документов, т.е. 24.12.2013.

24.12.2013 Межрайонной инспекцией решением N 15556А было отказано в государственной регистрации. Указанное решение было направлено П.М.И. письмом с уведомлением по адресу: ул. Горбатова, д. 1А, кв. 22, г. Брянск, Брянская область, 241037. Указанное письмо было возвращено Межрайонной инспекции 25.01.2014 в связи с истечением срока хранения.

Как указал П.М.И. в заявлении при обращении в суд первой инстанции, решения с 17.12.2013 до 01.09.2014 по заявлению, поданному в Межрайонную инспекцию, не получал. В августе 2014 года из отделения ПФР было получено письмо с реквизитами и указанием на суммы страховых взносов. 01.09.2014 предприниматель обратился письменно в Межрайонную инспекцию с заявлением. 09.09.2014 по почте был получен отказ в государственной регистрации.

Необходимо отметить, что адрес, указанный на конверте: ул. Горбатова, д. 1А, кв. 22, г. Брянск, Брянская область, 241037 соответствует адресу места жительства предпринимателя, содержащемуся в выписке из ЕГРИП, кроме того, по указанному адресу осуществлялась отправка судебной корреспонденции в адрес предпринимателя, уведомления свидетельствуют о получении корреспонденции предпринимателем.

Заявитель при проявлении той степени осмотрительности и заботливости мог и должен был получить реальную информацию о правовом результате по представленному заявлению по истечении срока для рассмотрения такого рода заявлений, установленного статьей 8 Закона N 129-ФЗ, то есть в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган - после 24.12.2013, и кроме того, обеспечить ее получение по указанному им в заявлении адресу. То есть, именно с этого момента следует исчислять 3-месячный срок обращения в суд с заявлением о признании решения незаконным. В этой связи суд критически относится к ссылке заявителя на август 2014 года как момент, с которого следует исчислять срок для обращения в суд.

Следовательно, судом не усматриваются обстоятельства, которые могли бы расцениваться в качестве уважительной причины пропуска срока подачи заявления о признании незаконным решения от 24.12.2013 N 15556А об отказе в государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности индивидуального предпринимателя.

Пропуск установленного статьей 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица срока и отсутствие уважительных причин для его восстановления является самостоятельным основанием для отказа в иске. Указанная правовая позиция отражена также в Постановлении ФАС ЦО от 18.03.2014 по делу А35-13017/2012.

В силу части 1 статьи 115 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, утрачивают право на совершение процессуальных действий с истечением процессуальных сроков, установленных данным Кодексом или иным федеральным законом либо арбитражным судом.

В связи с изложенным, основания для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения суда первой инстанции у судебной коллегии отсутствуют.

1.7. Суды отказали в удовлетворении заявления о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица, поскольку посчитали, что слово Федерация, используемое в фирменном наименовании регистрируемого юридического лица является производным от официального наименования Российская Федерация и вызывает стойкую ассоциацию потребителя с участием государства в деятельности организации либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах. При этом заявителем не было получено разрешение на включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования в порядке, установленном Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.02.2014 N 52 Об утверждении Правил включения в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования.

По делу N А40-99623/14 Г.Р.М. обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Межрайонной инспекции о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица от 25.06.2014 и обязании Межрайонной инспекции произвести государственную регистрацию юридического лица по представленным документам от 18.06.2014.

Решением от 21 октября 2014 года Арбитражного суда города Москвы, оставленным без изменения постановлением от 10 декабря 2014 года Девятого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами заявитель Г.Р.М. обратился с кассационной жалобой, в которой просил отменить принятые по делу судебные акты и удовлетворить заявление.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Судами установлено, что Г.Р.М. было принято решение N 1 от 18.06.2014 о создании Общества с ограниченной ответственностью К.Р. Федерации (сокращенное наименование Общества - ООО К. РФ), местонахождение которого определено по адресу: 117208, РФ, г. Москва, проезд Сумской, д. 21, к. 1, кв. 10.

Для государственной регистрации юридического лица Г.Р.М. 18.06.2014 в Межрайонную инспекцию представлены: заявление по форме N Р11001; документ об уплате государственной пошлины; Устав; Решение о создании от 18.06.2014 N 1; копия паспорта, копия свидетельства на адрес, копия свидетельства о регистрации, заявление о переходе на упрощенную систему налогообложения.

Рассмотрев представленные для государственной регистрации документы, Межрайонная инспекция 25.06.2014 приняла решение об отказе в государственной регистрации Общества с ограниченной ответственностью К. Р. Федерации со ссылкой на подпункт а и ж пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - Закон о регистрации), а именно, в связи с непредставлением определенных статьей 12 Законом о регистрации необходимых для государственной регистрации документов и в связи с несоответствием наименования юридического лица требованиям пункта 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 1 Закона о регистрации законодательство Российской Федерации о государственной регистрации состоит из Гражданского кодекса Российской Федерации, указанного Федерального закона и издаваемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации.

Суды указали, что в соответствии со статьей 12 Закона о регистрации при государственной регистрации создаваемого юридического лица в регистрирующий орган представляются:

а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что представленные учредительные документы соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям к учредительным документам юридического лица данной организационно-правовой формы, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах, иных представленных для государственной регистрации документах, заявлении о государственной регистрации, достоверны, что при создании юридического лица соблюден установленный для юридических лиц данной организационно-правовой формы порядок их учреждения, в том числе оплаты уставного капитала (уставного фонда, складочного капитала, паевых взносов) на момент государственной регистрации, и в установленных законом случаях согласованы с соответствующими государственными органами и (или) органами местного самоуправления вопросы создания юридического лица;

б) решение о создании юридического лица в виде протокола, договора или иного документа в соответствии с законодательством Российской Федерации;

в) учредительные документы юридического лица;

г) выписка из реестра иностранных юридических лиц соответствующей страны происхождения или иное равное по юридической силе доказательство юридического статуса иностранного юридического лица - учредителя;

д) документ об уплате государственной пошлины.

В силу пункта 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Судами установлено, что решением единственного учредителя утверждено наименование Общества - Общества с ограниченной ответственностью К. Р. Федерации.

Суды, отказывая в иске, обоснованно исходили из того, что слово Федерация, используемое в фирменном наименовании регистрируемого юридического лица является производным от официального наименования Российская Федерация и вызывает стойкую ассоциацию потребителя с участием государства в деятельности организации либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах.

Вместе с тем, заявителем не было получено разрешение на включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования в порядке, установленном Постановлением Правительства Российской Федерацией от 03.02.2014 N 52 Об утверждении Правил включения в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования.

При рассмотрении дела и вынесении обжалуемых судебных актов судами были установлены все существенные для дела обстоятельства и им дана надлежащая правовая оценка. Выводы основаны на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу.

1.7.1. Ввиду того, что в нарушение требований подпункта в пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей заявитель не представил в регистрирующий орган изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица, в двух экземплярах, суды признали правомерным отказ в государственной регистрации юридического лица. Вместе с тем суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда первой инстанции о том, что несоответствие требованиям закона наименования юридического лица, которое ранее было зарегистрировано с таким наименованием, может являться основанием для отказа в государственной регистрации изменений в устав, не связанных с изменением наименования юридического лица. Суд апелляционной инстанции исходил из того, что в такой ситуации регистрирующий орган может использовать специальный способ защиты, предусмотренный пунктом 5 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По делу N А76-18860/2014 Общество обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к Инспекции о признании незаконным решения от 22.06.2014 об отказе в государственной регистрации юридического лица в случае непредставления определенных Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - Закон о регистрации) необходимых для государственной регистрации документов, полученных 25.05.2014.

Решением арбитражного суда первой инстанции от 23.10.2014 требования заявителя отклонены.

С вынесенным судебным актом не согласился заявитель и обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда отменить и удовлетворить требование.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Согласно пункту 1 статьи 17 Закона о регистрации для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляются: а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица, соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах и в заявлении, достоверны и соблюден установленный федеральным законом порядок принятия решения о внесении изменений в учредительные документы юридического лица; б) решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица либо иное решение и (или) документы, являющиеся в соответствии с федеральным законом основанием для внесения данных изменений; в) изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица, или учредительные документы юридического лица в новой редакции в двух экземплярах (в случае представления документов непосредственно или почтовым отправлением), один из которых с отметкой регистрирующего органа возвращается заявителю (его представителю, действующему на основании доверенности) одновременно с документом, предусмотренным пунктом 3 статьи 11 указанного Федерального закона. В случае, если предусмотренные настоящей статьей документы направлены в регистрирующий орган в форме электронных документов с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая единый портал государственных и муниципальных услуг, предусмотренные настоящим подпунктом изменения или учредительные документы в электронной форме направляются в одном экземпляре. Регистрирующий орган по адресу электронной почты, указанному заявителем, одновременно с документом, предусмотренным пунктом 3 статьи 11 указанного Федерального закона, направляет представленные заявителем в электронной форме изменения или учредительные документы, подписанные электронной подписью регистрирующего органа, в двух экземплярах (в случае представления документов непосредственно или почтовым отправлением), один из которых с отметкой регистрирующего органа возвращается заявителю (его представителю, действующему на основании доверенности) одновременно с документом, предусмотренным пунктом 3 статьи 11 указанного Федерального закона. В случае представления изменений или учредительных документов в электронной форме экземпляр таких документов на бумажном носителе с отметкой регистрирующего органа представляется заявителю (его представителю, действующему на основании доверенности) при указании на необходимость получения и способа получения таких документов заявителем при направлении предусмотренных настоящей статьей документов в регистрирующий орган; г) документ об уплате государственной пошлины.

В статье 23 Закона о регистрации перечислены основания для отказа в государственной регистрации.

Как видно из материалов дела, к заявлению о государственной регистрации заявитель действительно приложил один экземпляр изменений N 7 в устав, тогда как согласно подпункту в пункта 1 статьи 17 Закона о регистрации должен был приложить два экземпляра.

Следовательно, указанное основание для отказа в регистрации изменений соответствует закону и признается судом верным.

В решении об отказе в государственной регистрации ответчик указал еще одно основание для отказа - заявление по форме N Р13001, не соответствовало по форме заявлению, утвержденному Правительством Российской Федерации.

Рассматривая указанное основание, суд апелляционной инстанции не находит его верным, поскольку представленное в регистрирующий орган заявление соответствует приложению N 4 к приказу ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств.

Представитель ответчика в судебном заседании после перерыва пояснил, что поскольку общество использует неправомерно в своем наименовании слова, производные от слова Российский, то регистрирующий орган посчитал заявление не соответствующим по форме и принял решение об отказе в регистрации изменений в устав дополнительно и по этому основанию.

Однако суд апелляционной инстанции не может согласиться с данным утверждением ответчика и выводами суда первой инстанции о том, что обнаруженное регистрирующим органом несоответствие может являться основанием для отказа в регистрации изменений в устав.

Документы, предъявляемые Обществом для регистрации изменений в учредительные документы, перечислены в статье 17 Закона о регистрации, основания для отказа в статье 23.

Статья 14 Федерального закона N 208-ФЗ от 26.12.1995 Об акционерных обществах возлагает на общество обязанность провести государственную регистрацию вносимых изменений.

Поскольку Обществом принято решение об изменении размера уставного капитала, то принятые решения подлежали обязательной регистрации.

Незаконный отказ регистрирующего органа может повлечь нарушение прав кредиторов данного Общества.

Соглашаясь с позицией регистрирующего органа в части неправомерного использования в фирменном наименовании Общества слов, производных от официального наименования Российская Федерация или Россия, суд первой инстанции не принял во внимание, что общество с таким наименованием было зарегистрировано еще 10.09.2004. Положения пункта 5 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации, начиная с 18.12.2006, содержали специальное правомочие регистрирующего органа предъявить юридическому лицу иск о понуждении к изменению фирменного наименования, если его фирменное наименование не соответствует требованиям закона (в том числе по использованию слов, производных от официального наименования Российская Федерация или Россия).

Аналогичные положения имеются в пункте 5 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ.

Поскольку законодателем предусмотрен специальный способ защиты нарушенных или оспариваемых прав, то произвольное принятие решения ответчиком нельзя признать верным.

Как видно из дела, правонарушение длящееся, со стороны регистрирующего органа каких-либо действий по устранению имеющегося нарушения не предпринято. Однако указанные обстоятельства не дают оснований для принятия решения об отказе в государственной регистрации изменений в устав, не связанных с изменением наименования Общества.

Суд апелляционной инстанции полагает ошибочным принятие судом во внимание судебной практики, поскольку названное судом первой инстанции основание может являться основанием для отказа в регистрации изменений лишь в случае обращения заявителя по поводу фирменного наименования (переименования и т.д.).

В настоящем деле заявитель уже имел регистрацию своего фирменного наименования и допущенные ошибки регистрирующим органом не могли быть исправлены таким способом.

Учитывая, что заявителем не представлен весь пакет документов, необходимых в соответствии со статьей 17 Закона о регистрации для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, то предусмотренные статьей 23 Закона о регистрации основания для отказа в государственной регистрации имелись, в государственной регистрации обществу отказано правомерно.

Доводы апелляционной жалобы со ссылкой на несоответствия отказа в государственной регистрации поданному заявлению, судом апелляционной инстанции отклоняются, поскольку основания для отказа указаны в решении регистрирующего органа и они соответствуют имеющимся в деле документам и требованиям закона.

Доводы Общества в отношении суждений суда о фирменном наименовании Общества и применение положений статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации отклоняются судом апелляционной инстанции, поскольку указанные выводы не привели к принятию неверного судебного акта в совокупности с другими основаниями для принятия решения об отказе в государственной регистрации изменений.

При указанных обстоятельствах решение арбитражного суда первой инстанции является законным и обоснованным.

 

2. По вопросу оспаривания решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

 

2.1. Принимая во внимание, что оспариваемое решение о государственной регистрации было принято регистрирующим органом на основании вступившего в законную силу решения суда, суды пришли к выводу о правомерности данного решения. Суды также отметили, что обеспечительные меры, запрещающие регистрирующему органу вносить изменения в ЕГРЮЛ в отношении юридического лица, не могли являться основанием для непринятия оспариваемого решения и неисполнения вступившего в силу решения суда регистрирующим органом. Приоритет в данном случае имеет вступившее в законную силу решение суда, подлежащее обязательному исполнению регистрирующим органом в силу статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По делу N А40-66637/14 С.А.Д. обратилась в Арбитражный суд города Москвы к Межрайонной инспекции с заявлением о признании незаконным решения о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, не связанные с внесением изменений в учредительные документы, оформленное в ЕГРЮЛ записью ГРН 2147746045104 от 09.01.2014, и обязании внести изменения в ЕГРЮЛ в отношении Общества.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 23 сентября 2014 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 декабря 2014 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, С.А.Д. обратилась в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просила решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указывая на нарушение и неправильное применение судами норм права и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения обжалуемых решения и постановления.

Как усматривалось из материалов дела и установлено судами, вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 17.12.2013 по делу N А40-36286/13 признано незаконным решение Межрайонной инспекции от 11.03.2013 N 69365А о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, не связанные с внесением изменений в учредительные документы, оформленное в ЕГРЮЛ записью N 6137746828675; на регистрирующий орган судом возложена обязанность внести в установленном законодательством о регистрации юридических лиц порядке соответствующие изменения в ЕГРЮЛ в связи с отменой оформленного в ЕГРЮЛ записью N 6137746828675 решения регистрирующего органа об изменении в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, не связанных с внесением изменений в учредительные документы.

Во исполнение указанного судебного акта регистрирующим органом 09.01.2014 принято решение N 677831Б о внесении в ЕГРЮЛ сведений о признании судом недействительным решения о государственной регистрации юридического лица (в случаях, отличных от его создания) и в ЕГРЮЛ внесена запись ГРН 2147746045104 о признании недействительной ранее внесенной в ЕГРЮЛ записи 11.03.2013 ГРН 6137746828675 на основании решения суда.

Отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, а также в связи с ведением единого государственного реестра юридических лиц регулируются Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Согласно статье 4 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Единый государственный реестр юридических лиц является федеральным информационным ресурсом.

Федеральный информационный ресурс представляет из себя информацию, содержащуюся в федеральной информационной системе (статьи 13, 14 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ Об информации, информационных технологиях и о защите информации).

Одним из принципов правового регулирования отношений в сфере информации является принцип достоверности информации (статья 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ Об информации, информационных технологиях и о защите информации).

В соответствии с частью 1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 332 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации за неисполнение судебного акта арбитражного суда органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами, организациями, должностными лицами и гражданами арбитражным судом может быть наложен судебный штраф.

Как правомерно указали суды, оспариваемое решение регистрирующего органа от 09.01.2014 принято и оспариваемая запись в ЕГРЮЛ внесена на основании вступившего в законную силу решения Арбитражного суда города Москвы от 17.12.2013 по делу N А40-36286/13 и направлено на обеспечение наличия в ЕГРЮЛ достоверной информации, обусловленной признанием недействительной в установленном порядке ранее внесенной в ЕГРЮЛ записи.

Принимая во внимание совокупность изложенных обстоятельств дела, а также то, что оспариваемое решение было принято регистрирующим органом на основании вступившего в законную силу решения суда, суды пришли к правомерному выводу о том, что оспариваемое решение регистрирующего органа является законным.

Относительно того, что постановлением районного суда от 04.04.2013, вынесенным в рамках уголовного дела, наложен запрет регистрирующему органу совершать действия по регистрации изменений, связанных с внесением изменений в учредительные документы Общества, и не связанных с внесением изменений в учредительные документы в отношении Общества, суды правильно указали, что в рассматриваемом случае регистрирующим органом осуществлялись не действия по регистрации каких-либо изменений, принятых в отношении Общества и возникших после принятия обеспечительных мер, а произведено внесение в ЕГРЮЛ сведений, связанных с признанием недействительным ранее внесенной в ЕГРЮЛ записи на основании решения суда.

При этом, на что обоснованно обратили внимание суды, обеспечительные меры, запрещающие регистрирующему органу вносить изменения в ЕГРЮЛ в отношении Общества, не могли являться основанием для непринятия оспариваемого решения и неисполнения вступившего в силу решения суда регистрирующим органом.

Приоритет в данном случае имеет вступившее в законную силу решение суда, подлежащее обязательному исполнению ответчиком в силу статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу положений части 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном указанным Кодексом.

Таким образом, предъявление любого иска обусловлено мотивом восстановления нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов обратившегося в суд лица.

Между тем, как следует из материалов дела, заявителем в порядке статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено доказательств нарушения его прав, а также охраняемых законом интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, учитывая характер правовых последствий, связанных с совершением налоговым органом оспариваемых действий.

Таким образом, суды обоснованно отказали в удовлетворении заявленного требования на основании части 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

2.2. Поскольку регистрирующий орган произвел регистрацию устава юридического лица вопреки действительному содержанию протокола общего собрания акционеров, в котором прямо указано на то, что решение учредителями по вопросу о внесении изменений в устав юридического лица не принято, суд кассационной инстанции удовлетворил заявление о признании недействительным соответствующего решения регистрирующего органа.

По делу N А67-3695/2014 Управление имущественных отношений администрации закрытого административно-территориального образования (далее - управление) обратилось в Арбитражный суд Томской области с заявлением (с учетом уточнения) к Инспекции (далее - регистрирующий орган) о признании недействительным решения от 27.02.2013 N 103 о государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице - Обществе; о признании недействительной регистрационной записи от 27.02.2013 N 2137014004224.

Решением суда от 27.10.2014 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2014 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе управление просило решение и постановление отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения заявленных требований.

Как установлено судами и следовало из материалов дела, Общество зарегистрировано в качестве юридического лица 12.04.2004 при создании путем реорганизации в форме преобразования, является преемником прав и обязанностей открытого акционерного общества.

Согласно уставу Общества (в редакции от 26.04.2012) к компетенции общего собрания участников Общества относится в том числе изменение устава Общества (подпункт 2 пункта 9.3 устава). Решение по вопросу об изменении устава принимается всеми участниками Общества единогласно (пункт 9.4 устава).

В соответствии с протоколом от 08.11.2012 N 4 проведено внеочередное общее собрание учредителей Общества по пяти вопросам повестки дня: 1) о досрочном прекращении полномочий Совета директоров Общества, 2) об избрании нового состава Совета директоров Общества, 3) об утверждении аудитора Общества, 4) об уменьшении уставного капитала Общества, 5) о внесении изменений и дополнений в устав Общества. Кворум составлял 100 процентов.

По пятому вопросу повестки дня по результатам голосования с учетом пункта 9.4 устава Общества (один из десяти участников (управление) проголосовал против) решение не принято.

20.02.2013 в регистрирующий орган представлено заявление формы N Р13001 о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица - Общества, касающиеся сведений об уставном капитале (лист В), об изменениях иных положений учредительных документов (лист И); учредительные документы представлены в новой редакции.

Регистрирующим органом на основании заявления 27.02.2013 принято решение N 103 о государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в едином государственном реестре юридических лиц, связанных с внесением изменений в учредительные документы; регистрационная запись N 2137014004224 внесена в единый государственный реестр юридических лиц 27.02.2013.

Управление, проголосовавшее против внесения изменений и дополнений в устав Общества, указав, что узнало о государственной регистрации изменений в учредительные документы Общества при подготовке к годовому общему собранию участников, не считая закрепленный в части 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации срок обжалования пропущенным, обратилось в арбитражный суд в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В уточненном заявлении пояснено, что 10.04.2014 управление запросило в Обществе действующую редакцию устава Общества; в соответствии с представленным уставом (от 08.11.2012) управлением запрошена копия протокола от 08.11.2012 N 4, с которым общество представляло в регистрирующий орган для регистрации новую редакцию устава. Кроме того, запрос указанных документов был оформлен управлением и в регистрирующий орган письмами от 25.04.2014, от 27.05.2014. В связи с указанными обстоятельствами трехмесячный срок оспаривания решения заявитель, обратившийся в арбитражный суд 06.06.2014, пропущенным не считает.

Суд первой инстанции, учитывая, что управление является участником Общества, исходя из недоказанности наличия юридически значимых препятствий для своевременного обращения в арбитражный суд с момента принятия регистрирующим органом оспариваемого решения и внесения регистрационной записи в реестр, указал на пропуск установленного процессуального срока и отсутствие уважительных причин для его восстановления, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленного управлением требования.

Суд апелляционной инстанции с выводами арбитражного суда первой инстанции согласился.

Между тем судами не учтено следующее.

По своему буквальному смыслу положение части 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для исчисления закрепленного им процессуального срока исходит не из презумпции разумно предполагаемой осведомленности лица о нарушении его прав и законных интересов, а из того, что начало течения этого срока определяется в каждом конкретном случае судом на основе установления момента, когда заинтересованное лицо реально узнало о соответствующем нарушении.

В сфере правоприменительной деятельности решения и действия органов публичной власти и их должностных лиц оказывают не всегда непосредственное - в том числе во временном проявлении - влияние на интересы субъектов, статус которых они затрагивают. Иными словами, они могут проявлять свое регулятивно-правовое воздействие на заинтересованных лиц (независимо от их статусной принадлежности к частноправовой или публично-правовой сфере) и становиться известными не сразу, а спустя определенное, порой весьма продолжительное время после их принятия (совершения). Соответственно, исчисление в данном случае сроков для обращения в суд возможно с учетом особенностей этих отношений и имея в виду, в конечном счете, необходимость восстановления нарушенных прав участников правоотношений и недопустимость отказа в этом исключительно по формальным основаниям вопреки требованиям частей 1 и 2 статьи 19, частей 1 и 2 статьи 46 Конституции Российской Федерации (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 02.12.2013 N 1908-О).

Исходя из пункта 9.4 устава (в редакции от 26.04.2012), а также сведений протокола от 08.11.2012 N 4 о непринятии по результатам голосования решения по пятому вопросу следует, что регистрационные действия проведены вопреки волеизъявлению управления. Представленные в дело уведомление о проведении годового собрания участников Общества с повесткой дня, полученное управлением по факсимильной связи 27.03.2014, переписка управления с Обществом 10 и 11 апреля 2014 года, запросы в регистрирующий орган от 25.04.2014, от 27.05.2014 о предоставлении управлению учредительных документов Общества (действующей и предшествующей редакций устава) свидетельствуют о том, что управление реально узнало о соответствующем нарушении при получении от регистрирующего органа копий запрошенных документов, то есть не ранее апреля 2014 года.

При таких обстоятельствах вывод судов о пропуске трехмесячного срока, сделанный с учетом статуса заявителя как участника Общества, а также исходя из общедоступности сведений на официальном сайте регистрирующего органа, следует признать ошибочным.

Довод управления о предоставлении в регистрирующий орган недостоверных сведений отклонен судами со ссылкой на пункт 4.1 статьи 9 и пункт 1 статьи 25 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Согласно пункту 4.1 статьи 9 названного Закона регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных Законом.

Данное положение, определяющее пределы соответствующих полномочий регистрирующего органа, вместе с тем не препятствует защите прав и законных интересов заинтересованных лиц в случае представления недостоверных сведений при государственной регистрации юридического лица (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24.12.2012 N 2287-О).

Вывод судов о том, что на момент вынесения оспариваемого решения о государственной регистрации изменений в учредительные документы Общества у регистрирующего органа не было доказательств недостоверности представленных сведений противоречит материалам дела.

Судами констатировано представление в регистрирующий орган всех необходимых документов. К заявлению формы N Р13001 о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы Общества, были приложены устав, утвержденный протоколом от 08.11.2012 N 4, и сам протокол.

Регистрирующий орган произвел регистрацию устава Общества вопреки действительному содержанию протокола от 08.11.2012 N 4, в котором прямо указано на то, что решение учредителями по вопросу о внесении изменений в устав Общества не принято.

Учитывая целевое назначение Единого федерального реестра сведений о фактах деятельности юридических лиц как федерального информационного ресурса, специфические особенности юридической природы публично-правовых споров, конкретные обстоятельства настоящего дела, принимая во внимание, что в представленном для регистрации изменений в учредительные документы Общества протоколе от 08.11.2012 N 4 прямо указано, что решение учредителями по пятому вопросу о внесении изменений в устав не принято, позицию управления при голосовании по указанному вопросу повестки дня, а также содержание прежней (пункт 9.4) и новой (пункт 7.3) редакций устава Общества относительно порядка принятия решений на общем собрании участников, размер принадлежащей управлению доли в уставном капитале Общества, суд округа не может согласиться с выводом судов об отсутствии правовых оснований для признания недействительными оспариваемых решения регистрирующего органа и внесенной в реестр на его основании регистрационной записи (часть 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Допущенные арбитражными судами нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов заявителя как участника Общества (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). В связи с этим обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

2.3. С учетом того, что для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации обществом представлены все необходимые документы, и внесение в реестр рассматриваемой записи не препятствует заявителю предъявить свои требования данному обществу, суды пришли к верному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований и признания оспариваемой записи недействительной.

По делу N А60-11304/2014 Общественная организация обратилась в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением к Инспекции о признании недействительной записи в Едином государственном реестре юридических лиц за государственным регистрационным номером 2136679143313 о принятии решения учредителем (участником) юридического лица о ликвидации Общества.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 24.06.2014 в удовлетворении требований Общественной организации к Инспекции отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2014 решение суда первой инстанции от 24.06.2014 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Общественная организация просила решение суда первой инстанции от 24.06.2014 и постановление суда апелляционной инстанции от 20.10.2014 отменить, дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на несоответствие выводов судов обстоятельствам дела.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, Общество зарегистрировано в качестве юридического лица 25.07.2002.

Участниками Общества 25.03.2013 приняты решения, оформленные протоколом N 1/13, в том числе о ликвидации названного общества, назначении ликвидатором Ш.М.М., о возложении на ликвидатора общества обязанности по представлено в Инспекцию уведомления о принятии решения о ликвидации юридического лица по форме N Р15001, уведомления о формировании ликвидационной комиссии юридического лица по форме N Р15002.

Сообщение о ликвидации Общества опубликовано 03.04.2013 в Вестнике государственной регистрации N 13 (422). В сообщении указано, что требования кредиторов могут быть заявлены в течение двух месяцев с момента публикации.

В регистрирующий орган представлены уведомление по форме N Р15001, протокол общего собрания участников Общества от 25.03.2013 N 1/13, на основании которых 04.04.2013 в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о принятии решения о ликвидации юридического лица N 2136679143313.

Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц по состоянию на 18.04.2014 Общество находится в стадии ликвидации.

Ссылаясь на то, что представленные Обществом в Инспекцию документы, в том числе уведомление о начале добровольной ликвидации, не содержат достоверной информации и нарушают права кредиторов общества, Общественная организация обратилась в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Порядок ликвидации юридических лиц установлен статьями 61 - 64 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 62 Гражданского кодекса Российской Федерации учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом в уполномоченный государственный орган для внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 20 Федерального закона от 08.08.2001 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о ликвидации юридического лица обязаны уведомить в письменной форме об этом регистрирующий орган по месту нахождения ликвидируемого юридического лица с приложением решения о ликвидации юридического лица.

Регистрирующий орган вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации. С этого момента не допускается государственная регистрация изменений, вносимых в учредительные документы ликвидируемого юридического лица, а также государственная регистрация юридических лиц, учредителем которых выступает указанное юридическое лицо, или государственная регистрация юридических лиц, которые возникают в результате его реорганизации (пункт 2 статьи 20 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей).

Как обоснованно указал суд апелляционной инстанции, из содержания упомянутых норм права следует, что обязанность информировать регистрирующий орган о принятии решения о ликвидации юридического лица носит уведомительный характер. На основании представленных документов регистрирующий орган вносит в Единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации.

С учетом того, что для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации, Обществом представлены все необходимые документы, и внесение в реестр рассматриваемой записи не препятствует заявителю предъявить свои требования названному Обществу, суды пришли к верному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований и признания оспариваемой записи недействительной.

Выводы судов основаны на материалах данного дела, соответствуют нормам материального права, подлежащим применению к спорным отношениям.

2.4. Учитывая, что регистрация заявителя в качестве индивидуального предпринимателя не утратила силу до 01.01.2004, а до 01.01.2005 заявителем в регистрирующий орган представлено Заявление о внесении в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей записи об индивидуальном предпринимателе, зарегистрированном до 1 января 2004 г., суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требования о признании недействительным соответствующего решения о государственной регистрации. Суд апелляционной инстанции также отметил, что пропуск срока на обращение, предусмотренного частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в отсутствие ходатайства о его восстановлении и уважительных причин пропуска срока является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований. Указанная процессуальная норма подлежит применению независимо от того, заявлено о пропуске срока или нет.

По делу N А07-12879/2014 И.Р.И. (далее - заявитель) обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением к Межрайонной инспекции (далее - инспекция, регистрирующий орган) о признании незаконным решения инспекции N 2831 от 27.12.2004 о государственной регистрации И.Р.И. в качестве индивидуального предпринимателя, обязании инспекции исключить из реестра И.Р.И., выдать соответствующий документ, подтверждающий, что государственная регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя утратила силу с 24.07.2002.

Решением суда от 12.12.2014 (резолютивная часть от 08.12.2014) в удовлетворении требований отказано.

С решением суда не согласился заявитель, обратившись с апелляционной жалобой, в которой просил решение отменить, принять новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как установлено судом и следовало из материалов дела, в исполнительный комитет Кумертауского городского Совета народных депутатов 07.07.1992 И.Р.И. подано заявление о государственной регистрации предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица.

23.07.1992 на основании постановления N 192 от 07.07.1992 главы администрации города Кумертау Республики Башкортостан И.Р.И. выдано свидетельство N 150 для осуществления предпринимательской деятельности с указанием срока - на десять лет.

26.12.2004 И.Р.И. в Межрайонную инспекцию Министерства Российской Федерации по налогам и сборам подано заявление по форме N Р27001 о внесении в реестр записи об индивидуальном предпринимателе, зарегистрированном до 01.01.2004, подписанное лично.

27.12.2004 Межрайонной инспекцией Министерства Российской Федерации по налогам и сборам вынесено решение о государственной регистрации N 2831, присвоен основной регистрационный номер индивидуального предпринимателя и внесена соответствующая запись о государственной регистрации в реестр.

Полагая, что срок действия свидетельства, подтверждающего возможность осуществления им предпринимательской деятельности, истек в 2002 году, оснований для перерегистрации его в 2004 году у инспекции не имелось, заявитель обратился в суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции исходил из того, что регистрация индивидуального предпринимателя носит заявительный характер, заявителем в инспекцию представлено заявление по установленной форме, нарушений законодательства в действиях инспекции не имеется, заявителем пропущен срок исковой давности, учитывая, что о фактической регистрации в качестве предпринимателя заявитель узнал в 2009 году.

В соответствии со статьей 3 Закона РСФСР от 07.12.1991 N 2000-1 О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации государственная регистрация физического лица, изъявившего желание заниматься предпринимательской деятельностью, осуществляется соответствующей администрацией районного, городского (города без районного деления), районного в городе, поселкового, сельского Совета народных депутатов по месту постоянного жительства этого лица. Для регистрации физическое лицо представляет заявление (пункт 1). Физическому лицу выдается свидетельство на срок, указанный в его заявлении, после представления им документа об уплате регистрационного сбора (пункт 2). Свидетельство о регистрации физического лица в качестве предпринимателя оформляется в трех экземплярах. Один экземпляр свидетельства выдается предпринимателю, второй остается у местной администрации, осуществляющей регистрацию, третий экземпляр направляется налоговому органу по месту регистрации предпринимателя (пункт 5). Свидетельство о государственной регистрации, выданное физическому лицу, подлежит возврату в 15-дневный срок: а) по истечении срока, на который выдано свидетельство; б) с момента подачи предпринимателем местной администрации, выдавшей свидетельство, заявления о прекращении предпринимательской деятельности; в) в случае выхода из состава участников полного товарищества; г) в иных случаях, предусмотренных законодательством.

В соответствии с пунктом 9 Положения о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденного указом Президента Российской Федерации от 08.07.1994 N 1482 Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателей на территории Российской Федерации государственная регистрация гражданина в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу с момента вынесения судом решения о признании индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом) либо в день получения регистрирующим органом заявления предпринимателя об аннулировании его государственной регистрации в качестве предпринимателя и ранее выданного ему свидетельства о регистрации.

Таким образом, в названных актах предусмотрены случаи и основания аннулирования свидетельств о государственной регистрации физических лиц в качестве предпринимателей и прекращении в связи с этим их предпринимательской деятельности, проводившейся на основании соответствующих регистрационных свидетельств. Указанные нормы не связывают факт утраты статуса индивидуального предпринимателя с истечением срока действия самого свидетельства.

Наличие обстоятельств, с которыми законодательство связывает утрату государственной регистрации, в рамках настоящего дела не установлено.

В связи с чем доводы заявителя о том, что с истечением срока действия свидетельства была утрачена регистрация заявителя в качестве индивидуального предпринимателя, подлежат отклонению, как основанные на неверном толковании норм действующего законодательства.

Не совершив действий, предусмотренных Законом РСФСР от 07.12.1991 N 2000-1, указом Президента Российской Федерации от 08.07.1994 N 1482, заявитель, действуя своей волей и в своем интересе, самостоятельно несет риск наступления последствий, вызванных их не совершением (статьи 1, 2, 9 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании постановления Правительства Российской Федерации от 09.10.2003 N 617 Об утверждении Правил передачи документов об индивидуальных предпринимателях, зарегистрированных до 1 января 2004 г. документы об индивидуальных предпринимателях, зарегистрированных до 01.01.2004, подлежат передаче в территориальные органы Министерства Российской Федерации по налогам и сборам органами, осуществлявшими государственную регистрацию физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей до 1 января 2004 г.

В соответствии с Федеральным законом от 23.06.2003 N 76-ФЗ О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон О государственной регистрации юридических лиц (далее - Федеральный закон от 23.06.2003 N 76-ФЗ) с 01.01.2004 введен новый порядок регистрации граждан в качестве индивидуальных предпринимателей.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 23.06.2003 N 76-ФЗ документы о зарегистрированных ранее индивидуальных предпринимателях, хранящиеся в органах, осуществлявших государственную регистрацию физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей до 1 января 2004 года, являются частью федерального информационного ресурса и подлежат передаче в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - регистрирующий орган), до 1 января 2005 года в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя до вступления в силу настоящего Федерального закона, до 1 января 2005 года обязано представить в регистрирующий орган по месту своего жительства документы, перечень которых определен статьей 3 Федерального закона от 23.06.2003 N 76-ФЗ, на основании которых вносится соответствующая запись с последующей выдачей (направлением) документа, подтверждающего факт внесения записи.

В случае неисполнения физическим лицом, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя до вступления в силу указанного Федерального закона, предусмотренной данной статьей обязанности государственная регистрация данного лица в качестве индивидуального предпринимателя с 1 января 2005 г. утрачивает силу. При этом данное лицо после указанной даты вправе зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя в порядке, установленном Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (статья 3 Федерального закона от 23.06.2003 N 76-ФЗ).

Для представления документов в регистрирующий орган индивидуальными предпринимателями, зарегистрированными до 01.01.2004, предусмотрена специальная форма заявления N Р27001 - Заявление о внесении в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей записи об индивидуальном предпринимателе, зарегистрированном до 1 января 2004 г. (постановление Правительства Российской Федерации от 19.06.2002 N 439 Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей).

Непосредственно самим заявителем в надлежащий регистрирующий орган представлено заявление установленной формы (Р27001), подписанное собственноручно, что подтверждается заявлением и распиской. Факт подписания заявления и его представления непосредственно заявителем не оспорен и не опровергнут.

Обратившись с заявлением указанной формы, заявитель тем самым реализовал волю на продолжение осуществления предпринимательской деятельности.

Данное заявление послужило основанием для принятия решения регистрирующим органом о внесении в реестр сведений об индивидуальном предпринимателе, зарегистрированном до 01.01.2004, на основании которого и была внесена соответствующая запись.

Учитывая, что регистрация заявителя в качестве индивидуального предпринимателя не утратила силу до 01.01.2004, а до 01.01.2005 заявителем представлено в инспекцию заявление по форме N Р27001, оснований для представления заявления по форме N Р21001 о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя не имелось. В связи с чем, отсутствие обращения с заявлением по форме N Р21001 правового значения не имеет.

Таким образом, нарушений положений законодательства о регистрации со стороны регистрирующего органа не имеется, что верно установлено судом первой инстанции. Само по себе наличие решения и записи о регистрации не нарушает прав заявителя.

Учитывая изложенное, следует признать, что совокупность условий для признания решения незаконным отсутствует.

Кроме того, срок для обращения с заявлением об оспаривании решения государственного органа составляет 3 месяца со дня, когда заявителю стало известно о нарушении своих прав. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Как указывает заявитель, ему о наличии регистрации стало известно в 2009 году.

Между тем, оспариваемое решение принято 27.12.2004, а заявление о признании его недействительным подано 24.06.2014 (штамп на конверте), то есть по истечении почти 10 лет с момента принятия оспариваемого решения и по истечении почти 5 лет с момента, указанного заявителем.

Таким образом, трехмесячный срок на обращение с заявлением пропущен. Период пропуска срока не только значителен, но и выходит за рамки общего срока исковой давности (статья 196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ходатайство о восстановлении пропущенного срока не заявлено. Уважительных причин пропуска срока из материалов дела не усматривается.

Более того, суд апелляционной инстанции полагает, что о принятии оспариваемого решения заявитель мог и должен был узнать не позднее января 2005 года, учитывая дату обращения с заявлением - 26.12.2004 и сроки, установленные законодательством о регистрации для внесения соответствующей записи (5 рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган, статья 3 Федерального закона от 23.06.2003 N 76-ФЗ, статья 8 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей).

Пропуск срока на обращение, предусмотренного частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в отсутствие ходатайства о его восстановлении и уважительных причин пропуска срока является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований. Указанная процессуальная норма подлежит применению независимо от того, заявлено о пропуске срока или нет.

Доводы жалобы основаны на неверном толковании норм действующего законодательства, не соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, в связи с чем подлежат отклонению.

Следовательно, оснований для отмены решения и удовлетворения жалобы, исходя из доводов жалобы, не имеется.

2.5. Установив, что с заявлением о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в регистрирующий орган обратился гражданин, признанный судом недееспособным, суд апелляционной инстанции удовлетворил требования о признании незаконными действий по внесению в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей сведений о регистрации данного лица в качестве индивидуального предпринимателя.

По делу N А58-5256/2014 Администрация муниципального образования в лице органа опеки и попечительства администрации муниципального образования (далее - администрация, орган опеки и попечительства) обратилась в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с заявлением к Межрайонной инспекции о признании недействительным ненормативного акта - Свидетельства о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, выданного 19.08.2013 на имя Т.В.В., о признании недействительными действий по внесению в ЕГРИП сведений о регистрации Т.В.В. от 19.08.2013 за ОГРНИП 313145023100011 в качестве индивидуального предпринимателя.

Решением Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 25.12.2014 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, администрация обратилась с апелляционной жалобой, в которой просила решение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 25.12.2014 по делу N А58-5256/2014 отменить и принять по делу новое решение.

Определением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 марта 2015 года суд апелляционной инстанции перешел к рассмотрению дела N А58-5256/2014 по правилам, установленным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации для рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Данным определением Т.В.В. освобожден от процессуального статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, и признан заявителем по делу.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев дело по правилам первой инстанции, изучив материалы дела, доводы сторон, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, 12.08.2013 гражданин Т.В.В. обратился в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации его в качестве индивидуального предпринимателя без образования юридического лица с приложением необходимого комплекта документов.

19.08.2013 регистрирующий орган, рассмотрев представленные документы, принял решение N 798 о государственной регистрации Т.В.В. в качестве индивидуального предпринимателя без образования юридического лица.

Решением Ленского районного суда Республики Саха (Якутия) от 10.07.2013 по делу N 2-377 2013 Т.В.В. был признан недееспособным.

В соответствии с пунктом а статьи 22.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - Закон N 129-ФЗ) при государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в регистрирующий орган представляется пакет документов согласно перечню, в том числе подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Т.В.В. 12.08.2013 был представлен лично в налоговый орган пакет документов для регистрации в качестве индивидуального предпринимателя: заявление по форме N Р21001; копия документа, удостоверяющего личность; документ об уплате государственной пошлины.

В соответствии со статьей 21 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении 18-летнего возраста.

Согласно положениям статьи 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

Несоблюдение установленных законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение.

Случаи и порядок признания гражданина недееспособным установлены статьей 29 ГК РФ, в соответствии с которой гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун. Если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали, суд признает его дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над ним опека.

В материалах настоящего дела имеется копия решения Ленского районного суда Республики Саха (Якутия) от 10.07.2013 по делу N 2-377 2013 об удовлетворении заявления Т.Т.А. о признании Т.В.В. недееспособным.

На представленных в материалы дела копиях данного судебного акта имеются отметки о вступлении его в силу 16.08.2013.

Вместе с тем, согласно сайту судебного делопроизводства Ленского районного суда Республики Саха (Якутия) судебное заседание, в котором было вынесено решение по делу, состоялось 10 июля 2013 года в 17 часов 00 минут. Мотивированное решение было изготовлено в окончательной форме 10 июля 2013 года (17 часов 30 минут).

Из самого судебного акта также следует, что он был вынесен 10.07.2013 в окончательной форме.

Таким образом, если исходить из положений части 1 статьи 209, части 2 статьи 321 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то решение Ленского районного суда Республики Саха (Якутия) от 10.07.2013 по делу N 2-377 2013 вступило в законную силу 12 августа 2013 года.

Кроме того, апелляционный суд учитывает следующее.

Из содержания решения Ленского районного суда Республики Саха (Якутия) от 10.07.2013 следует, что Т.В.В. был признан недееспособным, при этом в судебном акте указано, что согласно выписке постановления врачебной комиссии N 684 ГБУ РС(Я) Ленской ЦРБ от 28.03.2013 Т.В.В. страдает психическим заболеванием, нуждается в установлении опеки, аналогичные выводы сделаны комиссией экспертов N 320 от 07.06.2013 в ходе судебно-психиатрической экспертизы, назначенной определением суда.

Из указанного следует, что задолго до подачи заявления в налоговый орган Т.В.В. фактически не понимал значения своих действий и не мог ими руководить.

Установленный факт недееспособности Т.В.В. исключает возможность его обращения в налоговый орган с заявлением о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя и постановке на налоговый учет, поскольку при признании гражданина недееспособным (статья 29 ГК РФ) гражданин не может самостоятельно распоряжаться своим имуществом, не несет самостоятельной имущественной ответственности. Недееспособный гражданин также не несет обязанности по уплате налогов, сборов и иных обязательных платежей.

Заявление фактически недееспособного гражданина о его регистрации в качестве индивидуального предпринимателя является юридически несостоятельным, правовых последствий не влечет и не может рассматриваться как документ, подлежащий представлению в порядке статьи 22.1 Закона N 129-ФЗ.

Постановка недееспособного лица на налоговый учет в качестве в качестве индивидуального предпринимателя нарушает законные интересы самого недееспособного, поскольку возлагает на данное лицо дополнительные обязанности.

Требование о признании недействительной произведенной государственной регистрации либо решения о такой регистрации, либо записи ввиду безосновательности записи в реестре является допустимым способом защиты, влекущим восстановление положения существовавшего до нарушения права, и в том случае, когда регистрирующим органом не было совершено незаконных действий, безосновательность записи является результатом действий лица, представившего регистрирующему органу незаконный, недостоверный документ, проверка достоверности и законности которого не входила в компетенцию регистрирующего органа.

Не может быть признана действительной регистрация, проведенная на основании пакета документов, которые только по своему наименованию соответствуют требованиям Закона N 129-ФЗ, но которые, как в данном случае заявление Т.В.В., юридически несостоятельны.

При разрешении подобных споров нужно исходить из того, что в случае внесения записей в государственный реестр на основании документов, не соответствующих закону, следует удовлетворять требование заинтересованного лица о признании незаконной записи о государственной регистрации о внесении изменений в сведения Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей. Такое требование подлежит удовлетворению несмотря на то, что формально налоговый орган осуществил регистрацию при представлении заявителем всех документов, по своему наименованию соответствующих Закону N 129-ФЗ.

В отсутствие заявления дееспособного лица регистрация не могла быть осуществлена, поэтому запись, внесенная в государственный реестр регистрирующим органом на основании заявления Т.В.В., является незаконной, противоречит статье 22.1 Закона N 129-ФЗ.

Доводы налогового органа отклоняются по указанным мотивам. Кроме того, приведенный в отзыве довод о том, что на основании заявления Т.В.В. 30.12.2014 внесена запись в ЕГРИП о прекращении деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, апелляционный суд также не может принять, поскольку, во-первых, не понятно, на основании какого заявления налоговый орган совершил данные действия, если лицо уже признано недееспособным, а во-вторых, задачей обращений органа опеки и попечительства в суд явилась необходимость устранить все последствия регистрации Т.В.В. в качестве предпринимателя с даты такой регистрации, в том числе и те, которые привели к начислениям взносов в Пенсионный фонд РФ. Иной подход будет означать, что Т.В.В. в период с 19.08.2013 по 30.12.2014 будет считаться лицом, осуществлявшим предпринимательскую деятельность, со всеми последствиями, в том числе в виде обязанности исчислить и уплатить налоги и т.п.

При таких обстоятельствах апелляционный суд полагает, что действия регистрирующего органа по регистрации Т.В.В. подлежат признанию незаконными с обязанием регистрирующего органа устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Т.В.В.

 

3. По вопросу оспаривания иных решений, действий (бездействия), принимаемых (осуществляемых) регистрирующими органами при реализации функции по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

 

3.1. Судебный акт об утверждении конкурсного управляющего подтверждает полномочия этого лица и относится к основаниям для внесения в реестр сведений о нем как о лице, действующем без доверенности от имени находящегося в процедуре банкротства юридического лица, но не подменяет собой другие требуемые Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей для совершения регистрационных действий документы, которые заявитель должен представить в регистрирующий орган в установленном этим Законом порядке.

По делу N А40-55062/14 конкурсный управляющий Общества Б.М.А. (далее - конкурсный управляющий или заявитель) обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным выраженного в письме Межрайонной инспекции (далее - заинтересованное лицо, регистрирующий орган) от 27.03.2014 N 05-18/035862 отказа во внесении в единый государственный реестр юридических лиц сведений о конкурсном управляющем как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени общества.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 09.06.2014 заявление удовлетворено: действия регистрирующего органа, связанные с отказом во внесении в единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) изменений относительно конкурсного управляющего Общества, выраженным в письме от 27.03.2014 N 05-18/035862, признаны незаконными и на регистрирующий орган возложена обязанность по устранению допущенного нарушения путем внесения в ЕГРЮЛ сведений о конкурсном управляющем как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени общества.

Суд признал, что для внесения подобных изменений в реестр достаточно вступившего в законную силу определения арбитражного суда об утверждении кандидатуры конкурсного управляющего, представленного им в регистрирующий орган вместе с заявлением, составленным в произвольной форме.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2014 решение оставлено без изменения.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 11.12.2014 решение от 09.06.2014 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2014 оставлены без изменения.

Регистрирующий орган подал в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации кассационную жалобу на судебные акты, в которой просит их отменить в связи с несоответствием обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, неправильным применением норм права и нарушением единообразия сложившейся судебной практики, каковые считает основаниями для отмены судебных актов в соответствии со статьей 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2015 кассационная жалоба заинтересованного лица с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации посчитала, что решение от 09.06.2014, постановление от 15.09.2014 и постановление от 11.12.2014 подлежат отмене по следующим основаниям.

Заявитель определением Арбитражного суда города Москвы от 18.02.2014, принятым в рамках дела N А40-1136/13 о банкротстве Общества, утвержден его конкурсным управляющим.

Конкурсный управляющий подал в регистрирующий орган заявление от 11.03.2014 N 03-к, в котором просил об исключении из ЕГРЮЛ сведений о своем предшественнике и внесении таких сведений о себе как лице, имеющем право действовать без доверенности от имени общества на основании определения от 18.02.2014.

В ответе от 27.03.2014 N 05-18/035862 регистрирующий орган указал заявителю на необходимость представления заявления по форме N Р14001, утвержденной приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@, соответствующего требованиям пункта 1.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ.

Сочтя изложенные в ответе регистрирующего органа от 27.03.2014 N 05-18/035862 требования незаконными, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением об оспаривании поименованного ответа как отказа во внесении изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения.

Достаточность судебного акта об утверждении заявителя конкурсным управляющим и неправомерность требования регистрирующего органа о предоставлении других документов заявитель обосновывает наличием у него в силу статьи 129 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ О несостоятельности (банкротстве) (далее - Закон о банкротстве) полномочий органов должника и необходимостью применения к регистрации заявленных им изменений аналогии пункта 2 статьи 21 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - Закон N 129-ФЗ) о совершении регистрационных действий по ликвидации юридического лица в случае банкротства на основании определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства.

Эта позиция заявителя поддержана судами неосновательно.

Порядок внесения изменений в сведения ЕГРЮЛ регулируется Законом N 129-ФЗ.

Сведения, за изменением которых обратился конкурсный управляющий, применительно к терминологии Закона N 129-ФЗ именуются сведениями о юридическом лице, не связанными с внесением изменений в учредительные документы юридического лица.

Порядок государственной регистрации изменений таких сведений и требуемые для совершения регистрационного действия документы прямо предусмотрены статьями 9, 17, 18 Закона N 129-ФЗ, поэтому применение по аналогии статьи 21 Закона N 129-ФЗ о регистрации ликвидации юридического лица недопустимо.

Согласно статьям 9, 17, 18 Закона N 129-ФЗ для внесения требуемых конкурсным управляющим изменений установлен заявительный порядок регистрации, устанавливающий обращение заинтересованного лица по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации органом исполнительной власти. Таковой является форма N 114001, утвержденная приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@, на незаполнение которой заявителем сослался в оспариваемом ответе регистрирующий орган.

Закон N 129-ФЗ не содержит иных правил регистрации изменения сведений, не связанных с изменением учредительных документов для лиц, находящихся в процедуре банкротства.

Закон о банкротстве, в частности статья 129 о полномочиях конкурсного управляющего, не содержит специальных правил регистрации сведений о нем как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени должника.

Судебный акт об утверждении конкурсного управляющего подтверждает полномочия этого лица и относится к основаниям для внесения в реестр сведений о нем как о лице, действующем без доверенности от имени находящегося в процедуре банкротства юридического лица, но не подменяет собой другие требуемые Законом N 129-ФЗ для совершения регистрационных действий документы, которые заявитель должен представить в регистрирующий орган в установленном этим Законом порядке.

Следовательно, регистрирующий орган правомерно отказал в совершении регистрационных действий.

При таких обстоятельствах судебные акты о признании оспариваемого письма регистрирующего органа незаконным полежат отмене в силу статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а заявление - оставлению без удовлетворения.

3.2. Суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований заявителя о признании незаконным бездействия Инспекции и Управления, поскольку заявителем в Инспекцию не было подано заявление, соответствующее установленным законом требованиям, в связи с чем обращение юридического лица не могло быть рассмотрено как документ, представленный для государственной регистрации, и решение в отношении указанного обращения регистрирующим органом не принималось. При этом в связи с данным обращением Инспекцией и Управлением заявителю были даны исчерпывающие письменные ответы.

По делу N А40-59700/14 Общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы к Инспекции и Управлению с заявлением о признании незаконным бездействия.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 27 августа 2014 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 ноября 2014 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Общество обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просило решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и направить дело на новое рассмотрение, указывая на нарушение и неправильное применение судами норм права и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения обжалуемых решения и постановления.

Как усматривается из материалов дела и установлено судами, в ЕГРЮЛ содержится запись ГРН 2057749351284 от 02.12.2005, связанная с исполнительными органами Общества, которая внесена в ЕГРЮЛ на основании протокола общего собрания участников Общества от 31.08.2005 N 2/05, согласно которому директором общества избран С.В.В.

Общество 17.12.2013 обратилось в Инспекцию с заявлением о наличии не соответствующей действительности записи в ЕГРЮЛ в отношении Общества, мотивировав обращение тем, что протокол общего собрания участников от 31.08.2005 N 2/05, равно как и решения общего собрания от 31.08.2005, являются недействительными (ничтожными), поскольку указанное общее собрание не созывалось и не проводилось участниками Общества.

Письмом от 16.01.2014 N 07-18/002871 регистрирующий орган уведомил заявителя об отсутствии правовых оснований для корректировки сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, поскольку решение Инспекции от 02.12.2005, на основании которого внесена запись, незаконным не признано.

Общество 17.02.2014 обратилось в Управление для восстановления нарушенных прав и законных интересов Общества.

Письмом от 19.03.2014 N 12-22/025220 Управление уведомило заявителя о том, что признание недействительным акта государственного органа возможно в соответствии со статьей 13 Гражданского кодекса Российской Федерации только по решению суда. Регистрирующий орган вносит записи о признании записей государственной регистрации недействительными на основании решения суда.

Полагая бездействие налоговых органов по внесению в ЕГРЮЛ достоверных сведений незаконным, нарушающим права и законные интересы Общества, заявитель обратился с настоящим заявлением в арбитражный суд.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 08.08.2011 N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее - Закон о регистрации) государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей представляет собой акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с указанным Федеральным законом.

Записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации.

В соответствии с положениями статьи 4 Закона о регистрации единство и сопоставимость сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, обеспечиваются за счет соблюдения единства принципов, методов и форм ведения государственных реестров. Ведение государственных реестров осуществляется регистрирующим органом в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Порядок ведения государственных реестров ранее был определен в Правилах ведения ЕГРЮЛ и предоставления содержащихся в нем сведений, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.06.2002 N 438 (данное Постановление утратило силу в связи с изданием Постановления Правительства Российской Федерации от 19.05.2014 N 462. В настоящее время действует приказ Минфина России от 23.11.2011 N 158н Об утверждении Порядка ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений и документов).

Оспаривание в судебном порядке действий (бездействия) регистрирующего органа, связанных с внесением в ЕГРЮЛ конкретной записи, возможно лишь по основаниям, когда такие действия (бездействие) произведены регистрирующим органом в нарушение принятого регистрирующим органом соответствующего решения о государственной регистрации.

В настоящем случае, как правильно указано судами, обращение представителя Общества Л.М.Ю. (вх. N 123717 от 17.12.2013) не могло быть рассмотрено регистрирующим органом как документ, представленный для государственной регистрации в соответствии с требованиями Закона о регистрации, следовательно, какого-либо решения в отношении указанного обращения регистрирующим органом не принималось. При этом в связи с данным обращением Инспекцией и Управлением заявителю были даны исчерпывающие письменные ответы.

Судами установлено, что заявителем не доказан факт бездействия государственных органов, что является обязательным условием для удовлетворения требований, предъявленных в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 4 Закона о регистрации в Российской Федерации ведутся государственные реестры, содержащие соответственно сведения о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иные сведения о юридических лицах, об индивидуальных предпринимателях и соответствующие документы.

Пунктом 4 статьи 5 Закона о регистрации предусмотрено, что записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации. Каждой записи присваивается государственный регистрационный номер, для каждой записи указывается дата внесения ее в соответствующий государственный реестр.

Порядок представления документов для государственной регистрации установлен статьей 9 Закона о регистрации, в соответствии с пунктом 1.1 которой требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Основанием для внесения записи в государственный реестр является решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом (пункт 1 статьи 11 Закона о регистрации). Моментом государственной регистрации признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в соответствующий государственный реестр (пункт 2 статьи 11 Закона о регистрации).

При несоответствии сведений, содержащихся в государственном реестре, сведениям, содержащимся в документах, представленных при государственной регистрации, сведения, содержащиеся в государственном реестре, считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений.

Изменение сведений, содержащихся в конкретной записи государственного реестра, осуществляется путем внесения новой записи со ссылкой на изменяемую запись.

При этом действующее законодательство о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей не предусматривает возможности восстановления предыдущих записей и исключение записей из реестра.

Согласно пункту 2 статьи 17 Закона о регистрации для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Закона о регистрации государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей - акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с настоящим Федеральным законом.

В силу пункта 1 статьи 11 Закона о регистрации решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в государственный реестр.

При осуществлении государственной регистрации с нарушениями закона оспариванию должна подлежать не запись о государственной регистрации внесения соответствующих сведений в государственный реестр, а решение о государственной регистрации, которое является документом, принимаемым по результатам проведенной проверки представленных заявителем документов.

Решение о государственной регистрации, так же как и решение об отказе в государственной регистрации, а не сама запись в ЕГРЮЛ, имеют явно выраженный ненормативный характер и являются ненормативными актами, которые могут быть оспорены в порядке, предусмотренном главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, в силу закона регистрирующий орган не наделен полномочиями по оценке представленных на регистрацию документов на предмет их действительности и достоверности, решение регистрирующего органа о совершении регистрационных действий, связанных с внесением соответствующей записи в ЕГРЮЛ, не может быть оспорено без оспаривания правоустанавливающих документов, послуживших основанием для принятия такого решения.

В пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 N 90/14 О некоторых вопросах применения Федерального закона Об обществах с ограниченной ответственностью разъяснено, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов, суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было ли оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

При разрешении подобных споров арбитражные суды исходят из того, что в случае внесения изменений в государственный реестр на основании документов, не соответствующих закону, следует удовлетворять требование заинтересованного лица о признании решения регистрирующего органа о внесении изменений в сведения ЕГРЮЛ недействительным. Такое требование подлежит удовлетворению несмотря на то, что формально налоговый орган действовал правомерно (осуществил регистрацию при представлении заявителем всех документов, требуемых Законом о регистрации).

Пунктом 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации разъяснено, что основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным, являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Между тем, решение регистрирующего органа о государственной регистрации, на основании которого в ЕГРЮЛ была внесена запись ГРН 2057749351284 от 02.12.2005, заявителем не обжалуется.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к правомерному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований заявителя, поскольку последним в Инспекцию не было подано заявление, соответствующее установленным законом требованиям, в связи с чем обращение Общества от 17.12.2013 не могло быть рассмотрено как документ, представленный для государственной регистрации, и решение в отношении указанного обращения регистрирующим органом не принималось.

Кассационная коллегия находит выводы судов об отказе в удовлетворении заявленных требований законными и обоснованными, сделанными при правильном применении норм материального и процессуального права, с установлением всех обстоятельств по делу, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора по существу.