Информационное письмо Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия от 01.03.2009

 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 1 марта 2009 года

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

ПО РАССМОТРЕНИЮ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

ЗА 2008 ГОД

 

 

В порядке надзора в Верховный суд Республики Хакасия в 2008 году поступило 804 жалобы, остаток с прошлого года - 30. В 2007 году поступило 1140 (остаток с прошлого года - 71), из них повторно на имя председателя Верховного суда РХ поступило 203 жалобы. Таким образом, по сравнению с 2007 годом объем поступивших надзорных жалоб снизился на 133 жалобы, или на 14%.

Из указанного числа поступивших жалоб по 280 жалобам выносились определения о возвращении без рассмотрения для устранения недостатков либо в связи с пропуском срока на подачу надзорной жалобы (в 2007 году по 420 жалобам).

За 2008 год рассмотрено 519 жалоб с учетом остатка 2007 года, из них 107 с делами, 412 без истребования дел. В 2007 году рассмотрено 863 жалобы, в том числе повторные.

На судебные постановления районных судов поступило 610 жалоб, а также остаток с предыдущего года - 21 (в 2007 г. - 788), возвращено без рассмотрения - 212 (в 2007 г. - 216), рассмотрено 396 жалоб (в 2007 г. - 601), из них рассмотрено с отказом в передаче в суд надзорной инстанции (с отказом в истребовании дел) - 339 (в 2007 г. - 456), с передачей в суд надзорной инстанции (с истребованием дел) - 57 (в 2007 г. - 145).

В 2008 году по сравнению с 2007 годом отмечается тенденция к снижению количества поступивших жалоб на судебные постановления районных судов на 178 жалоб, или на 22,6%.

По истребованным делам переданы на рассмотрение в Президиум Верховного суда РХ 21 дело районных судов (в 2007 г. - 42) по жалобам и 2 дела поступили из Верховного суда РФ. Всего за отчетный период рассмотрено 23 дела районных судов (в 2007 г. - 47), остаток нерассмотренных дел составляет - 1.

Из них отменены решения первой инстанции с возвращением на новое рассмотрение - 10 (в 2007 г. - 27), с прекращением дела - 0 (в 2007 г. - 5), с вынесением нового решения - 4 (в 2007 г. - 6), всего отменено - 14 решений (в 2006 г. - 38).

В 2008 году на судебные постановления мировых судей поступило надзорных жалоб - 194 (в 2007 г. - 352), остаток с предыдущего года составил - 9, из них рассмотрено с отказом в передаче в суд надзорной инстанции (с отказом в истребовании дел) - 73 (в 2007 г. - 170), с передачей в суд надзорной инстанции (с истребованием дел) - 50 (в 2007 г. - 92), возвращено жалоб заявителям - 68 (в 2007 г. - 102). Всего рассмотрено 123 жалобы (в 2007 г. - 262). В 2008 году также снизился объем поступивших надзорных жалоб на судебные постановления мировых судей на 158 жалоб, или на 44,9%.

По результатам изучения дел в отчетном периоде передано на рассмотрение в надзорную инстанцию 13 жалоб (в 2007 г. - 25 жалоб и 3 представления). Всего рассмотрено в надзорной инстанции 12 дел (в 2007 г. - 30), остаток нерассмотренных жалоб - 1, из них удовлетворены 12 надзорных жалоб (в 2007 г. - 27). При этом отменены судебные решения первой инстанции - 4 (в 2007 г. - 16) и апелляционной инстанции - 12 (в 2007 г. - 22).

Всего рассмотрено Президиумом Верховного суда РХ 35 дел, остаток нерассмотренных дел составляет - 2 (в 2007 г. - 76 дел, уменьшение количества рассмотренных дел составило 46,01%).

 

Анализ основных ошибок, допущенных судами по делам,

рассмотренным судом надзорной инстанции в 2008 году

 

Споры, вытекающие из трудовых правоотношений

 

Гражданское дело по иску Н. к ООО Абаза-Энерго о взыскании недоначисленной заработной платы за работу сверхустановленной законом продолжительности рабочего времени

 

В силу ст. 129 Трудового кодекса РФ заработная плата (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Согласно ст. 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Судом установлено, что на основании трудового договора от 1 июля 2004 г. Н. работает в должности машиниста-обходчика по турбинному оборудованию на участке теплоэлектроцентраль (ТЭЦ) в ООО Абаза-Энерго.

Трудовым договором продолжительность рабочего времени Н. установлена 40 часов в неделю, должностной оклад - в размере 1799 руб.

Согласно графику работы персонала ООО Абаза-Энерго (приложение N 1.2 к Правилам внутреннего трудового распорядка ООО Абаза-Энерго) в подразделении ТЭЦ действует 2-сменный, 4-бригадный, непрерывный (с чередованием 2-х дней работы с 2-мя днями отдыха) режим работы с продолжительностью смены - 12 часов.

Система оплаты труда работникам ООО Абаза-Энерго определяется Общим положением Об оплате труда работников, утвержденным приказом директора ООО Абаза-Энерго N 702-3а/д от 1 июля 2004 г.

Абзацем 3 пункта 3.5 указанного Положения предусмотрено, что работникам с многосменным режимом работы, которым установлены месячные тарифные ставки (оклад), доплата за переработку по графику дополнительно не производится (данный вид доплаты учтен в месячной тарифной ставке работника и зависит от графика работы, кроме оплаты за участие в сменно-встречных собраниях). Порядок оплаты определяется приложением N 6 - Положением Об оплате за переработку по графику.

Судом первой инстанции в иске отказано.

Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции исходил из того, что работа сверх нормального количества рабочих часов (переработка по графику) является работой в условиях, отклоняющихся от нормальных, а поскольку факт переработки, указанный истицей, стороной ответчика не отрицался, то требования подлежат удовлетворению. Кроме того, суд исходил из того, что поскольку оклад и тарифная ставка являются фиксированными размерами оплаты труда, то истице не производятся требуемые ею выплаты.

С таким выводом суда второй инстанции президиум не согласился, указав на следующее.

Как видно из возражений представителей ответчика в судебном заседании, истица работала по 2-сменному, 4-бригадному, непрерывному (с чередованием 2-х дней работы с 2-мя днями отдыха) режиму работы с продолжительностью смены 12 часов. При этом для такой категории работников введен суммированный учет рабочего времени.

В силу ст. 104 ТК РФ, когда по условиям производства (работы) у индивидуального предпринимателя в организации в целом или при выполнении отдельных видов работ не может быть соблюдена установленная для данной категории работников ежедневная или еженедельная продолжительность рабочего времени, допускается введение суммированного учета рабочего времени с тем, чтобы продолжительность рабочего времени за учетный период (месяц, квартал и другие периоды) не превышала нормального числа рабочих часов. Учетный период не может превышать одного года.

Как видно из заявленных требований, истица просила взыскать заработную плату за работу сверх установленной законом продолжительности рабочего времени.

Согласно ст. 99 ТК РФ сверхурочная работа - работа, выполняемая работником по инициативе работодателя за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени: ежедневной работы (смены), а при суммированном учете рабочего времени - сверх нормального числа рабочих часов за учетный период.

В соответствии с приведенными нормами сверхурочной считается работа сверх фиксированной графиком продолжительности рабочей смены, но если график составлен таким образом, что им вынужденно учитывается переработка сверх учетного периода, то такая переработка не считается сверхурочной работой, в то же время переработка сверх графика является таковой, действительно ли имела место переработка сверх графика, суд не проверил.

 

Гражданское дело по иску К. к ООО Реванш о взыскании заработной платы, выходного пособия, компенсации за неиспользованный отпуск, оплаты за время простоя, компенсации за задержку заработной платы, неустойки, ущерба, причиненного лишением возможности трудиться, компенсации морального вреда, возмещении расходов на оплату услуг представителя

 

21 августа 2006 года между ООО Реванш и К. заключен трудовой договор сроком на шесть месяцев, в соответствии с которым истица принята на должность продавца-консультанта, ее заработная плата составляет 3400 рублей.

Фактически истица работала с 21 августа 2006 года по 25 октября 2006 года включительно, заработная плата ей выплачена 5 сентября 2006 года в размере 2650 руб. и 3 октября 2006 года в размере 3770 руб., что подтверждается копиями отчетов по продажам.

С 26 октября 2006 года К. была временно нетрудоспособна, а с 7 ноября 2006 года находилась в отпуске, по выходу из которого 20 ноября узнала, что отдел закрыт.

Письмом от 10 ноября 2006 года ООО Реванш уведомило истицу о том, что розничный отдел по адресу: г. Саяногорск, микрорайон Интернациональный, 7-а, закрыт с 10 ноября 2006 года, и предложено получить заработную плату за октябрь 2006 года в офисе ООО Реванш в г. Красноярске.

Согласно письму ООО Реванш от 20 ноября 2006 года розничный отдел закрыт с 15 ноября 2006 года.

Приказом от 23 мая 2007 года N 20-ок К. уволена с работы с 21 февраля 2007 года по ст. 79 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды обеих инстанций исходили из того, что истицей пропущен срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Однако такой вывод не может быть признан правильным, как основанный на ошибочном толковании и применении норм материального права.

В соответствии со ст. 79 Трудового кодекса РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Согласно ст. 84.1 ТК РФ прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя.

С приказом (распоряжением) работодателя о прекращении трудового договора работник должен быть ознакомлен под роспись. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежащим образом заверенную копию указанного приказа (распоряжения). В случае, когда приказ (распоряжение) о прекращении трудового договора невозможно довести до сведения работника или работник отказывается ознакомиться с ним под роспись, на приказе (распоряжении) производится соответствующая запись.

Днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним, в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом, сохранялось место работы (должность).

В день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со ст. 140 настоящего Кодекса.

Между тем, требования вышеуказанных норм работодателем не были выполнены, истица не ознакомлена с приказом об увольнении, ей не возвращена трудовая книжка, следовательно, на момент обращения К. в суд трудовые отношения с ответчиком не были прекращены.

Как разъяснено в п. 56 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации, при рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но невыплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер, и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.

Кроме того, нельзя признать правильным и вывод судов о взыскании с истицы расходов на оплату услуг представителя в размере 10000 руб., поскольку в силу ст. 393 Трудового кодекса РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

Как разъяснено в п. 4 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации, по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 333.36 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 393 ТК РФ работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы (денежного содержания) и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, освобождаются от уплаты судебных расходов.

Согласно п. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Таким образом, работник, выступающий истцом в гражданском деле, возникшем из трудовых отношений, освобождается от судебных расходов независимо от результатов разрешения поданного им заявления.

Судебные постановления президиумом отменены с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Гражданское дело по иску К. к Администрации муниципального образования Бейский район о взыскании в порядке субсидиарной ответственности задолженности по заработной плате и компенсации морального вреда

 

Отказывая в иске, мировой судья исходил из того, что в судебном заседании не установлено, что несостоятельность (банкротство) МУСП Бейское вызвана указаниями или иными действиями учредителя - Администрации муниципального образования Бейский район.

Отменяя решение мирового судьи и принимая новое решение об удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции указал, что Администрация муниципального образования Бейский район как учредитель и как собственник имущества МУСП Бейское не приняла мер по предупреждению банкротства. МУСП Бейское ликвидировано постановлением Администрации муниципального образования Бейский район, после ликвидации ответчик не обратился в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, то есть несостоятельность (банкротство) МУСП Бейское вызвана указанными действиями и бездействием ответчика.

Отменяя решение суда второй инстанции, президиум указал, что такой вывод не может быть признан правильным, как основанный на ошибочном толковании и применении норм материального права, указав на следующее.

В соответствии с п. 3 ст. 56 ГК РФ, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Согласно п. 4 ст. 10 Федерального закона О несостоятельности (банкротстве) в случае банкротства должника по вине учредителей (участников) должника, собственника имущества должника - унитарного предприятия или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для должника указания или имеют возможность иным образом определять его действия, на учредителей (участников) должника или иных лиц в случае недостаточности имущества должника может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

То есть необходимым условием для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на учредителя или иных лиц, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, является вина названных лиц в банкротстве должника.

Как разъяснено в п. 22 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества, собственник имущества унитарного предприятия, давший обязательные для него указания, и т.п.

Требования к указанным в настоящем пункте лицам, несущим субсидиарную ответственность, могут быть предъявлены конкурсным управляющим. В случае их удовлетворения судом взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов.

Таким образом, иски в порядке п. 3 ст. 56 ГК РФ вправе заявлять конкурсные управляющие должников в интересах всех конкурсных кредиторов, а в случаях, когда лица, виновные в доведении должника до банкротства, не были привлечены к субсидиарной ответственности по иску конкурсного управляющего, соответствующие исковые требования могут быть предъявлены к ним каждым кредитором или уполномоченным органом.

Как видно из материалов дела, МУСП Бейское зарегистрировано 4 октября 2000 года, учредителем является Администрация муниципального образования Бейский район.

На основании судебного приказа мирового судьи от 13 сентября 2006 года с МУСП Бейское в пользу К. взыскана задолженность по заработной плате в размере 19 850 руб.; заочным решением мирового судьи от 16 мая 2007 года с МУСП Бейское в пользу К. взыскана задолженность по заработной плате в сумме 5 921, 22 руб. и компенсация морального вреда в размере 17 000 руб.

Постановлением Главы администрации муниципального образования Бейский район от 15 мая 2006 года МУСП Бейское ликвидировано на основании заявления руководителя МУСП Бейское.

Решением Арбитражного суда Республики Хакасия от 25 июля 2007 года МУСП Бейское признано банкротом, открыто конкурсное производство сроком на 12 месяцев.

По состоянию на 29 августа 2007 года сформирован реестр требований кредиторов МУСП Бейское, в котором под N 30 значится К.

Из письма конкурсного управляющего на имя истицы следует, что возможность погасить требования кредиторов отсутствует.

В то же время из этого же письма усматривается, что конкурсная масса не сформирована, реализация имущества не состоялась, в связи с чем вывод суда апелляционной инстанции о невозможности удовлетворения требований истицы в рамках конкурсного производства не основан на материалах дела.

При обращении в суд с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности истец должен доказать, что своими действиями ответчик довел должника до банкротства, то есть до финансовой неплатежеспособности, до состояния, не позволяющего ему удовлетворить требования кредиторов, то есть на истца возложена обязанность доказать, что ответчик давал обязательные для исполнения МУСП Бейское указания, а также их причинную связь с доведением его до состояния банкротства.

Между тем, из материалов дела видно, что неплатежеспособность предприятия и приведение его к банкротству возникли вследствие убыточности хозяйственной деятельности, роста кредиторской задолженности, задолженности по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды.

По сообщению Администрации муниципального образования Бейский район от 29 октября 2007 года с момента создания МУСП Бейское и до введения в отношении указанного предприятия процедуры внешнего управления Администрацией муниципального образования Бейский район не совершалось каких-либо действий, направленных на доведение МУСП Бейское до банкротства.

Из письма Арбитражного суда Республики Хакасия от 29 октября 2007 года следует, что заявления о привлечении Администрации муниципального образования Бейский район к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ст. 14.12 КоАП РФ (фиктивное или преднамеренное банкротство) Арбитражным судом Республики Хакасия не рассматривались.

Приведенные в апелляционном решении факты как обстоятельства, которые, по мнению истицы, свидетельствуют о доведении предприятия до банкротства по вине учредителя, к таковым не относятся.

Истицей не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии причинной связи между действиями ответчика и наступлением последствий (банкротством должника).

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании задолженности по заработной плате и компенсации морального вреда с Администрации муниципального образования Бейский район в порядке субсидиарной ответственности не имелось.

Постановлением Президиума апелляционное решение отменено с оставлением в силе решения мирового судьи.

 

Гражданское дело по искам Б. и Б. к муниципальному казенному предприятию Зенит о взыскании недоначисленной заработной платы

 

Как видно из материалов дела, представителем ответчика в судебном заседании было заявлено ходатайство о применении последствий пропуска срока на обращение в суд за разрешением трудового спора в соответствии со ст. 392 Трудового кодекса РФ.

Обращаясь в суд с иском, истцы не просили об его восстановлении, ссылаясь на то, что о нарушении трудовых прав им стало известно после проведенной в МП Зенит прокурорской проверки.

Отказывая ответчику в удовлетворении заявления о применении срока исковой давности для обращения в суд, суд первой инстанции сослался на то, что в указанном случае срок на обращение не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер, и обязанность по выплате недоначисленной заработной платы за период с апреля 2005 года по сентябрь 2007 года сохраняется.

Между тем из смысла разъяснений, данных в п. 56 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации, следует, что для признания нарушения трудовых прав длящимися необходимо соблюдение определенного условия: заработная плата работнику должна быть начислена, но не выплачена.

Как видно из заявленных требований, истцам в период работы с апреля 2005 года по сентябрь 2007 года производилось начисление заработной платы из расчета 30% от сметной стоимости работ, начисление в размере 40% от сметной стоимости работ не производилось.

При таких обстоятельствах срок обращения в суд по выплатам за апрель 2005 года истек в июле 2005 года, за май 2005 года истек в августе 2005 года и т.д. Последний месяц, за который истцы требовали выплаты недоначисленной им заработной платы, - сентябрь 2007 года.

На 5 октября 2007 года (дату обращения в суд) не истекли сроки давности по выплате недоначисленной истцам заработной платы за июль, август, сентябрь 2007 года.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в полном объеме, суд апелляционной инстанции не обратил внимания на то, что требования истцов не были ограничены взысканием недоначисленной заработной платы по июнь 2007 года включительно.

Как видно из материалов дела, истцы просили взыскать заработную плату по сентябрь 2007 года, т.е. и за периоды, срок обращения в суд по которым не пропущен.

При таких обстоятельствах апелляционное решение, как постановленное с существенным нарушением норм материального и процессуального права, отменено с направлением дела на новое рассмотрение в суд второй инстанции.

 

Гражданское дело по иску Я. к ЗАО Банк Русский Стандарт о расторжении кредитного договора и встречному иску ЗАО Банк Русский Стандарт к Я. о взыскании задолженности по кредитному договору

 

Принимая решение об удовлетворении иска и отказывая во встречном иске, суды первой и кассационной инстанций исходили из того, что поскольку договор купли-продажи автомобиля истцом с торгующей организацией не был заключен по независящим от него причинам, то имело место существенное изменение обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении кредитного договора, в связи с чем имеются основания для его расторжения.

Отменяя судебные постановления по данному делу, Президиум указал на неправильное применение норм материального права.

Так, в силу ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждено материалами дела, 15 февраля 2007 года Я. оформил в ООО Кредитсервис заявление-оферту к ЗАО Банк Русский Стандарт о заключении кредитного договора на сумму 115000 рублей на срок до 16 февраля 2012 года для приобретения автомобиля Nissan Atlas в ООО Кредитсервис.

Согласно п. 1 договора кредит предоставляется заемщику в безналичной форме путем зачисления денежной суммы на его счет и последующего перечисления денежных средств на расчетный счет организации.

16 февраля 2007 года Я. открыт лицевой счет, на который Банк перечислил 115000 руб., 20 февраля 2007 года указанная сумма зачислена на счет ООО Кредитсервис.

Таким образом, Банк надлежащим образом исполнил принятые на себя по кредитному договору обязательства, а у истца в свою очередь возникло обязательство возвратить предоставленные денежные средства и уплатить причитающиеся проценты.

В соответствии со статьями 309, 310 ГК РФ обязательства сторон по договору должны исполняться надлежащим образом, односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается.

Судом установлено, что 22 февраля 2007 года в ООО Кредитсервис Я. отказано в оформлении автомобиля в кредит в связи с расторжением договорных отношений между Банком и ООО Кредитсервис.

26 февраля 2007 года ООО Кредитсервис и Я. оформили запрос на возврат денежных средств в Банк, то есть после того, как Банком кредит был предоставлен.

Между тем, согласно п. 2 ст. 821 ГК РФ заемщик вправе отказаться от получения кредита полностью или частично, уведомив об этом кредитора до установленного договором срока его предоставления, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или кредитным договором.

Таким образом, заемщик вправе расторгнуть кредитный договор до его исполнения.

При таких обстоятельствах вывод суда о расторжении кредитного договора после того, как Банком обязательства по договору были исполнены, нельзя признать правильным, поскольку он основан на неверном толковании приведенных норм материального права.

Нельзя согласиться и с выводом суда о том, что в связи с незаключением истцом с торгующей организацией договора купли-продажи автомобиля, для приобретения которого был заключен кредитный договор, произошло существенное изменение обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора.

В силу п. 2 ст. 451 ГК РФ договор может быть расторгнут по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Доказательств наличия всех четырех условий в их совокупности истцом суду представлено не было, а ссылка на то, что не состоялось заключение договора купли-продажи автомобиля, для приобретения которого предусматривалось получение кредита, не может быть признана существенным изменением обстоятельств, поскольку истец вправе был распорядиться денежными средствами по своему усмотрению, в том числе не лишен возможности давать поручение банку о перечислении кредита третьим лицам, однако это не изменяет объем обязательств заемщика перед банком, и отказ торгующей организации от заключения договора купли-продажи не влияет на обязательства сторон по кредитному договору.

Кроме того, как указывал представитель Банка в судебном заседании, сумма, перечисленная Банком по поручению истца ООО Кредитсервис, до настоящего времени в Банк не поступила, следовательно, обязанность возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее в соответствии с договором истцом не исполнена.

 

Гражданское дело по иску В. и В. к ЗАО Гляденское о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия

 

15 сентября 2005 года в 6 часов 30 минут В., управляя автомобилем Тойота-Марк-2, регистрационный номер  ;... ;, на 66-м километре автодороги Ачинск - Ужур допустил наезд на оставленное без надзора животное (корову), принадлежавшую ЗАО Гляденское. В результате наезда на животное автомобиль В. был поврежден, чем истцу причинен имущественный вред.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что причиной дорожно-транспортного происшествия явилось ненадлежащее выполнение трудовых обязанностей по выпасу стада работниками ЗАО Гляденское - пастухами, находившимися в состоянии алкогольного опьянения, и оставление ими на дороге животного без надзора.

Отменяя указанное решение и отказывая в удовлетворении иска, суд второй инстанции указал, что такой вывод не основан на законе, поскольку столкновение автомобиля произошло с безнадзорным животным, так как пастухи не являются перегонщиками скота в смысле п. 24.7 Правил дорожного движения, не перегоняли скот по дороге, а осуществляли его выпас, их действия не состоят в причинной связи с причинением вреда истцу, поскольку в силу п. 10.1 Правил дорожного движения водитель обязан управлять транспортным средством таким образом, чтобы при возникновении опасности он был в состоянии ее обнаружить и принять меры к снижению скорости вплоть до полной остановки.

Отменяя определение судебной коллегии по гражданским делам, президиум указал, что суд кассационной инстанции не учел, что Правилами дорожного движения запрещается оставлять на дороге животных без надзора (пункты 24,5 - 24,7), и, как следствие, не обратил внимания на то, что ответственными за последствия оставления животных без надзора являются его собственники (ст. ст. 137, 210 ГК РФ).

 

Гражданское дело по заявлению Ш. об установлении факта заболевания в период работы на литейно-механическом заводе г. Черногорска

 

Суд первой инстанции, устанавливая факт возникновения у Ш. в период работы в Черногорском литейно-механическом заводе заболевания, исходил из того, что установление данного факта необходимо заявителю для установления диагноза профессионального заболевания специализированным лечебно-профилактическим учреждением, т.к. в ином порядке установить данный факт не представляется возможным.

Отменяя решение суда и прекращая производство по делу, суд кассационной инстанции указал, что в силу ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами, в связи с чем заявленное Ш. требование об установлении факта профессионального заболевания лишено правовой защиты в судебном порядке, т.к. для установления диагноза профессионального заболевания необходимы специальные познания в области медицины.

Отменяя определение суда кассационной инстанции, Президиум указал, что судебная коллегия ошибочно пришла к выводу о том, что установление юридического факта о наличии определенного заболевания у работника в период его работы на предприятии (при невозможности его установления в другом порядке) не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

При этом судебная коллегия правильно указала, что связь имеющегося у работника заболевания с его профессиональной деятельностью не входит в компетенцию суда и устанавливается лечебно-профилактическими учреждениями.

В решении суда первой инстанции не сделано выводов о связи заболевания с профессией, диагноз профессионального заболевания не установлен и не устанавливался. Суд принял решение об установлении факта заболевания, который при иных обстоятельствах могла подтвердить амбулаторная карта, но она была утрачена не по вине Ш.

 

Гражданское дело по иску В. к Т. о признании права собственности на долю в совместном имуществе, к Управлению Федеральной регистрационной службы по Республике Хакасия о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права

 

Постановлением Главы администрации г. Черногорска от 18 апреля 2002 года N 1013 утвержден акт приемки законченного строительством объекта от 12 марта 2002 года Станция технического обслуживания, заказчиком которого являлся Т.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 26 января 2005 года право собственности на нежилое здание - станцию технического обслуживания, площадью 90,4 кв. м, расположенное по адресу:  ;... ;, зарегистрировано за Т.

Обращаясь в суд с иском, В. указал, что названный объект недвижимости возводился с 2001 года совместно с ответчиком за счет общих средств в равных долях, однако по устной договоренности с ответчиком право собственности было зарегистрировано на него.

Рассмотрев дело, суд первой инстанции в иске отказал.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое об удовлетворении иска, суд кассационной инстанции исходил из того, что совместные действия Т. и В. свидетельствуют о наличии цели создания общего имущества, ради которой осуществлялось строительство, в связи с чем каждому принадлежит по 1/2 доли в общей совместной собственности, что, по мнению суда кассационной инстанции, подтверждено пояснениями сторон, показаниями свидетелей, а также письменными доказательствами, имеющимися в материалах дела.

Президиум Верховного суда Республики Хакасия не согласился с выводами суда второй инстанции.

В соответствии со ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Согласно ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Согласно ч. 2 п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

В силу ст. 244 ГК РФ общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона.

По соглашению участников совместной собственности, а при недостижении согласия по решению суда на общее имущество может быть установлена долевая собственность этих лиц.

Таким образом, в соответствии с приведенными нормами материального закона, а также разъяснениями, содержащимися в п. п. 4, 5 Постановления Пленума Верховного суда СССР от 31 июля 1981 года N 4 О судебной практике по разрешению споров, связанных с правом собственности на жилой дом (в ред. от 30 ноября 1990 года), при рассмотрении настоящего спора суду необходимо было установить цель, которую преследовали истец и ответчик, вкладывая свой труд и средства в строительство, а также наличие договоренности о создании общей собственности на объект недвижимости. При доказанности договоренности о создании общей собственности истец должен доказать размер своего участия в строительстве, без чего невозможно определить его долю в праве общей собственности на объект недвижимости.

Судом установлено, что строительство станции технического обслуживания осуществлялось Т. и В. за счет совместного вложения денежных средств, строительных материалов, труда.

В то же время достаточных доказательств того, что стороны имели намерение создать общую собственность, в материалах дела не имеется.

Отменяя решение суда первой инстанции, коллегия сослалась на показания свидетелей, из которых следует, что В. принимал участие в строительстве СТО путем вложения денежных средств, имущества, а также собственным трудом.

Однако данные доказательства подтверждают участие истца в строительстве. Подтверждением этого также является и расписка, выданная ответчиком истцу 28 января 2008 года, из которой усматривается, что строительство осуществлялось совместно.

Удовлетворяя требования, коллегия также исходила из того, что В. вложил в совместную деятельность профессиональные знания и навыки. При этом коллегия не учла, что осуществление совместной деятельности, что не оспаривалось ответчиком в суде, не может являться безусловным доказательством наличия договоренности о создании совместной собственности.

Придя к выводу, что требования подлежат удовлетворению, суд второй инстанции не обратил внимания на то, что из имеющихся в деле доказательств не представляется возможным определить размер фактических затрат, произведенных истцом, документы, свидетельствующие о внесении им вклада в создание общего имущества, отсутствуют, а потому вывод судебной коллегии о том, что доля истца в спорном имуществе составляет половину, признан не основанным на доказательствах.

 

Гражданское дело по иску С. к ООО Техсоюз о взыскании задолженности по договору, процентов за пользование денежными средствами

 

Как видно из материалов дела, 1 июня 2006 года между С. и ООО Техсоюз был заключен договор купли-продажи передвижной электростанции стоимостью 180 000 рублей.

Судом установлено, что электростанция в этот же день была передана покупателю.

15 сентября 2006 года С. умер.

Ссылаясь на то, что расчет по указанному выше договору ответчиком не произведен, а он (С.) является единственным наследником, истец, обратившись в суд, просил взыскать стоимость оборудования и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Взыскивая в пользу истца неполученную С. по договору сумму и проценты за пользование чужими денежными средствами, суд исходил из того, что он (истец), как наследник, имеет право на получение денежных средств по сделке.

Между тем, с таким выводом суда согласиться нельзя, как основанным на ошибочном толковании норм материального права.

Согласно ст. 34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

Как видно из материалов дела, С. являлась супругой наследодателя, что подтверждается справкой нотариуса г. Красноярска N 562 от 15 ноября 2006 года.

Таким образом, суд необоснованно включил в наследственную массу и часть имущества, принадлежащую пережившей супруге наследодателя, поскольку передвижная электростанция была приобретена С. и Г. в период брака, наследственным могла быть признана лишь половина этого имущества, тогда как суд признал таковым все имущество.

 

Возмещение расходов на оплату услуг представителя

 

Гражданское дело по иску Ф. к Министерству финансов Республики Хакасия о взыскании убытков

 

Как видно из заявленных требований, истица просила взыскать убытки, складывающиеся из расходов, понесенных ею по оплате услуг представителя по административному делу, указывая на то, что постановлением мирового судьи судебного участка г. Абакана производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении нее прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 26 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в ред. Постановления Пленума Верховного суда РФ от 25.05.2006 N 12), расходы на оплату труда адвоката или иного лица, участвовавшего в производстве по делу в качестве защитника, не отнесены к издержкам по делу об административном правонарушении. Поскольку в случае отказа в привлечении лица к административной ответственности либо удовлетворения его жалобы на постановление о привлечении к административной ответственности этому лицу причиняется вред в связи с расходами на оплату труда лица, оказывавшего юридическую помощь, эти расходы на основании статей 15, 1069, 1070 ГК РФ могут быть взысканы в пользу этого лица за счет средств соответствующей казны (казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации).

Анализ ст. ст. 15, 1069, 1070 ГК РФ позволяет сделать вывод, что вред возмещается за счет той казны, которая является основным источником финансирования должностного лица, совершившего действия, повлекшие наступление вреда, подлежащего возмещению.

Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 года N 1026-1 О милиции (с изменениями и дополнениями) установлено, что милиция в Российской Федерации есть система органов исполнительной власти, которая входит в систему Министерства внутренних дел Российской Федерации (статья 1) и подразделяется на криминальную милицию и милицию общественной безопасности (статья 7).

Статьей 35 Закона предусмотрено, что финансирование милиции осуществляется за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов и иных поступлений в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения спора, является установление источника финансирования должностного лица, действия или бездействие которого повлекли возникновение вреда.

Однако из материалов дела не видно, что суд правильно определил, за счет какой казны может быть возмещен вред.

Разрешая требования Ф., мировой судья пришел к выводу, что истицей не доказано несение расходов на оплату услуг представителя в сумме 10000 рублей при рассмотрении дела об административном правонарушении.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое об удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями норм материального права, регулирующими ответственность за вред, причиненный государственными органами, взыскал с Министерства финансов и экономики РХ за счет средств казны Республики Хакасия расходы на оплату услуг представителя Б.

При этом, разрешая спор, суд апелляционной инстанции не учел, что несмотря на то, что расходы на представителя по делу об административном правонарушении подлежат возмещению в порядке, предусмотренном ст. ст. 15, 1069, 1070 ГК РФ, по своей правовой природе они являются расходами по оплате услуг представителя, которые подлежат возмещению в зависимости от сложности дела, объема защищаемого права и совершения конкретных действий, свидетельствующих об оказании юридической помощи лицу, привлекаемому к административной ответственности.

Между тем, суд не проверил, какие процессуальные действия были выполнены представителем Ф. по делу об административном правонарушении, возбужденному в отношении нее.

Ссылаясь на наличие в материалах дела об административном правонарушении доверенности, выданной Б., суд апелляционной инстанции не учел, что выдача доверенности не является безусловным доказательством оказания услуг, а кроме того, она не соответствует требованиям законодательства.

При таких обстоятельствах апелляционное решение, как постановленное с существенным нарушением норм материального и процессуального права, отменено с направлением дела на новое рассмотрение в суд второй инстанции.

 

Апелляционное решение городского суда по делу по иску Региональной общественной организации - Общества защиты прав потребителей Правовед, обратившейся в интересах У. к Обществу с ограниченной ответственностью Изумруд о защите прав потребителя, Президиумом отменено, с оставлением в силе в этой части решение мирового судьи

 

Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания с ООО Изумруд расходов на оплату услуг представителя, суд апелляционной инстанции исходил из того, что РОО Правовед стороной, участвующей в деле, не являлась, а обращаясь в суд, РОО Правовед действовала в своих интересах, что противоречит ст. 45 Закона О защите прав потребителей и ст. 46 ГПК РФ.

С таким выводом президиум не согласился, указав на следующее.

Согласно ст. 46 ГПК РФ, в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

Как видно из материалов дела, РОО Правовед обратилась в суд с иском по просьбе У. Согласно Уставу РОО Правовед, указанная организация является общественным некоммерческим формированием, цель которой - содействие защите прав потребителей.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 30.1 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 года N 7 (с изменениями от 11 мая 2007 года) О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей, судам необходимо учитывать, что в соответствии с ч. 4 ст. 46 Закона Российской Федерации О защите прав потребителей, в случае удовлетворения иска, предъявленного общественным объединением потребителей в интересах неопределенного круга потребителей или отдельного потребителя, суд принимает решение о возмещении общественному объединению потребителей всех понесенных по делу судебных издержек, а также иных возникших до обращения в суд и связанных с рассмотрением дела необходимых расходов на проведение независимой экспертизы (привлечение к участию в деле экспертов), в случае выявления в результате проведения такой экспертизы нарушения обязательных требований к товарам (работам, услугам).

В силу ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, в том числе, расходы на оплату услуг представителей.

Расходным кассовым ордером подтверждена выплата 5000 рублей представителю РОО Правовед Т. Решением мирового судьи судебного участка г. Абакана от 07 декабря 2007 года, вступившим в законную силу 28 января 2008 года, удовлетворены исковые требования РОО Правовед в интересах У.

В силу ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Таким образом, исключение судом апелляционной инстанции расходов общественной организации на оплату услуг лиц, оказывающих юридическую помощь, из состава судебных расходов, подлежащих возмещению с ответчика в порядке ч. 1 ст. 100 ГПК РФ, свидетельствует о неправильном толковании вышеприведенных норм права.

По аналогичным основаниям президиумом отменено апелляционное решение Абаканского городского суда по делу по иску РОО - Общества защиты прав потребителей Правовед, обратившейся в интересах П. к ООО НПО СКАТ, в части отказа во взыскании с ООО НПО СКАТ расходов на оплату услуг представителя РОО - Общества защиты прав потребителей Правовед с оставлением в силе в этой части решения мирового судьи;

с вынесением нового решения в части взыскания расходов на оплату услуг представителя по делам: по иску РОО - Общества защиты прав потребителей Правовед, обратившейся в интересах Н. к индивидуальному предпринимателю К. о взыскании неустойки и компенсации морального вреда; по иску РОО - Общества защиты прав потребителей Правовед, обратившейся в интересах Д. к индивидуальному предпринимателю К. о взыскании неустойки и компенсации морального вреда; по иску РОО - Общества защиты прав потребителей Правовед, обратившейся в интересах Г. к ООО Дионис о взыскании неустойки и компенсации морального вреда.

 

Судья Верховного суда Республики Хакасия

Т.В.МАТОРИНА