Информационное письмо Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия от 31.08.2010

 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 31 августа 2010 года

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО РАССМОТРЕНИЮ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ

В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2010 ГОДА

 

В соответствии с Планом работы судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия на II полугодие 2010 года подготовлен обзор практики по результатам рассмотрения районными (городскими) судами Республики Хакасия гражданских дел в кассационном порядке в I полугодии 2010 г.

В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющейся в силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, каждый в случае спора о его гражданских правах имеет право на справедливое разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Право на судебную защиту, защищаемое статьей 46 Конституции Российской Федерации, предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Обзор результатов рассмотрения ряда категорий гражданских дел, из всей структуры гражданско-правовых споров в настоящем обзоре будут опущены в связи с их состоявшимся или будущим освещением в специальных тематических обобщениях и обзорах судебной практики Верховного суда Республики Хакасия.

 

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

 

В кассационную инстанцию судебной коллегии по гражданским делам в первом полугодии 2010 года поступило 1342 гражданских дела, в первом полугодии 2009 года поступило 1120, по сравнению с первым полугодием 2009 г. в первом полугодии 2010 г. отмечается тенденция к увеличению количества поступивших дел на 19,8% или 222 дела.

В числе поступивших дел в первом полугодии 2010 г. по кассационным представлениям поступило 24 (в первом полугодии 2009 г. - 11), по кассационным жалобам - 1053 (в первом полугодии 2009 г. - 826), по частным жалобам и представлениям - 265 (в первом полугодии 2009 г. - 282).

Возвращено дел без рассмотрения 9 (в первом полугодии 2009 г. - 14). Причинами возврата дел в суды первой инстанции были: принятие жалоб по истечении кассационного срока и без обсуждения вопроса о его восстановлении, подача жалоб неправомочными лицами, либо на не обжалуемые в кассационном порядке судебные постановления.

Окончено дел за отчетный период - 1327 (в первом полугодии 2009 г. - 1105), увеличение числа оконченных дел составило 20%, остаток неоконченных дел на второе полугодие 2010 г. составляет 8 дел.

Все дела рассмотрены в установленные ст. 348 ГПК РФ сроки.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб и представлений по Республике Хакасия отменено 126 (в первом полугодии 2009 г. - 88) решений, изменено 2 (в первом полугодии 2009 г. - 2) и отменено определений судов 51 (в первом полугодии 2009 г. - 59).

Из анализа статистических данных по рассмотрению гражданских дел в кассационном порядке за первое полугодие 2009 - 2010 гг., следует, что отменены решения по следующим категориям дел:

 

           Категории споров           

Первое полугодие

    2009 г.    

Первое полугодие

    2010 г.    

Из брачно-семейных отношений          

        5      

        1      

О восстановлении на работе            

        6      

        3      

Другие трудовые споры                 

       10      

       16      

О возмещении ущерба в связи с увечьем 

или потерей кормильца                 

        0      

        1      

О выселении и другие жилищные споры   

        9      

        6      

Связанные с приватизацией жилья       

        1      

        2      

Споры, связанные с правом собственности

на землю и о землепользовании         

        1      

        5      

Споры вытекающие из нарушений         

пенсионного законодательства          

        0      

        6      

Жалобы на решения и действия          

(бездействие) учреждений, предприятий,

организаций, их объединений и         

общественных объединений              

        0      

        2      

О защите прав потребителей            

        5      

        4      

О взыскании страхового возмещения     

(выплат)                              

        0      

        2      

Споры, связанные с наследственными    

правами                               

        1      

        2      

О возмещении ущерба от незаконных     

действий органов дознания, следствия, 

прокуратуры и суда                    

        2      

        5      

Об освобождении имущества от ареста   

        1      

        0      

Иски о возмещении ущерба от ДТП       

        1      

        1      

Иски о взыскании сумм по договору     

займа                                 

        1      

        3      

О защите чести и достоинства          

        1      

        0      

Жалобы на действия должностных лиц,   

государственных и муниципальных       

служащих, органов государственной     

власти, органов местного самоуправления

       11      

       22      

 

Анализируя структуру отмененных (измененных) в кассационном порядке судебных решений в первом полугодии 2010 года видно, что наибольшее затруднение у судей вызывают дела, о восстановлении на работе и другие трудовые споры - 19, жалобы на действия должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, органов государственной власти, органов местного самоуправления - 22, выселении и другие жилищные споры - 6, о возмещении ущерба от незаконных действий органов дознания, следствия, прокуратуры и суда - 5, о защите прав потребителей -  ;... ; страхового возмещения  ;... ; явилось неоднократное нахождение одной из сторон на излечении в различных  ;... ;.

Изучение поступающих на рассмотрение кассационной инстанции дел из районных (городских) судов показало, что некоторые вопросы вызывают затруднения при разрешении дел, в связи с чем представляется необходимым обратить внимание судов Республики Хакасия на следующее.

 

I. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

1.1. Возвращение (искового) заявления

 

Положения статьи 231 Трудового кодекса РФ не препятствует обращению заявителя в суд за защитой нарушенных трудовых прав, в случае непризнания работодателем факта несчастного случая.

Т. обратилась в суд с иском к муниципальному предприятию Благоустройство г. Черногорска об оспаривании решения о получении бытовой травмы, о признании факта несчастного случая на производстве, о компенсации морального вреда, мотивируя тем, что осуществляя работы по озеленению г. Черногорска, она упала и получила травму ноги, однако от признания факта несчастного случая, произошедшего на производстве, работодатель отказался.

Определением судьи исковое заявление возвращено Т. по причине не представления документов, подтверждающих соблюдение досудебного порядка урегулирования спора.

Возвращая исковое заявление Т., судья исходил из того, что в силу статьи 231 Трудового кодекса РФ, для данной категории дел обязательно соблюдение досудебного порядка урегулирования спора, предусматривающего предварительное обращение заявителя в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на проведение государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства, решение которого может быть обжаловано в суд.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив определение, указала следующее.

В соответствии со статьей 46 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

В силу пункта 1 статьи 3 Гражданского процессуального кодекса РФ, заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 135 Гражданского процессуального кодекса РФ, судья возвращает исковое заявление в случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории споров или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора либо истец не представил документы, подтверждающие соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором.

В силу статьи 231 Трудового кодекса РФ, разногласия по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев, непризнания работодателем (его представителем) факта несчастного случая, отказа в проведении расследования несчастного случая и составлении соответствующего акта, несогласия пострадавшего (его законного представителя или иного доверенного лица), а при несчастных случаях со смертельным исходом - лиц, состоявших на иждивении погибшего в результате несчастного случая, либо лиц, состоявших с ним в близком родстве или свойстве (их законного представителя или иного доверенного лица), с содержанием акта о несчастном случае рассматриваются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на проведение государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, и его территориальными органами, решения которых могут быть обжалованы в суд. В этих случаях подача жалобы не является основанием для невыполнения работодателем (его представителем) решений государственного инспектора труда.

Как следует из названной статьи Закона, содержащаяся в ней норма, не препятствует обращению заявителя в суд за защитой нарушенных трудовых прав, в случае непризнания работодателем факта несчастного случая.

Между тем, возвращая исковое заявление, судья не принял во внимание данное обстоятельство и не учел, что в каждом конкретном случае суд должен реально обеспечивать эффективное восстановление нарушенных прав, - иное означало бы необоснованный отказ в судебной защите, что противоречит статье 46 Конституции Российской Федерации.

 

Определение N 33-143/2010

 

В силу п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ исковое заявление может быть возвращено в случае, когда за судебной защитой обращается одно лицо, а иск предъявляется другим лицом, не имеющим соответствующим образом оформленных полномочий на его подписание и подачу в суд.

Ж. обратилась в суд с иском к Л. о выселении из жилого дома, мотивируя требования тем, что ответчик проживает в нем без законных на то оснований.

Определением судьи исковое заявление возвращено истице на основании п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ в связи с тем, что оно подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.

Согласно ч. 4 ст. 131 ГПК РФ исковое заявление подписывается истцом или его представителем при наличии у него полномочий на подписание заявления и предъявление его в суд.

В силу п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление в случае, если исковое заявление не подписано или исковое заявление подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.

Из содержания указанных правовых норм следует, что исковое заявление может быть возвращено в случае, когда за судебной защитой обращается одно лицо, а иск предъявляется другим лицом, не имеющим соответствующим образом оформленных полномочий на его подписание и подачу в суд.

Возвращая исковое заявление, судья исходил из того, что из представленных документов не усматривается, что Ж. является собственником или владеет жилым домом на ином законном основании, что свидетельствует об отсутствии у нее полномочий на предъявление иска, в связи с чем, в силу п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ исковое заявление подлежит возврату.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, указав следующее.

Как видно из представленных материалов, исковое заявление Ж. подписано ею собственноручно. Следовательно, основания, установленного п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ для возвращения искового заявления, не имелось.

В случае, если при решении вопроса о принятии искового заявления было установлено его несоответствие требованиям ст. ст. 131 - 132 ГПК РФ, судья должен был в соответствии с положениями ст. 136 ГПК РФ оставить его без движения, указав срок для устранения выявленных недостатков, а не возвращать заявление.

В том случае, если после принятия дела к производству суд пришел бы к выводу о том, что истец не является надлежащим, указанное обстоятельство явилось бы основанием для отказа в удовлетворении иска.

Таким образом, судебная коллегия указала, что вывод суда об отсутствии у Ж. полномочий на подписание и предъявление иска является необоснованным.

 

Определение N 33-1594/2010

 

1.2. Оставление (искового) заявления без движения

 

Порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам регламентирован главой 42 ГПК РФ, тогда как в силу ст. 1 ГПК РФ аналогия закона применяется в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства.

Вопрос о наличии либо отсутствии оснований для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам не может быть разрешен на стадии принятия заявления, поскольку подлежит выяснению при рассмотрении заявления по существу.

Е. обратился в суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определения судьи от 30 апреля 2009 года, которым его исковое заявление к Администрации муниципального образования Аскизский район, Администрации муниципального образования Бирикчульский сельсовет, прокуратуре Аскизского района об оспаривании действий, взыскании денежной суммы и компенсации морального вреда оставлено без движения, ему предложено оплатить государственную пошлину от цены иска, а также разъединить заявленные требования.

Определением судьи заявление оставлено без движения, заявителю предложено указать основания, по которым может быть пересмотрено определение по вновь открывшимся обстоятельствам, а именно представить доказательства освобождения его от уплаты государственной пошлины, также указать дату, когда заявителю стало известно об обстоятельстве для пересмотра определения, приложить копию определения.

Согласно ч. 2 ст. 392 ГПК РФ основаниями для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу, являются:

1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

2) заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

3) преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

4) отмена решения, приговора, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия решения, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции;

5) признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.

В соответствии со ст. ст. 394, 397 ГПК РФ заявление, представление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции подаются сторонами, прокурором, другими лицами, участвующими в деле, в суд, принявший решение, определение или постановление. Такие заявление, представление могут быть поданы в течение трех месяцев со дня установления оснований для пересмотра.

Суд, рассмотрев заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции, или удовлетворяет заявление и отменяет решение, определение суда, постановление президиума суда надзорной инстанции, или отказывает в их пересмотре.

Оставляя заявление Е. о пересмотре определения судьи по вновь открывшимся обстоятельствам без движения и предлагая заявителю устранить имеющиеся недостатки, судья основывался на требованиях ст. ст. 392 и 394 ГПК РФ и действовал по аналогии закона.

Судебная коллегия отменила данное определение, указав следующее.

Как следует из вышеприведенных норма права, порядок пересмотра вступивших в силу судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам регламентирован главой 42 ГПК РФ, в связи с чем в данном случае оснований для применения аналогии закона не имелось, поскольку она в силу ст. 1 ГПК РФ применяется в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства.

Кроме того, вопрос о наличии либо отсутствии оснований для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам не может быть разрешен на стадии принятия заявления, поскольку подлежит выяснению при рассмотрении заявления по существу.

Судебная коллегия пришла к выводу, что указание судьи на необходимость представления доказательств, подтверждающих наличие оснований для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, а также даты, когда заявителю стало известно об этом обстоятельстве, является неправомерным.

Судом не было учтено и то, что глава 42 ГПК РФ не предъявляет каких-либо требований к форме и содержанию как заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, так и документов, которые должны быть приложены к заявлению, в связи с чем требования судьи к содержанию мотивировочной части заявления, к наличию ссылок на нормы материального и процессуального права, а также к приложению к заявлению копии определения судьи от 30 апреля 2009 года, не основаны на нормах гражданского процессуального законодательства.

 

Определение N 33-156/2010

 

В соответствии с требования гражданско-процессуального законодательства недопустим отказ в возбуждении гражданского дела по мотивам недоказанности заявленного требования.

Вопрос предоставления необходимых доказательств разрешается на стадии подготовки дела к судебному разбирательству и при рассмотрении и разрешении дела по существу.

Прокурор Аскизского района обратился в суд с заявлением о признании незаконным бездействия Администрации МО Аскизский район, связанное с непринятием мер по выявлению и устранению бесхозяйных вещей (гидротехнических сооружений на реках) на территории МО Аскизский район, берегоукрепления на реке Абакан на юго-западной окраине д. Луговая, обязании обратиться с заявлением о принятии их на учет, мотивируя тем, что бесхозность может привести к их разрушению, и как следствие, к подтоплению населенных пунктов Аскизского района.

Определением судьи заявление оставлено без движения.

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 Гражданского процессуального кодекса РФ в исковом заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

Согласно абз. 5 ст. 132 Гражданского процессуального кодекса РФ к исковому заявлению прилагаются документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют.

Оставляя заявление без движения, судья исходил из того, что представленные прокурором доказательства недостаточны для рассмотрения заявления по существу, а потому его заявление не соответствует приведенным нормам ГПК РФ.

Кроме того, по мнению судьи, п. 3 ст. 225 ГК РФ не содержит обязательного предписания для органа местного самоуправления, на территории которого находится бесхозяйное имущество, о принятии его на учет и об обращении с иском о признании права муниципальной собственности на это имущество.

Судебная коллегия не согласилась с данными выводами суда первой инстанции, отменив определение, указала следующее.

Из заявления прокурора следует, что семь гидротехнических сооружений, расположенных на территории МО Аскизский район не имеют собственника. Бесхозность данных сооружений может привести к их разрушению и подтоплению населенных пунктов Аскизского района.

В подтверждение заявленных требований прокурор представил информацию Администрации МО Аскизский район о том, что указанные гидротехнические сооружения не имеют собственника, информацию Аскизского отдела Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Хакасия о том, что Администрация МО Аскизский район с заявлением о постановке на учет указанных гидротехнических сооружений не обращалась.

Считая их недостаточными, судья не учел, что в соответствии с ч. 1 ст. 57 и п. 9 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ и, учитывая разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данное в п. 11 Постановления от 24 июня 2008 года N 11 О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству, согласно которому, установив, что представленные доказательства недостаточно подтверждают требования истца или возражения ответчика либо не содержат иных необходимых данных, судья вправе предложить им представить дополнительные доказательства, а в случаях, когда представление таких доказательств для названных лиц затруднительно, по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании от организаций и граждан, в частности, письменных и вещественных доказательств.

Таким образом, вопрос о представлении дополнительных доказательств мог быть решен в ходе подготовки дела к судебному заседанию.

При таких обстоятельствах оснований для оставления заявления прокурора без движения не имелось.

Не учел судья и то, что в определении на стадии принятия заявления не должен толковаться материальный закон, который подлежит применению в случае рассмотрения дела по существу, а потому указание судьи на то, что п. 3 ст. 225 ГК РФ не содержит обязательного предписания для органа местного самоуправления, на территории которого находится бесхозяйное имущество, о принятии его на учет и об обращении с иском о признании права муниципальной собственности на это имущество, является неправильным.

 

Определение N 33-411/2010

 

В соответствии с требования гражданско-процессуального законодательства недопустим отказ в возбуждении гражданского дела по мотивам недоказанности заявленного требования.

При разрешении трудовых споров обязанность доказывания возложена прежде всего на работодателя, вопрос о представлении документов, связанных с работой, и расчета, а также иных дополнительных доказательств, может быть решен в ходе подготовки дела к судебному разбирательству.

С. обратилась в суд с иском к ИП Ш. о взыскании заработной платы, ссылаясь на то, что работала у ответчика без надлежащего оформления трудовых отношений. Однако заработная плата за указанный период ей выплачена не была, соответствующие отчисления в Пенсионный фонд и налоги в отношении нее работодателем не производились.

Определением судьи исковое заявление оставлено без движения.

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 Гражданского процессуального кодекса РФ в исковом заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

Согласно абз. 5 ст. 132 Гражданского процессуального кодекса РФ к исковому заявлению прилагаются документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют.

Оставляя исковое заявление без движения, судья, руководствуясь ст. ст. 131, 132 ГПК РФ и ст. ст. 15, 62 ТК РФ, исходил из того, что трудовое законодательство предоставляет работнику право потребовать от работодателя копии документов, связанных с работой, которые могли бы быть представлены в суд, однако истица не представила доказательств невозможности получения данных документов.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив определение, указала следующее.

Из материала следует, что заявляя требование о взыскании заработной платы, С. указывала на то, что работала у ответчика барменом, по совместительству посудомойкой, техничкой, официанткой. Трудовые отношения надлежащим образом оформлены не были.

Доказательств в подтверждение своих требований С. к заявлению не приложено, что явилось основанием для оставления искового заявления без движения.

Однако судья не учел, что в соответствии с ч. 1 ст. 57 и п. 9 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ и согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации данным в п. 11 Постановления от 24 июня 2008 года N 11 О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству установив, что представленные доказательства недостаточно подтверждают требования истца или возражения ответчика либо не содержат иных необходимых данных, судья вправе предложить им представить дополнительные доказательства, а в случаях, когда представление таких доказательств для названных лиц затруднительно, по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании от организаций и граждан, в частности, письменных и вещественных доказательств.

Кроме того, требования истицы вытекают из трудовых правоотношений, тогда как в соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации при разрешении трудовых споров обязанность доказывания возлагается на работодателя, за исключением случая вынужденного увольнения, когда заявление об увольнении не являлось добровольным волеизъявлением работника.

Таким образом, учитывая, что при разрешении трудовых споров обязанность доказывания возложена прежде всего на работодателя, вопрос о представлении документов, связанных с работой, и расчета, а также иных дополнительных доказательств, мог быть решен в ходе подготовки дела к судебному разбирательству.

 

Определение N 33-444/2010

 

1.3. Подсудность дел

 

Иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора.

З. обратился в суд с иском к Енисейскому территориальному управлению Федерального агентства по рыболовству, отделу государственного контроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов по Республике Хакасия об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания, требования мотивировал тем, что приказом руководителя на него наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания. Основанием для применения взыскания явилось отсутствие его (истца) на рабочем месте, квалифицированное как прогул, т.е. отсутствие на рабочем месте без уважительной причины.

Определением суда гражданское дело передано по подсудности в районный суд Центрального района г. Красноярска.

Передавая дело по подсудности в суд Центрального района г. Красноярска, суд исходил из того, что Отдел государственного контроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов по РХ является структурным подразделением юридического лица, признакам филиала либо представительства не соответствует, а потому дело подлежит рассмотрению по месту нахождения юридического лица - Енисейского территориального управления Федерального агентства по рыболовству.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, указала следующее.

Согласно п. 2 ст. 29 ГПК РФ иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.

В соответствии с п. 9 ст. 29 ГПК РФ иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора.

Как видно из Положения об отделе Государственного контроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов по Республике Хакасия Енисейского территориального Управления Федерального агентства по рыболовству, отдел является структурным подразделением Управления.

Согласно служебному контракту, заключенному Енисейским территориальным управлением Государственного комитета Российской Федерации по рыболовству с З., местом работы гражданского служащего является структурное подразделение, расположенное в г. Абакане.

При таких обстоятельствах истец имел право на предъявление иска об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания именно по месту исполнения им обязанностей по служебному контракту.

 

Определение N 33-25/2010

 

Иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства. Выбор между несколькими судами, которым согласно статье 29 ГПК РФ подсудно дело, принадлежит истцу.

Л. обратился в суд с иском к Федеральному государственному учреждению Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Хакасия о признании незаконным решения об установлении Л. 60% утраты профессиональной трудоспособности сроком с 23.09.2009 по 01.10.2010 и третьей группы инвалидности с первой степенью ограничения к трудовой деятельности сроком до 01.10.2010.

Определением суда гражданское дело передано по подсудности в Абаканский городской суд.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда, отменив определение, указала следующее.

Из устава Федерального государственного учреждения Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Хакасия следует, что учреждение имеет в своем составе структурные подразделения, в том числе филиал-бюро N 2 ФГУ ГБ МСЭ по Республике Хакасия. Местонахождение: Российская Федерация, 655600, г. Саяногорск.

Поскольку в соответствии со статьями 48, 55 Гражданского кодекса Российской Федерации в части организаций только юридическое лицо может быть истцом и ответчиком в суде, а представительства и филиалы таковыми не являются и действуют на основании утвержденных юридическим лицом положений, ответчиком по настоящему делу является Федеральное государственное учреждение Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республики Хакасия в лице филиала-бюро N 2 ФГУ ГБ МСЭ по Республике Хакасия, решение которого истец и оспаривает.

В соответствии со статьей 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

Части 2, 10 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривают, что иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства. Выбор между несколькими судами, которым согласно настоящей статье подсудно дело, принадлежит истцу.

Согласно пункту 3 части 2 статьи 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

Суд первой инстанции, установив место нахождения ответчика в городе Абакане, направил дело по подсудности в Абаканский городской суд. При этом суд не учел, что ответчик оспаривает решение филиала-бюро N 2 Федерального государственного учреждения Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Хакасия, расположенного в городе Саяногорске, и выбор подсудности в данном случае принадлежит истцу. Судом данный вопрос исследован не был, вследствие чего определение суда было отменено с передачей дела в Саяногорский городской суд для рассмотрения дела по существу.

 

Определение N 33-252/2010

 

Статьей 30 ГПК РФ установлена исключительная подсудность исков о правах на земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты прочно связанные с землей, которые предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов.

Данная норма прямо не указывает, о защите каких именно прав на недвижимое имущество подлежат предъявлению иски по правилам исключительной подсудности, следовательно, данная подсудность установлена для исков о любых правах на перечисленное в указанной правовой норме недвижимое имущество.

М.Т.Ф. обратилась в суд с иском к М.М.Ф. о признании наследника недостойным. Исковые требования мотивировала тем, что ответчик является наследником имущества, оставшегося после смерти своей матери М.К.И. Согласно свидетельству о праве на наследство по закону наследниками имущества в виде жилого дома, расположенного в с. Аскиз, являются ее сыновья М.М.Ф. и М.М.Ф. 10 августа 2009 года ей стало известно, что умерший М.М.Ф. не возражал против предоставления ответчику земельного участка по указанному адресу в единоличную собственность, о чем написал заявление. Однако, по мнению истицы, подобного заявления он не писал. Полагала, что ответчик пытался способствовать увеличению причитающейся ему доли наследства.

Определением суда гражданское дело передано на рассмотрение в Советский районный суд г. Красноярска.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда, указав следующее.

В силу ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

В соответствии с ч. 1, п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду.

Суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

Как видно из материалов дела, в исковом заявлении М.Т.Ф. указала место жительства ответчика по адресу: с. Аскиз.

В судебном заседании было установлено, что ответчик М.М.Ф. проживает в г. Красноярске, в связи с чем было вынесено обжалуемое определение.

Поскольку суд принял данное исковое заявление к производству и возбудил гражданское дело с соблюдением правил территориальной подсудности, о чем свидетельствует указанный в исковом заявлении адрес ответчика, то он обязан был разрешить его по существу.

Кроме того, статьей 30 ГПК РФ установлена исключительная подсудность исков о правах на земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты прочно связанные с землей, которые предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов.

Учитывая, что исковые требования М.Т.Ф. связаны с правами на наследственное имущество, расположенное в с. Аскиз, иск подлежал рассмотрению по месту нахождения имущества.

 

Определение N 33-205/2010

 

1.4. Восстановление процессуального срока

на обжалование судебных постановлений

 

Факт ошибочного направления кассатором жалобы в суд кассационной инстанции в пределах 10-дневного срока свидетельствует об уважительности причин пропуска срока для обжалования решения суда.

В. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Региональному отделению фонда социального страхования Российской Федерации по РХ о взыскании страховых выплат.

Решением Абаканского городского суда исковые требования В. были удовлетворены.

Представитель ответчика Государственного учреждения - Регионального отделения фонда социального страхования Российской Федерации по РХ П. обратилась в суд с ходатайством о восстановлении срока для подачи кассационной жалобы на указанное решение суда, ссылаясь на то, что кассационная жалоба была ошибочно направлена в установленный законом срок в Верховный суд РХ.

Определением суда в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока для кассационного обжалования было отказано.

Судебная коллегия отменила данное определение, указав следующее.

Как видно из материалов дела, в судебном заседании, в котором представитель ответчика Н. присутствовал, была оглашена резолютивная часть решения суда. Сторонам было разъяснено, что мотивированное решение будет изготовлено в течение пяти дней с момента оглашения решения суда, то есть 21 декабря 2009 года.

Следовательно, срок для его обжалования истекал 31 декабря 2009 года.

Кассационная жалоба представителем ответчика П. была подана в Верховный суд РХ 30 декабря 2009 года.

В соответствии со ст. 338 ГПК РФ кассационные жалоба, представление могут быть поданы в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

В силу п. 1 ст. 112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Отказывая в восстановлении процессуального срока для обжалования решения суда, суд первой инстанции исходил из того, что кассационная жалоба была направлена в срок, но не в суд, постановивший решение.

Однако суд не учел, что в силу ст. 112 ГПК РФ (приведена выше), при рассмотрении вопроса о восстановлении процессуального срока, суд должен исходить из наличия уважительных причин пропуска процессуального срока или отсутствия таковых.

Обращаясь с ходатайством о восстановлении срока для подачи кассационной жалобы, представитель ответчика ссылалась на то, что кассационная жалоба была ошибочно направлена в Верховный суд Республики Хакасия.

Данные обстоятельства, по мнению судебной коллегии, свидетельствовали об уважительности причин пропуска срока для обжалования решения суда, так как ответчиком были предприняты реальные действия для подачи кассационной жалобы в срок, а факт ошибочного направления кассатором жалобы в суд кассационной инстанции в пределах 10-дневного срока не свидетельствует о неуважительности причин его пропуска.

 

Определение N 33-552/2010

 

К уважительным причинам пропуска срока могут быть отнесены, в частности, случаи, когда копия решения суда получена стороной, не участвовавшей в судебном заседании, по истечении срока обжалования.

Решением суда от 20 августа 2007 года удовлетворено исковое заявление Ж.И.Н. и Ж.А.Г. к Управлению Федеральной регистрационной службы по Республике Хакасия о государственной регистрации договора о безвозмездной передаче квартиры в  ;... ; в пгт. Усть-Абакан; Ж.И.Н. и Ж.А.Г. признаны приобретателями указанной квартиры в равных долях.

15 сентября 2009 года от представителя Сбербанка России Х. поступила кассационная жалоба на решение суда с просьбой о восстановлении срока на ее подачу, в обоснование которой представитель Сбербанка указала, что на здание, расположенное по адресу: пгт. Усть-Абакан  ;... ; зарегистрировано право собственности Сбербанка России, который к участию в деле привлечен не был, в связи с чем о состоявшемся решении не было известно до 2 сентября 2009 года, когда в адрес Сбербанка поступило письмо из Управления Федеральной регистрационной службы о наличии исполнительного документа, выданного на основании решения суда от 20 августа 2007 года.

Определением суда в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока для кассационного обжалования было отказано.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив определение, указала следующее.

С учетом правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2006 года N 1-П По делу о проверке конституционности положения статьи 336 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И., Н. и открытого акционерного общества Нижнекамскнефтехим, заинтересованные лица, которые считают спорное право своим, а не принадлежащим истцу или ответчику, не участвовавшие в деле, также не лишены права обратиться с кассационной жалобой, если принятым судебным актом нарушаются их права и законные интересы.

В соответствии со ст. 338 ГПК РФ кассационные жалоба, представление могут быть поданы в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

В соответствии с ч. 1 ст. 112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Как разъяснено в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 года N 12 О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции, к уважительным причинам пропуска указанного срока могут быть отнесены, в частности, случаи, когда копия решения суда получена стороной, не участвовавшей в судебном заседании, по истечении срока обжалования.

Как усматривается из материалов дела, при рассмотрении требований Ж.И.Н. и Ж.А.Г. о государственной регистрации договора о безвозмездной передаче квартиры и признании их приобретателями указанной квартиры в равных долях Сбербанк РФ к участию в деле не привлекался.

Между тем согласно свидетельству о государственной регистрации права от 10 апреля 2001 года за ОАО Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ зарегистрировано право собственности на здание, расположенное в п. Усть-Абакане  ;... ; приобретенное на основании договора купли-продажи от 4 ноября 1992 года.

По утверждению представителя Сбербанка, о существовании судебного решения от 20 августа 2007 года стало известно из письма Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Хакасия, поступившего в Сбербанк 2 сентября 2009 года. Копия решения суда Сбербанку не направлялась. Доводы представителя Сбербанка о том, что только в связи с получением письма Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Хакасия стало известно о принятии решения суда от 20 августа 2007 года, не опровергнуты.

Приведенные обстоятельства, безусловно, свидетельствуют о том, что до сентября 2009 года Сбербанк не знал о сущности решения суда, что исключало и подачу на него кассационной жалобы.

В связи с этим вывод суда о том, что Сбербанком не доказана уважительность причин пропуска срока, необоснован.

Ссылка в определении суда на то, что ранее судебными инстанциями разрешались иные споры между Сбербанком и Ж., не свидетельствует об отсутствии у Сбербанка уважительных причин пропуска срока для кассационного обжалования решения суда от 20 августа 2007 года, при принятии которого Сбербанк не был привлечен к участию в деле.

Выводы в определении суда о том, что права и интересы Сбербанка решением суда от 20 августа 2007 года не затронуты, преждевременны, поскольку этот вопрос подлежит выяснению при рассмотрении кассационной жалобы Сбербанка на решение суда.

 

Определение N 33-47/2010

 

1.5. Вопросы судебных расходов

 

Работник, выступающий истцом в гражданском деле, возникшем из трудовых отношений, освобождается от судебных расходов независимо от результатов разрешения поданного им заявления.

С. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю А. о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Решением Абаканского городского суда исковые требования С. были удовлетворены частично. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия решение Абаканского городского суда отменено, в удовлетворении исковых требований С. отказано.

ИП А. обратился в суд с заявлением о взыскании с С. расходов на оплату услуг представителя, ссылаясь на то, что указанную сумму он уплатил представителю Ш. за оказанные им юридические услуги по настоящему делу.

Определение суда заявление о взыскании судебных расходов удовлетворено в части.

Согласно ч. 1 ст. 100 Гражданского процессуального кодекса РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Удовлетворяя заявленное требование суд, руководствовался ст. 94 и ст. 100 ГПК РФ и исходил из того, что расходы на оплату услуг представителя относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела, для которых установлен общий порядок распределения между сторонами.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив определение, указала следующее.

В соответствии со ст. 393 Трудового кодекса РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

Как разъяснено в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2, по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 333.36 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 393 ТК РФ работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы (денежного содержания) и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, освобождаются от уплаты судебных расходов.

Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. К последним ст. 94 ГПК РФ относит расходы на оплату услуг представителей.

Таким образом, работник, выступающий истцом в гражданском деле, возникшем из трудовых отношений, освобождается от судебных расходов независимо от результатов разрешения поданного им заявления и вывод суда о возложении на С., освобожденную в соответствии с действующим законодательством от судебных расходов, обязанности их возместить, неправомерно.

При таких обстоятельствах суду следовало в удовлетворении заявления А. о взыскании судебных расходов отказать.

 

Определение N 33-24/2010

 

Право истца на возмещение судебных расходов законодатель связывает с фактическим несением расходов стороной спора и принятием решения в пользу этой стороны, качество оказанных услуг имеет значение для отношений между доверителем и поверенным.

К. обратился в суд с иском в Администрации г. Абакана о признании жилого дома в г. Абакане аварийным и понуждении ответчика предоставить ему благоустроенную квартиру, мотивируя исковые требования тем, что жилой дом был построен в 1958 году, как временное жилье для строителей мясоконсервного комбината. С момента строительства ни текущего, ни капитального ремонта в доме не производилось. В настоящее время дом является аварийным и представляет угрозу для жизни проживающих жильцов.

Решением Абаканского городского суда, вступившим в законную силу, иск К. к Администрации г. Абакана удовлетворен.

Н., действуя от имени К., обратилась в суд с заявлением о взыскании с Администрации г. Абакана судебных расходов на оплату услуг представителя и по оплате государственной пошлины, мотивируя заявленные требования тем, что в связи с удовлетворением иска в полном объеме, подлежат взыскания с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Определением суда в удовлетворении требований о взыскании расходов на оплату услуг представителя отказано.

Отказывая в удовлетворении требования о взыскании расходов на оплату услуг представителя, суд исходил из того, что К. не представлено надлежащих доказательств несения указанных расходов, а также ненадлежащее качество оказанных представителем услуг.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив определение, указала следующее.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.

Согласно ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как видно из материалов дела, К. обратился в суд с иском к Администрации г. Абакана о защите жилищных прав. Его интересы в суде первой инстанции представляла Н.

Решением Абаканского городского суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РХ, Администрация г. Абакана обязана предоставить К. вне очереди по договору социального найма жилое помещение на состав семьи: жену К., с учетом права К. на дополнительную жилую площадь как гражданина, страдающего одной их тяжелых форм хронических заболеваний.

Согласно представленной квитанции ООО Хакасский муниципальный банк К. на счет ИП Н. перечислены денежные средства. Вид платежа: юридические услуги по иску к Администрации г. Абакана.

По мнению судебной коллегии, данная квитанция является надлежащим доказательством понесенных истцом расходов на оплату услуг представителя.

Поскольку право истца на возмещение судебных расходов законодатель связывает с фактическим несением расходов стороной спора и принятием решения в пользу этой стороны, а качество оказанных услуг имеет значение для отношений между доверителем и поверенным, вывод суда об отказе в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя по мотиву их некачественного оказания, является произвольным, не основанным на нормах права.

 

Определение N 33-547/2010

 

Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. При этом с точки зрения правовых последствий вступления решения в силу в виде распределения судебных расходов не имеет значение, какую позицию в этом деле занимала проигравшая сторона.

В. в лице своего представителя А. обратилась в суд с заявлением о взыскании судебных расходов, мотивируя свои требования тем, что решением Саяногорского городского суда ее исковые требования к Администрации г. Саяногорска о признании права собственности на недвижимое имущество удовлетворены. В судебных заседаниях участвовала представитель А., услуги которой были оплачены, кроме того были понесены расходы по оценке магазина, расходы по уплате государственной пошлины, расходы по производству судебной экспертизы. Просила взыскать судебные расходы.

Определением суда отказано в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов отказано.

Как видно из материалов дела, решением Саяногорского городского суда исковые требования В. к Администрации г. Саяногорска о признании права собственности на недвижимое имущество удовлетворены.

В своем заявлении в суд В. в лице своего представителя А. указала, что судебные расходы, которые она просит взыскать с Администрации г. Саяногорска складываются из расходов, понесенных в связи с производством в суде первой инстанции.

Отказывая в удовлетворении заявления о возмещении судебных расходов, суд первой инстанции согласился с доводами ответчика о том, что по смыслу статьи 98 ГПК РФ судебные расходы возлагаются на проигравшую сторону обязанность по возмещению судебных расходов по той причине, что именно ее действиями вызвана необходимость в судебном разбирательстве, поскольку целью обращения в суд является защита нарушенного либо оспариваемого права, иное понимание противоречит понятию судебных расходов. При этом суд указал на то, что Администрации г. Саяногорска не оспаривала прав истца на самовольную постройку.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, указав следующее.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, также судебных расходы, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной и кассационной инстанциях.

Согласно статье 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как видно из дела иск В. к Администрации г. Саяногорска удовлетворен.

В силу приведенных выше норм в пользу В. как стороны, в пользу которой состоялось решение суда, подлежит возмещению другой стороной все понесенные по делу судебные расходы.

Доводы ответчика о неправомерных действиях истца осуществившего самовольную постройку имеют юридическое значение для разрешения материального спора, а не процессуального вопроса по распределению судебных расходов.

Вместе с тем спор разрешен в пользу истца, решение суда вступило в законную силу. При этом с точки зрения правовых последствий вступления решения в силу в виде распределения судебных расходов не имеет значение, какую позицию в этом деле занимала проигравшая сторона.

 

Определение N 33-622/2010

 

1.6. Иные процессуальные вопросы

 

Уплата государственной пошлины представителем от имени представляемого не является основанием для оставления искового заявления без движения и его последующего возвращения.

Прокурор Алтайского района в защиту неопределенного круга лиц обратился в суд с иском к ООО Скандинав-Агропром, ЗАО Алтайское об обязании устранить нарушения требований пожарной безопасности. Решением Алтайского районного суда исковые требования удовлетворены.

Не согласившись с решением суда, представитель ООО Скандинав-Агропром подал кассационную жалобу, не приложив документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

Определением судьи кассационная жалоба была оставлена без движения до устранения недостатков - уплаты государственной пошлины. Определением судьи кассационная жалоба возвращена в связи с невыполнением в установленный срок указаний, содержащихся в определении об оставлении кассационной жалобы без движения.

В соответствии с ч. 1 ст. 341 ГПК РФ при подаче кассационных жалобы, представления, не соответствующих требованиям, предусмотренным статьями 339 и 340 настоящего Кодекса, а также при подаче жалобы, не оплаченной государственной пошлиной, судья выносит определение, на основании которого оставляет жалобу, представление без движения, и назначает лицу, подавшему жалобу, представление, срок для исправления недостатков.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 342 ГПК РФ кассационная жалоба возвращается лицу, подавшему жалобу, в случае невыполнения в установленный срок указаний судьи, содержащихся в определении об оставлении жалобы без движения.

Как видно из дела, определением судьи кассационная жалоба оставлена без движения до устранения недостатков - уплаты государственной пошлины до 21 мая 2010 года.

Выполняя указания судьи, представитель ответчика Л. оплатил государственную пошлину от имени ООО Скандинав-Агропром, представив квитанцию.

Судья, сославшись на п. 1 ст. 45 Налогового кодекса РФ, согласно которой, налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах, не приняв данную квитанцию, посчитал, что недостатки не устранены и возвратил кассационную жалобу кассатору. При этом судья указала, что доказательством уплаты государственной пошлины является предъявление в банк поручения на перечисление в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства денежных средств со счета налогоплательщика в банке.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда, отменив определение, указала следующее.

В силу ч. 2 ст. 48 ГПК РФ дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители.

Согласно ч. 1 ст. 53 ГПК РФ полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом.

Полномочия представителя ООО Скандинав-Агропром Л. подтверждены доверенностью генеральным директором ООО Скандинав-Агропром, в том числе с полномочием на обжалование решений, определений суда.

В квитанции об уплате государственной пошлины указано, что плательщиком является Л. от имени ООО Скандинав-Агропром и указан адрес общества: г. Черногорск.

Таким образом, уплата государственной пошлины представителем от имени представляемого не является основанием для оставления искового заявления без движения и его последующего возвращения. В настоящем деле суд пришел к ошибочному выводу о том, что недостатки кассационной жалобы кассатором не устранены.

 

Определение N 33-1542/2010

 

В соответствии с ч. 3 ст. 11 ГПК РФ в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

Нормами права, регулирующие сходные отношения, при рассмотрении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного постановления, следует признать нормы регламентирующие пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений (раздел четвертый ГПК РФ).

Заочным решением суда, оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия, были частично удовлетворены исковые требования К. к Министерству труда и социального развития Республики Хакасия, Министерству Российской Федерации по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий о признании подвергшейся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне и обязании выдать удостоверение, подтверждающее право на получение льгот и компенсаций.

К. обратилась в суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам заочного решения суда, ссылаясь на обстоятельства, которые по ее мнению являются вновь открывшимися.

В судебном заседании заявитель К. заявила ходатайство об отказе от заявленных требований, просила производство по данному заявлению прекратить.

Определением суда производство по делу было прекращено.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив определение, указала следующее.

В соответствии с принципом диспозитивности субъекты гражданских процессуальных правоотношений осуществляют права своей волей и в своем интересе, по своему усмотрению, приобретать либо не приобретать субъективные права, выбирать конкретный способ их приобретения, распоряжаться наличным субъективным правом, прибегать либо не прибегать к мерам защиты нарушенного права (ст. ст. 3, 4, 35 ГПК РФ).

В соответствии с приведенным принципом и приведенными нормами права истец, лицо, обратившееся за защитой своего права, вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод, отказаться от заявленных требований, если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы других лиц.

Вышеприведенному праву истца, лица, обратившееся за защитой своего права, корреспондирует обязанность суда, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществлять руководство процессом, разъяснять лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (ст. 12 ГПК РФ).

В соответствии с ч. 3 ст. 11 ГПК РФ в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

Как видно из дела К. заявила суду, что не желает, чтобы рассматривалось ее заявление об отмене вступившего в законную силу судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

Учитывая то, что разрешение таких заявлений не урегулировано нормами ГПК РФ суд в соответствии с ч. 3 ст. 11 ГПК РФ по аналогии закона применил схожую норму абз. 4 ст. 220 ГПК РФ и прекратил производство по рассмотрению заявления К. о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения суда, разъяснив, что она не вправе вновь обратиться с таким заявлением в суд.

Судебная коллегия не согласилась с таким применением норм процессуального права, поскольку нормами права, регулирующие сходные отношения следует признать нормы регламентирующие пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений (раздел четвертый ГПК РФ).

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 379 ГПК РФ надзорная жалоба или представление прокурора возвращается судьей без рассмотрения по существу, если поступила просьба о возвращении или об отзыве надзорной жалобы или представления прокурора.

Таким образом, в силу приведенных выше норм права, если лицо, обратившееся с заявлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного постановления, суду следовало, осуществляя руководство процессом, разъяснять лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупредить о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, в частности порядок отказа от соответствующих процессуальных прав.

В нарушение вышеприведенных норм права суд разъяснил и применил не правильный процессуальный порядок.

В силу того, что неправильное разъяснение и применение норм процессуального права не позволило лицу, обратившееся с заявлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного постановления, правильно реализовать свое право на отказ от заявленных требований, постановленное судом определение было отменено.

 

Определение N 33-1777/2010

 

II. ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

2.1. Споры, связанные с применением норм жилищного права

 

При установлении порядка пользования домом (ст. 247 ГК РФ) каждому из сособственников передается в пользование конкретная часть строения исходя из его доли в праве общей собственности на дом. При этом право общей собственности на дом не прекращается. Выделенное помещение может быть неизолированным и не всегда точно соответствовать принадлежащим сособственникам долям.

А., К. обратились к мировому судье с иском к Б. об определении порядка пользования квартирой, требования мотивировали тем, что спорная квартира принадлежит сторонам на праве общей долевой собственности, однако соглашение об определении порядка пользования жилым помещением между собственниками в добровольном порядке не достигнуто. Просили определить им (истицам) в пользование жилую комнату N 2 площадью 10,5 кв. м, комнату N 3, площадью 15,6 кв. м передать в пользование Б., остальные помещения квартиры определить местами общего пользования и взыскать с ответчика судебные расходы.

В ходе судебного разбирательства представитель истцов Ш. увеличил исковые требования, просил обязать Б. обеспечить А., К. и иным лицам, имеющим на законном основании право пользования жилым помещением, беспрепятственный доступ к жилой комнате N 2, а также к иным помещениям квартиры, определенным в общее пользование.

Определением мирового судьи гражданское дело передано по подсудности для рассмотрения в Саяногорский городской суд.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Отказывая в удовлетворении требований об определении порядка пользования и обеспечения доступа в жилое помещение, суд исходил из того, что истицы в спорном жилом помещении не проживают, доказательства, подтверждающие наличие препятствий в пользовании квартирой суду не представили, кроме того, с учетом размера долей А. и К. в долевой собственности, размера жилой площади квартиры, предоставление в пользование А., К. части общего имущества, соразмерной доле каждой невозможно.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

В силу 30 Жилищного кодекса РФ собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены настоящим Кодексом. Собственник жилого помещения вправе предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение гражданину на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании, а также юридическому лицу на основании договора аренды или на ином законном основании с учетом требований, установленных гражданским законодательством, настоящим Кодексом.

Согласно ст. 247 ГК владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом.

Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

В судебном заседании установлено, что А., К. и Б. на праве общей долевой собственности принадлежит спорная квартира в г. Саяногорске. В собственности истиц находится по 1/6 доле, в собственности ответчицы - 2/3 доли.

Квартира состоит из двух смежных комнат площадью 10,5 кв. м (комната N 2) и 15,6 кв. м (комната N 3).

Обращаясь с иском, истицы ссылались на недостижение согласия с проживающей в квартире истицей об определении порядка пользования жилым помещением.

В судебном заседании представитель ответчицы возражала против иска, ссылаясь на отсутствие спора и несоответствие площадей комнат долям истиц в праве общей долевой собственности.

Отказывая в иске, суд не учел возражения ответчицы, свидетельствующие о недостижении согласия между собственниками относительно порядка пользования жилым помещением, а потому пришел к неправильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований истиц в этой части.

Придя к выводу о несоответствии размера долей истиц площади комнаты, об определении порядка пользования которой они просили, суд не принял во внимание разъяснения, содержащиеся в подпункте б п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.1980 N 4 О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом, о том, что при установлении порядка пользования домом (ст. 247 ГК РФ) каждому из сособственников передается в пользование конкретная часть строения исходя из его доли в праве общей собственности на дом. При этом право общей собственности на дом не прекращается. Выделенное помещение может быть неизолированным и не всегда точно соответствовать принадлежащим сособственникам долям.

Учитывая, что площадь комнаты (10,5 кв. м) незначительно превышает размер площади, приходящийся на долю истиц (8,7 кв. м), судебная коллегия находит неправильным вывод суда о том, что определение порядка пользования, предложенное истицами, нарушит права ответчицы.

Исходя из положений ст. 209 ГК РФ, в силу которой собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, судебная коллегия нашла неправильным решение суда и в части отказа в иске об обеспечении беспрепятственного доступа истицам в спорное жилое помещение. При этом факт их непроживания в спорной квартире и наличие у них жилья за пределами г. Абакана, не имеет значения для разрешения заявленных требований.

 

Определение N 33-844/2010

 

В силу положений Семейного кодекса РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей или их раздельное проживание не влияют на права ребенка (пункт 1 ст. 55, пункт 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ), в том числе и на жилищные права.

С.А.И. обратился в суд с иском к С.М.С. и С.Ю.С. о признании утратившими право пользования квартирой, требования мотивируя тем, что является нанимателем данной квартиры, вселил в нее в качестве членов семьи ответчиков - жену и дочь своего сына. В 2006 г. брак между сыном истца С.С.А. и ответчиком С.М.С. был расторгнут. В настоящее время ответчики не являются членами его семьи, в 2006 г. выехали из спорного жилого помещения.

Ответчик С.М.С. предъявила встречный иск о вселении С.М.С., С.Ю.С. в вышеуказанное жилое помещение и определении порядка пользования им.

Решением суда исковые требования о признании утратившими право пользования жилым помещением удовлетворены, в удовлетворении встречного иска о вселении, определении порядка пользования отказано.

Судебная коллегия указала, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что отсутствие С.М.С. в спорном жилом помещении не является временным, следовательно, требование о признании ее утратившей право пользования жильем является обоснованным, а встречный иск о ее вселении не подлежащим удовлетворению.

Вместе с тем, с выводом суда об удовлетворении исковых требований о признании С.Ю.С. утратившей право пользования жилым помещением судебная коллегия не согласилась, указав следующее.

В соответствии с частью 2 ст. 38 Конституции РФ забота о детях, их воспитание является не только правом, но и обязанностью родителей. Каждый имеет право на жилище, которого не может быть лишен произвольно (часть 1 ст. 40 Конституции РФ).

Согласно пункту 1 ст. 56 Семейного кодекса РФ ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями.

С целью обеспечения права несовершеннолетних детей жить и воспитываться в семье (ст. 54 Семейного кодекса РФ) частью 1 ст. 70 Жилищного кодекса РФ установлено, что не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и наймодателя для вселения к родителям их несовершеннолетних детей (это могут быть дети как самого нанимателя, так и других членов его семьи, проживающих в жилом помещении).

При вынесении решения суд не учел, что в силу положений Семейного кодекса РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей или их раздельное проживание не влияют на права ребенка (пункт 1 ст. 55, пункт 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ), в том числе и на жилищные права.

Имея право на спорную жилую площадь, С.Ю.С., будучи несовершеннолетней, в силу своего возраста самостоятельно реализовать свое право пользования квартирой не могла. Суд данное обстоятельство оставил без внимания.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание то, что в спорном жилом помещении проживает отец ребенка, являющийся членом семьи нанимателя, несовершеннолетняя С.Ю.С. зарегистрирована на законных основаниях в нем, не способна нести бремя его содержания, суду на основании вышеприведенных норм права следовало в иске С.А.И. в части признания С.Ю.С. утратившей право пользования жилым помещением отказать.

 

Определение N 33-709/2010

 

Обеспеченным, а следовательно и реализовавшим право на получение жилого помещения, лицо из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, будет тогда, когда в отношении него вынесено решение о предоставлении жилого помещения, на основании решения заключен договор социального найма, договор социального найма исполнен путем фактического предоставления жилого помещения, фактически предоставленное жилое помещение имеет площадь не ниже установленных социальных норм.

Ю. обратился в суд с иском к Администрации города Черногорска о предоставлении ему жилого помещения в городе Черногорске площадью не менее 27 кв. м за счет средств бюджета Республики Хакасия. Требования мотивировал тем, что является лицом из категории детей-сирот. Полагает, что должен быть обеспечен по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм из расчета членов семьи - 2 человека.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Как видно из материалов дела, Ю. не имеет на праве собственности жилых помещений и был поставлен на льготную очередь для получения жилья при Администрации города Черногорска.

Согласно выписки из протокола заседания жилищно-бытовой комиссии Администрации города Черногорска, комиссия решила: предоставить Ю. жилую площадь в общежитии по договору найма жилого помещения специализированного жилищного фонда. Ю. был зарегистрирован в указанном выше жилом помещении.

Заочным решением Черногорского городского суда Ю. признан не приобретшим право пользования жилым помещением. В данном решении суд указал, что ответчик в жилое помещение не вселился и не проживает.

Отказывая в удовлетворении требований Ю. о предоставлении жилого помещения, суд первой инстанции исходил из того, что право истца на обеспечение жилым помещением реализовано: решением жилищной комиссии Ю. по договору социального найма предоставлена изолированная жилая комната площадью 17,4 кв. м.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

При этом в силу абз. 2 п. 1 ст. 8 Федерального закона О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

Вместе с тем согласно ч. 3 ст. 57 ЖК РФ гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются на основании решений органа местного самоуправления. Решения о предоставлении жилых помещений по договорам социального найма выдаются или направляются гражданам, в отношении которых данные решения приняты, не позднее чем через три рабочих дня со дня принятия названных решений.

Согласно п. 4 ст. 57 ЖК РФ решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, принятое с соблюдением требований ЖК РФ, является основанием заключения соответствующего договора социального найма в срок, установленный данным решением.

Таким образом, обеспеченным, а следовательно и реализовавшим право на получение жилого помещения, лицо из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, будет тогда, когда 1) в отношении него вынесено решение о предоставлении жилого помещения; 2) на основании решения заключен договор социального найма; 3) договор социального найма исполнен путем фактического предоставления жилого помещения; 4) фактически предоставленное жилое помещение имеет площадь не ниже установленных социальных норм.

Оценивая то обстоятельство, реализовал ли истец право на получение жилого помещения, суд сослался на вынесение решения, заключение договора социального найма и фактическое предоставление жилого помещения.

При этом суд не принял во внимание, что из буквального содержания решения жилая площадь предоставлена по договору найма жилого помещения специализированного жилищного фонда, то есть для временного проживания (ст. 100 ЖК РФ), а не договору социального найма, как того требует ст. 57 ЖК РФ, то есть проживанию без ограничения срока (ч. 2 ст. 60 ЖК РФ). Помимо этого в материалах дела отсутствует договор социального найма, на который суд ссылается в своем решении, равно как и любой другой договор, который наделил бы истца правом владеть и пользоваться жилым помещением.

Кроме того, суд не обратил внимание, что договор социального найма может считаться надлежащим образом исполненным наймодателем, если предоставленное жилое помещение юридически и фактически свободно (ч. 2 ст. 65 ЖК РФ). При этом, истец в судебном заседании указывал, что в выделенную ему комнату подселили двух молодых людей. Однако суд не выяснил, было ли в действительности подселение. Если было, имело оно место до заключения договора социального найма с Ю. или после этого момента (при условии, что договор социального найма с истцом заключался).

 

Определение N 33-30/2010

 

Иск о выселении из домов подлежащих сносу может быть удовлетворен в случае наличия самого факта наличия дома подлежащего сносу, факта проживания в таком доме граждан на законных основаниях, при этом выселение обусловлено обязательным предоставлением другого благоустроенного жилого помещения, это другое жилое помещение предоставляется по договору социального найма, оно должно быть свободное от прав других лиц.

Администрация г. Саяногорска обратилась в суд с иском к А.Н.Н., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней А.О.А. о выселении из жилого помещения и вселении в жилое помещение, мотивируя свои требования тем, что в сентябре 1983 года А.З.И. и членам ее семьи А.И.В., А.А.В. было предоставлено жилое помещение. 24 февраля 2004 года на основании заявления в указанные жилые помещения вселилась супруга А.А.В. - А.Н.Н., и его дочь А.О.А., 1995 года рождения (ответчики по настоящему делу).

Постановлением Администрации г. Саяногорска О переселении граждан из жилых помещений, расположенных в домах, признанных непригодными для проживания А.З.И. было предоставлено жилое помещение, расположенное по адресу г. Саяногорск  ;... ;.

Истец просил выселить А.Н.Н. и А.О.А. из жилого помещения, расположенного по адресу г. Саяногорск  ;... ; в жилое помещение, расположенное по адресу г. Саяногорск  ;... ;.

Решением суда исковые требования были удовлетворены.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 85 ЖК РФ граждане выселяются из жилых помещений с предоставлением других благоустроенных жилых помещений по договорам социального найма в случае, если дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу,

В силу положений ст. 86 ЖК РФ, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 36 Постановления от 2 июля 2009 г. N 14 О некоторых вопросах возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ разъяснил, что при принятии искового заявления о выселении граждан из жилого помещения, занимаемого ими по договору социального найма, с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения (статья 85 ЖК РФ) или другого жилого помещения (статья 90 ЖК РФ) по договорам социального найма судья должен проверить, указано ли в заявлении конкретное и свободное от прав других лиц жилое помещение, в которое могут быть выселены граждане. При отсутствии такого указания судья в соответствии со статьей 136 ГПК РФ выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает истца, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатка заявления. В случае неисполнения требования судьи заявление считается неподанным и возвращается истцу.

Таким образом, иск о выселении из домов подлежащих сносу может быть удовлетворен в случае наличия самого факта наличия дома подлежащего сносу, факта проживания в таком доме граждан на законных основаниях, при этом выселение обусловлено обязательным предоставлением другого благоустроенного жилого помещения, это другое жилое помещение предоставляется по договору социального найма, оно должно быть свободное от прав других лиц.

Как видно из дела и не оспаривается сторонами жилое помещение занимаемое ответчиками расположено в доме, подлежащем сносу, жилое помещение занимается ими на законном основании.

Требуя выселения А.Н.Н. и А.О.А. Администрации г. Саяногорска просила вселить (предоставить) их в другое жилое помещение, расположенное по адресу: г. Саяногорск  ;... ;.

Вместе с тем, как видно из дела, предоставляемое жилое помещение принадлежит на праве собственности А.З.И. А.А.В., А.И.В. на основании договора о безвозмездной передаче жилого помещения в собственность.

Таким образом, иск с предоставлением  ;... ;, расположенной в доме  ;... ; г. Саяногорска не подлежал удовлетворению, поскольку она не может быть предоставлена по договору социального найма, поскольку не свободна от прав третьих лиц.

Выводы суда о том, что в силу положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, ст. 19 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ О введении в действие Жилищного кодекса РФ ответчики А.Н.Н. и А.О.А. как бывшие члены семьи собственника имеют право пользования предоставляемой  ;... ; г. Саяногорска не основаны на обстоятельствах дела и законе.

По смыслу приведенных выше норм права пользования бывших членов семьи сохраняются при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Как видно из дела, предоставляемое жилое помещение Постановлением Администрации г. Саяногорска О переселении граждан из жилых помещений, расположенных в домах, признанных непригодными для проживания выделено А.З.И. и членам ее семьи А.А.В. и А.И.В.

Между А.З.И. и Администрацией г. Саяногорска заключен договор социального найма указанного жилого помещения, в качестве членов семьи нанимателя указаны А.А.В. и А.И.В.

Таким образом,  ;... ; г. Саяногорска ответчикам не предоставлялась, доказательств того, что они в нее вселялись или иным образом приобрели право пользования указанным жилым помещением не имеется.

Факт проживания одной семьей по прежнему месту жительства в доме, подлежащем сносу ответчиков и третьих лиц по настоящему делу не имеет правового значения, поскольку предоставляемое жилое помещение в рамках жилищных отношений вытекающих из сноса дома было выделено А.З.И., А.А.В. и А.И.В., и не предоставлялось А.Н.Н. и А.О.А., что не противоречит нормам права регламентирующих отношения, возникающих из сноса дома.

 

Определение N 33-195/2010

 

2.2. Споры, связанные с признанием сделок недействительными

 

Права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска.

М. обратилась в суд с иском к Т., Б. о признании недействительным в силу ничтожности договора купли-продажи земельного участка, заключенного между Т. и Б., о прекращении права собственности Б. на указанный земельный участок. Требования мотивировала тем, что ей садоводческим товариществом Ивушка для ведения садоводства был выделен спорный земельный участок. Постановлением Мэра г. Абакана указанный земельный участок предоставлен в собственность Т. Решением Абаканского городского суда признаны недействительными пункты 9 и 9.1 названного Постановления в части утверждения границ земельного участка и предоставления земельного участка в частную собственность Т. Однако Т. продала несформированный земельный участок Б., не являясь собственником земельного участка. Указанные обстоятельства, по мнению истца, являются основанием для признания договора купли-продажи недействительным и прекращения права собственности на него.

Решением суда исковые требования были удовлетворены.

Согласно ст. 168 Гражданского кодекса РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу п. п. 1 и 2 ст. 167 Гражданского кодекса РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В соответствии с п. 1 ст. 549 Гражданского кодекса РФ по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество (ст. 130).

Судом установлено, что постановление Мэра г. Абакана в части утверждения границ земельного участка, относящегося к категории земель населенных пунктов, площадью 1277 кв. м, предназначенного для ведения садоводства и предоставления указанного земельного участка в частную собственность Т., решением Абаканского городского суда признано недействительным.

По договору купли-продажи Т. продала спорный земельный участок Б., право собственности которого зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Удовлетворяя заявленные требования о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка, заключенного между Т. и Б., и прекращении права собственности покупателя Б. на спорный земельный участок, суд первой инстанции исходил из того, что сделка по отчуждению имущества совершена лицом, не являющимся его собственником, то есть нарушено требование ст. 454 Гражданского кодекса РФ, влекущее ничтожность сделки.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, указав следующее.

Как видно из материалов дела, договор купли-продажи земельного участка был заключен ранее, чем постановление Мэра г. Абакана признано недействительным в части, следовательно, на момент совершения сделки, Т. являлась собственником указанного участка, в связи с чем, вывод суда о несоответствии сделки требованиям ст. 454 Гражданского кодекса РФ не может быть признан правильным.

Доказательств, подтверждающих, что на момент заключения договора имелись споры о принадлежности спорного земельного участка, суду не представлено, что позволяет сделать вывод о добросовестности Б. при заключении оспариваемой сделки купли-продажи земельного участка.

Кроме того, при разрешении спора судом первой инстанции не учтено, что в силу п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П, когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества, и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке статьи 167 ГК Российской Федерации должно быть отказано.

Таким образом, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные статьей 302 ГК Российской Федерации основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

 

Определение N 33-1123/2010

 

Положения ч. 2 ст. 29 Федерального закона О банках и банковской деятельности содержат запрет изменения кредитной организацией в одностороннем порядке процентных ставок по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионного вознаграждения и сроков действия этих договоров с клиентами. При этом данная норма допускает изъятия из данного запрета в случаях, предусмотренных федеральным законом и договором с клиентом.

Б. в лице своего представителя К. обратилась в суд к АКБ Енисей (ОАО) о признании договора поручительства ничтожным в части и признании договора поручительства прекращенным. Исковые требования мотивировала тем, что в соответствии с договором поручительства, заключенным между ней (истицей) и банком, она обязалась отвечать за исполнение обязательств М. по кредитном договору перед банком. В январе 2009 года банк изменил условия кредитного договора, увеличив размер процентов до 26,6% годовых, тем самым произошло изменение кредитного обязательства, повлекшее увеличение ответственности для поручителя без согласия последнего, в связи с чем поручительство подлежало прекращению в силу ст. 367 ГК РФ. Полагала п. 1.4 договора поручительства, предусматривающего согласие на любое возможное изменение банком в одностороннем порядке размере процентов и комиссии за ведение ссудного счета, расширяющего права кредитора недействительным в силу его несоответствия требованиям ст. 367 ГК РФ. Просила признать данный пункт договора недействительным в силу ничтожности, а договор поручительства прекращенным.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Как видно из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между АКБ Енисей (ОАО) (Банк) и М. (Заемщик) заключен кредитный договор, в соответствии с условиями которого Банк предоставил Заемщику кредит на потребительские цели под 22% годовых за пользование кредитом.

В обеспечение исполнения обязательств по указанному кредитному договору между Банком и Б. был заключен договор поручительства, в соответствии с которым поручитель обязался перед Банком отвечать за исполнение Заемщиком его обязательств перед кредитором по указанному кредитному договору.

Из п. 1.4 договора поручительства следует, что Б. согласна с возможным изменением Банком в одностороннем порядке размера процентов за пользование кредитом и/или комиссии за ведение ссудного счета по кредитному договору и согласна нести обязанность по погашению сумм, образовавшихся в результате такого изменения.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что договор поручительства содержит прямо выраженное условие о согласии на изменение основанного обязательства и поэтому интересы поручителя не могут быть признаны нарушенными внесенными в кредитный договор изменениями, которые бы повлекли прекращения обязательств поручителя.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Согласно ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 02 декабря 1990 года N 395-1 О банках и банковской деятельности (в ред. от 27 декабря 2009 года) кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.

Данная норма содержит запрет изменения кредитной организацией в одностороннем порядке процентных ставок по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионного вознаграждения и сроков действия этих договоров с клиентами. При этом данная норма допускает изъятия из данного запрета в случаях, предусмотренных федеральным законом и договором с клиентом.

Доказательств того, что поручитель Б. была согласна с изменением процентной ставки по кредиту, Банком в материалы дела не представлено. При этом в судебном заседании представитель Банка не опровергал факта изменения (увеличения) размера процентов по кредитному договору.

Учитывая, что кредитная организация не имела права в одностороннем порядке изменять процентную ставку по кредиту, пункт 1.4 договора поручительства не может быть признан соответствующим требованиям приведенного закона.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна.

В силу п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Исходя из приведенных норм материального права и установленных в судебном заседании обстоятельств по делу, решение суда об отказе в удовлетворении иска о признании пункта 1.4 договора поручительства недействительным в силу его ничтожности, а договора поручительства - прекращенным, нельзя признать правильным.

 

Определение N 33-421/2010

 

При разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, по мотивам отсутствия у него необходимых полномочий либо согласия других участников, когда необходимость его получения предусмотрена законом, юридически значимыми обстоятельствами являются установление отсутствия нотариально удостоверенного согласия супруга на совершение сделки, а также то обстоятельство, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах.

Л.Н.Т. обратилась в суд с иском к Л.В.И., Н. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, мотивируя тем, что спорное имущество является совместной собственностью супругов и продано без ее согласия.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

В соответствии со статьей 362 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются нарушение или неправильное применение норм материального или норм процессуального права.

При рассмотрении настоящего дела судом были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

Согласно ст. 35 Семейного кодекса РФ, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Таким образом, при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, по мотивам отсутствия у него необходимых полномочий либо согласия других участников, когда необходимость его получения предусмотрена законом, юридически значимыми обстоятельствами являются установление отсутствия нотариально удостоверенного согласия супруга на совершение сделки, а также то обстоятельство, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах.

Между тем, указанные обстоятельства не были выяснены в ходе рассмотрения настоящего дела.

Л.Н.Т., заявляя требования о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, указывала, что отсутствовало ее нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки. Ответчик Л.В.И., напротив, в ходе рассмотрения дела утверждал, что такое согласие имелось (протокол судебного заседания). Тем не менее, суд не проверил факта наличия или отсутствия нотариального согласия супруги на совершение сделки.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд, ссылаясь на ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, мотивировал тем, что истец не представил доказательств того, что ответчик Н., который купил спорную квартиру у Л.В.И., знал или заведомо должен был знать о ее несогласии на совершение данной сделки.

Однако из материалов дела усматривается, что вопрос о добросовестности приобретения Н. спорного объекта недвижимости судом при рассмотрении настоящего дела не рассматривался, хотя данное обстоятельство является юридически значимым и без его выяснения решение законным быть признано не может.

 

Определение N 33-1089/2010

 

По основанию притворности может быть признана недействительной сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю участников сделки. Стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. Достигнув согласия, стороны должны исполнить прикрываемую сделку. Исполнение юридически оформленной сделки исключает ее притворность.

М.М.В. обратился в суд с иском к М.Л.И., А., З. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным. Требования мотивировал тем, что его супруга М.Л.И. и А. заключили указанный договор по необоснованно заниженной цене на крайне невыгодных условиях для оплаты долга по договору займа перед С., в связи с чем считал сделку кабальной. А поскольку квартира отчуждена А. в пользу З., просил у него истребовать указанную квартиру от последнего. Также просил взыскать с ответчиков судебные расходы. Пояснял, что купля-продажа квартиры супругой истца была оформлена в счет обеспечения исполнения по договору займа. В действительности М-ы не имели намерения продавать квартиру. Это их единственное жилье. Считал, что сделка кабальна и совершена под влиянием обмана.

Решением суда исковые требования были удовлетворены.

Разрешая дело и удовлетворяя исковые требования, суд, воспользовавшись правом, предоставленным ему абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ, ч. 3 ст. 196 ГПК РФ и п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 О судебном решении, вышел за пределы исковых требований, оценив договор купли-продажи как притворную (п. 2 ст. 170 ГК РФ), а значит ничтожную сделку. По мнению суда оспариваемый договор купли-продажи, заключенный между М.Л.И. (продавцом) и А. (покупателем), прикрывал залог по договору займа, заключенному между С. (займодавцем) и М.Л.И. (заемщиком). Притворность суд усмотрел в том, что стороны договора купли-продажи не преследовали цели отчуждения имущества. Истинное намерение сторон было направлено на обеспечение договора займа залогом.

Судебная коллегия не согласилась с данными выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Буквальное содержание п. 2 ст. 170 ГК РФ свидетельствует о том, что притворной считается сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Таким образом, по основанию притворности может быть признана недействительной сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю участников сделки. Стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. Достигнув согласия, стороны должны исполнить прикрываемую сделку. Исполнение юридически оформленной сделки исключает ее притворность.

Следовательно, для вывода о притворности сделки суд должен установить следующие юридически значимые обстоятельства: 1) оформление сторонами прикрывающий (юридически оформленной) сделки; 2) фактическое наличие между теми же сторонами прикрываемой сделки, отвечающей признакам заключенности; 3) обоюдную волю сторон на исполнение прикрываемой сделки; 4) отсутствие действий по исполнению прикрывающей сделки.

Как видно из материалов дела 01 июля 2008 г. между М.Л.И. (продавцом) и А. (покупателем) заключен договор купли-продажи квартиры. В этот же день стороны подписали передаточный акт, свидетельствующий об исполнении продавцом своей обязанности. Расчет согласно п. 4 договора произведен между сторонами до его подписания. Переход права собственности к А. зарегистрирован в установленном законом порядке.

01 июля 2008 г. между С. (займодавцем) и М. (заемщиком) заключен договор займа. Согласно п. 1.4 во исполнение договора заемщик предоставляет принадлежащую ей на праве собственности квартиру. В соответствии с п. 1.5 после надлежащего исполнения заемщиком (М.Л.И.) своих обязательств по оплате займодавец (С.) обязуется возвратить имущество заемщика.

Обращаясь в суд заявлением, истец указала, что продала имущество А., а после отчуждения узнала, что за такую цену жилье приобрести невозможно. Заключение договора было вызвано необходимостью рассчитаться по долгам перед С.

Возражая против иска, представитель А. - Л. ссылался на то, что между его доверителем и М.Л.И. был заключен договор купли-продажи. Он же был исполнен в действительности.

Сама А., будучи допрошенной в порядке проверки сообщения М.Л.И. о совершенной в отношении нее преступления, пояснила, что является индивидуальным предпринимателем, имеет агентство недвижимости. 01 июля 2008 г. к нее обратилась ранее незнакомая М.Л.И. с просьбой о деньгах. А. предложила продать ей квартиру. Определив покупную цену, стороны заключили договор купли-продажи. Деньги были переданы в день оформления договора в регистрационной службе.

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что стороны договора купли-продажи не преследовали цели отчуждения имущества, является преждевременным, не основанным на достоверных доказательствах, имеющихся в материалах дела. Также суд не исследовал какие обстоятельства объективной действительности свидетельствуют о фактическом заключении и исполнении соглашения о залоге, что необходимо для его квалификации как прикрываемого договора; не дал оценки тому обстоятельству, исполнен договор купли-продажи сторонами или нет. Не выяснено судом, как сделка между М.Л.И. и А. может обеспечивать исполнение сделки между М.Л.И. и С.

Кроме того, суд не принял во внимание, что истец обосновал требование о признании сделки недействительной в том числе обманом. Обман представляет собой умышленное введение стороны в заблуждение относительно характера сделки, ее условий и других обстоятельств, влияющих на решение потерпевшей стороны (ст. 179 ГК РФ). То есть, в сделке под влиянием обмана одно лицо выражает свою подлинную волю, а другое - искаженную волю, сложившуюся под воздействием извне, за счет чего общая воля сторон не совпадает. При этом заключая притворную сделку стороны должны преследовать общую цель, направляемые свободно сформировавшейся общей волей, и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. Таким образом, заблуждение, вызванное обманом, на чем настаивал истец, исключает притворность (ст. 170 ГК РФ). Следовательно, М.Л.И. не могла пребывать в заблуждении, вызванном обманом, и одновременно совершать притворную сделку.

В отношении вывода суда об истребовании от З. спорного имущества суд отмечает следующее. Требование истца вернуть ему вещь по сути является требованием об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ). В связи с этим суд правильно пришел к выводу о возможности применения норм, связанных с рассмотрением виндикационного иска, однако не учел, что юридически значимыми обстоятельствами, помимо добросовестности приобретателя, по такому делу являются: 1) наличие у истца права собственности, либо иного вещного права, либо юридического титула на обладание вещью; 2) утрата титульным владельцем фактического владения вещью; 3) возможность конкретизировать вещь при помощи индивидуально-определенных признаков из иных однородных вещей; 4) фактическое нахождение вещи в незаконном владении ответчика.

При этом, во-первых, истцом не преодолена легитимация ответчика в качестве собственника; во-вторых, не обоснована утрата владения и не подтвержден факт обладания ответчиком З. спорным имуществом. Напротив, как пояснил сам истец, З. выселяет его семью, обратившись с соответствующим иском в суд. Следовательно, истец М.М.В. признает факт владения квартирой и не отрицает, что спорное имущество пока не перешло во владение ответчика.

 

Определение N 33-257/2010

 

2.3. Споры, связанные с исполнительным производством

 

Срок для добровольного исполнения не может превышать пять дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

Если в исполнительном документе указан срок исполнения, то срок для добровольного исполнения определяется в соответствии со сроком, указанным в исполнительном документе. Если исполнительный документ предъявлен к исполнению по истечении срока исполнения, указанного в нем, то устанавливаемый срок для добровольного исполнения не может превышать пять дней со дня возбуждения исполнительного производства.

Администрация муниципального образования Ширинский район обратилась в суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя Ширинского районного отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Хакасия о взыскании исполнительского сбора, требования мотивировала тем, что на основании решения суда администрация обязана предоставить Б. жилое помещение. В установленный судебным приставом-исполнителем пятидневный срок требование о добровольном исполнении администрация не выполнила, в связи с чем Постановлением от 11 марта 2010 года с администрации взыскан исполнительский сбор. Однако судебный пристав не учел, что жилое помещение должно быть предоставлено за счет субвенций бюджета Республики Хакасия, что предусматривает получение бюджетных средств в период финансового года, до 31 декабря 2010 года, в связи с чем и решение суда должно быть исполнено в пределах этого срока.

Решением суда заявленные требования были удовлетворены.

Удовлетворяя заявление и признавая постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора незаконным, суд исходил из того, что в исполнительном документе в отношении должника - Администрации МО Ширинский район установлен срок его исполнения - в 2010 году, в связи с чем срок для добровольного исполнения должен был определяться в соответствии со сроком, указанным в исполнительном документе.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Согласно ч. 12 и ч. 13 ст. 30 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ Об исполнительном производстве (далее - Закон) срок для добровольного исполнения не может превышать пять дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

Если в исполнительном документе указан срок исполнения, то срок для добровольного исполнения определяется в соответствии со сроком, указанным в исполнительном документе. Если исполнительный документ предъявлен к исполнению по истечении срока исполнения, указанного в нем, то устанавливаемый срок для добровольного исполнения не может превышать пять дней со дня возбуждения исполнительного производства.

Как видно из исполнительного листа, послужившего основанием для возбуждения 17 февраля 2010 года судебным приставом-исполнителем исполнительного производства, на Администрацию муниципального образования Ширинский район возложена обязанность предоставить Б., имеющего статус сироты, жилое помещение за счет субвенций бюджета Республики Хакасия в 2010 году.

Администрации установлен срок для добровольного исполнения требований - 5 дней. Должник предупрежден, что в случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин в срок, предоставленный для добровольного исполнения, с него будет взыскан исполнительский сбор. Постановление получено должником 19 февраля 2010 года.

Постановлением от 11 марта 2010 года с Администрации МО Ширинский район взыскан исполнительский сбор, поскольку в срок до 28 февраля 2010 года, установленный для добровольного исполнения, должник требования судебного пристава-исполнителя не исполнил.

Оценив указанные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о том, что судебный пристав-исполнитель не вправе был устанавливать срок исполнения, предусмотренный ч. 12 ст. 30 Закона - 5 дней, поскольку в исполнительном документе имеется срок исполнения 2010 год и обусловлен он получением денежных средств из бюджета Республики Хакасия.

Однако не учел, что суд в решении от 26 января 2010 года, которым был удовлетворен иск прокурора Ширинского района о предоставлении жилого помещения Б., имеющего статус сироты, сослался на данное обстоятельство в силу Закона Республики Хакасия от 5 декабря 2005 года О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований Республики Хакасия государственными полномочиями по решению вопросов социальной поддержки детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа в возрасте до 23 лет, согласно которому органы местного самоуправления муниципальных образований Республики Хакасия наделены на неограниченный срок государственными полномочиями по решению вопросов социальной поддержки детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей.

Органы местного самоуправления несут ответственность за осуществление государственных полномочий в пределах субвенций, предоставленных из республиканского бюджета на осуществление соответствующих полномочий (п. 2 ст. 3 названного Закона).

Таким образом, указание в исполнительном документе на предоставление жилого помещения за счет субвенций бюджета Республики Хакасия в 2010 году не является сроком для исполнения в смысле ФЗ Об исполнительном производстве.

Поскольку Администрация МО Ширинский район добровольно требования исполнительного документа не исполнила, об уважительных причинах неисполнения судебному приставу-исполнителю не сообщила, судебный пристав-исполнитель по истечении срока, установленного для добровольного исполнения исполнительного документа, обоснованно применил к Администрации МО Ширинский район санкцию штрафного характера (исполнительский сбор), вынеся оспариваемое постановление.

 

Определение N 33-1050/2010

 

Используя право на распоряжение денежными средствами, причитающимися в счет алиментов, заявителем был открыт счет в банке, на который перечислялись денежные средства. Указанные денежные средства не являются собственно алиментными платежами, поскольку договор вклада предусматривает начисление процентов, возможность внесения третьими лицами денежных средств на счет вкладчика, а также самим вкладчиком дополнительных денежных средств, помимо алиментных платежей.

О. обратилась в суд с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя Абаканского городского отдела судебных приставов УФССП России по РХ, мотивируя требования тем, что узнала от судебного пристава-исполнителя о наличии у нее на основании судебного приказа долга перед ГУ Управление Пенсионного фонда РФ в г. Абакане, после чего сумма была снята с ее счета, предназначенного для перечисления алиментов.

Решением суда заявленные требования были удовлетворены.

Удовлетворяя заявление О., суд исходил из того, что судебный пристав-исполнитель, установив наличие денежных средств на счете должника не выяснил источник их поступления, тогда как в ходе рассмотрения дела было установлено, что указанные денежные средства являются алиментными платежами, на которые в соответствии с требованиями Закона (ст. 101 ФЗ-229) не может быть обращено взыскание.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

В соответствии с ч. 3 ст. 68 Федерального закона N 229-ФЗ Об исполнительном производстве мерами принудительного исполнения являются: обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги; обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений.

Как видно из материалов дела, на основании Постановления от 03 апреля 2008 г. в соответствии с судебным приказом от 18 декабря 2007 г. мирового судьи судебного участка N 10 г. Абакана возбуждено исполнительное производство о взыскании с О. в пользу ГУ Управление Пенсионного фонда РФ в г. Абакане РХ страховых взносов, а также о взыскании с нее же в доход государства государственной пошлины.

Судом установлено, что по запросу судебного пристава-исполнителя о наличии расчетных счетов и вкладов в банках и иных кредитных организациях у должника О. поступила информация ОАО АКБ Банк Хакасии о наличии такого вклада без указания его назначения.

Постановлениями от 02 декабря 2009 г. судебный пристав-исполнитель обязала ОАО АКБ Банк Хакасии произвести перечисление денежных средств со счета О. на депозитный расчетный счет Абаканского городского отдела судебных приставов УФССП России по РХ. Требование судебного пристава-исполнителя банком было исполнено.

Согласно п. 1 ст. 834 Гражданского кодекса РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

Как следует из определения договора банковского вклада, его предметом является денежная сумма (вклад), а не алиментные платежи, как ошибочно полагал суд. В силу принципа свободы договора, закрепленного в ст. 421 ГК РФ, используя свое право на распоряжение денежными средствами, причитающимися в счет алиментов, О. открыла на свое имя счет в банке, на который ей перечислялись денежные средства. Указанные денежные средства не являлись собственно алиментными платежами, поскольку договор вклада предусматривает начисление процентов, возможность внесения третьими лицами денежных средств на счет вкладчика, а также самим вкладчиком дополнительных денежных средств, помимо алиментных платежей.

Учитывая, что законодательство об исполнительном производстве не предусматривает обязанности судебного пристава-исполнителя при обращении взыскания на денежные средства должника выяснять источник их поступления, их правовую природу, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для удовлетворения заявления О. не имелось, поскольку сам по себе факт перечисления денежных средств со счета должника не может свидетельствовать о незаконности действий судебного пристава-исполнителя. Кроме того, судебная коллегия учитывает общеправовой принцип неукоснительного исполнения вступившего в законную силу судебного постановления.

 

Определение N 33-706/2010

 

Зачет встречного однородного требования, так же как и надлежащее исполнение, представляет собой основание для прекращения обязательства, то есть в этой части влечет такие же последствия, как и исполнение.

Г.Л.С. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным отказа судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства и обязании судебного пристава-исполнителя вынести постановление об окончании исполнительного производства. Требования мотивировала тем, что ею произведен зачет встречного однородного требования, следовательно, исполнительное производство должно быть прекращено по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 47 ФЗ РФ 02 октября 2007 г. N 229-ФЗ Об исполнительном производстве.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Как видно из материалов дела, постановлением от 10 октября 2008 г. возбуждено исполнительное производство в отношении Г.Л.С. на основании исполнительного листа, выданного Черногорским городским судом о взыскании 95 525 руб. 53 коп. с Г.Л.С. в пользу Г.А.С.

Постановлением от 19 августа 2009 г. возбуждено исполнительное производство в отношении Г.А.С. на основании исполнительного листа, выданного Черногорским городским судом, о взыскании 113 219 руб. 12 коп. с Г.А.С. в пользу Г.Л.С.

15 сентября 2009 г. Г.Л.С. письменно обратилась к Г.А.С. с заявлением о прекращении обязательства зачетом. В письме Г.Л.С. указала, что между ними имеются встречные однородные требования, подтвержденные судебными решениями, срок исполнения которых наступил. Учитывая, что по исполнительному листу Г.Л.С. должна Г.А.С. 95 525 руб. 53 коп. за минусом фактически выплаченных 10 406 руб. 92 коп., то есть 85 118 руб. 61 коп., а Г.А.С. должен Г.Л.С. 113 219 руб. 12 коп., то обязательство Г.Л.С. по выплате Г.А.С. денежных средств в размере 85 118 руб. 53 коп. прекращается.

21 сентября 2009 г. Г.Л.С. направила ходатайство судебному приставу-исполнителю об окончании исполнительного производства о выплате денежных средств в пользу Г.А.С. в связи с прекращением обязательства зачетом.

В ответе на указанное выше ходатайство судебный пристав-исполнитель указала, что в ст. 47 ФЗ РФ 02 октября 2007 г. N 229-ФЗ Об исполнительном производстве приведен исчерпывающий перечень оснований для окончания исполнительного производства, среди которых взаимозачета не имеется.

Отказывая в удовлетворении требований о признании незаконным отказа судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства и обязании судебного пристава-исполнителя вынести постановление об окончании исполнительного производства, суд исходил из того, что в качестве основания для окончания исполнительного производства п. 1 ч. 1 ст. 47 ФЗ РФ 02 октября 2007 г. N 229-ФЗ Об исполнительном производстве установлено фактическое исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе. Следовательно, только при наличии доказательств, подтверждающих исполнение решения суда, у судебного пристава-исполнителя возникают основания для вынесения соответствующего постановления. Одно лишь заявление о зачете не гарантирует исполнение судебного акта.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 47 ФЗ РФ 02 октября 2007 г. N 229-ФЗ Об исполнительном производстве исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случае фактического исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

Согласно ст. 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Среди оснований прекращения обязательства ГК РФ называет надлежащее исполнение обязательства (п. 1 ст. 408), предоставление отступного (ст. 409), зачет (ст. 410) и другие.

При таких обстоятельствах, зачет встречного однородного требования, так же как и надлежащее исполнение, представляет собой основание для прекращения обязательства, то есть в этой части влечет такие же последствия, как и исполнение. Следовательно, судебный пристав-исполнитель в данном случае обязан был вынести постановление об окончании исполнительного производства.

 

Определение N 33-31/2010

 

2.4. Споры, связанные с применением норм

пенсионного законодательства

 

Справка о рождении, не может быть принята в качестве документа, подтверждающего рождение ребенка при установлении права на материнский капитал, т.к. в силу ст. 47 ГК РФ и положений Федерального закона Об актах гражданского состояния, документом, подтверждающим факт рождения, является свидетельство о рождении.

Прокурор Таштыпского района в интересах Н. обратился в суд с иском к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда (ГУ-УПФ) Российской Федерации в Таштыпском районе Республики Хакасия о признании решения об отказе в выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал незаконным, признании права на получение государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и возложении обязанности по его выдаче, требования мотивировал тем, что 03 октября 1999 года у истицы родился сын, который умер в тот же день. 11 сентября 2009 года она родила второго ребенка, сына, и обратилась к ответчику с заявлением о выдаче сертификата на материнский капитал. Однако в выдаче сертификата Н. было отказано в связи с отсутствием свидетельства о рождении на первого ребенка.

Полагал, что отказ является незаконным, поскольку в силу положений Федерального закона РФ О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей право на получение материнского капитала возникает у женщин, родивших второго ребенка начиная с 01 января 2007 года, при этом законом не предусмотрено такое основание для отказа в получении материнского капитала, как смерть ребенка.

Решением суда исковые требования были удовлетворены.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что отсутствие свидетельства о рождении на ребенка, умершего на первой неделе жизни, не является основанием для отказа в выдаче государственного сертификата на материнский капитал, поскольку факт рождения ребенка подтверждается справкой о рождении.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Судом установлено, что 03 октября 1999 года Н. родила сына, который умер в тот же день. Факт его рождения подтверждается справкой о рождении. 11 сентября 2009 г. у Н. родился сын Н.М. В связи с рождением второго ребенка она обратилась в пенсионный орган для получения государственного сертификата на материнский капитал.

Решением ГУ-УПФ в Таштыпском районе Н. в выдаче сертификата отказано. Основанием для отказа явилось отсутствие документа, подтверждающего рождение первого ребенка.

В соответствии с ч. 1 ст. 3 Федерального закона N 256-ФЗ О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей от 29 декабря 2006 года право на дополнительные меры государственной поддержки возникает при рождении (усыновлении) ребенка (детей), имеющего(-их) гражданство Российской Федерации, у женщин, родивших (усыновивших) второго ребенка, начиная с 1 января 2007 года, граждан Российской Федерации независимо от места их жительства.

Согласно ч. ч. 6, 7 указанной статьи, право на дополнительные меры государственной поддержки возникает со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей независимо от периода времени, прошедшего с даты рождения (усыновления) предыдущего ребенка (детей), и может быть реализовано не ранее чем по истечении трех лет со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей, за исключением случая, предусмотренного частью 6.1 статьи 7 настоящего Федерального закона.

Из преамбулы вышеуказанного Федерального закона следует, что он устанавливает дополнительные меры государственной поддержки семьям, имеющим детей, в целях создания условий, обеспечивающих этим семьям достойную жизнь, то есть сам Закон, предусматривает материальную государственную поддержку семей, имеющих детей.

Кроме того, п. п. 4, 5 Правил подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 30.12.2006 N 873 предусмотрено, что при обращении за получением государственного сертификата требуется подать заявление о выдаче сертификата со всеми необходимыми документами, в том числе, с документами, подтверждающими рождение (усыновление) детей, включая первого ребенка.

Согласно ст. 20 Федерального закона Об актах гражданского состояния в случае, если ребенок умер на первой неделе жизни, производится государственная регистрация его рождения и смерти, на основании составленных записей актов о рождении и смерти выдается только свидетельство о смерти ребенка. По просьбе родителей (одного из родителей) выдается документ, подтверждающий факт государственной регистрации рождения ребенка, умершего на первой неделе жизни.

Таким образом, справка о рождении формы N 24, представленная заявительницей, не может быть принята в качестве документа, подтверждающего рождение ребенка при установлении права на материнский капитал, т.к. в силу ст. 47 ГК РФ и положений Федерального закона Об актах гражданского состояния, документом, подтверждающим факт рождения, является свидетельство о рождении.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия нашла неправильным вывод суда о том, что представленные Н. документы подтверждают ее право на материнский (семейный) капитал.

 

Определение N 33-947/2010

 

2.5. Споры, связанные с приватизацией жилых помещений

 

Если гражданин по независящим от него причинам не может реализовать свое право на приватизацию принадлежащего ему по договору социального найма жилого помещения, то вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности в судебном порядке.

Р.С.В. и Р.А.В. обратились в суд с иском к Комитету муниципальной экономики Администрации г. Абакана о признании права собственности на квартиру, мотивируя тем, что квартира выделялась Р.С.В. по ордеру на основании решения Исполнительного комитета Абаканского Совета депутатов. В настоящее время спорное жилое помещение не числится в реестрах федеральной, государственной и муниципальной собственности, поэтому реализовать право на приватизацию во внесудебном порядке истцам не предоставляется возможным. 08 июня 2009 указанная квартира была поставлена на учет, как бесхозяйное имущество, для последующего обращения в муниципальную собственность города Абакана, однако сроки приватизации жилых помещений ограничены, что и послужило основанием для обращения истцов в суд. Просили признать право собственности Р.С.В. 1/2 на доли и Р.А.В. на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на данную квартиру.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Как видно из материалов дела и установлено судом, истцу Р.С.В. на основании решения Исполкома выдан ордер на спорное жилое помещение, в составе семьи указан муж Р.А.В.

Из справок, выданных Управлением технической инвентаризации следует, что ни Р.С.В., ни Р.А.В. участия в приватизации жилого фонда не принимали.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Республики Хакасия в удовлетворении исковых требований Союзу потребительских обществ Республики Хакасия о признании права собственности на квартиры в многоквартирном жилом доме, в том числе на спорную квартиру, отказано.

Одним из оснований для отказа в признании права собственности Хакреспотребсоюза на спорное имущество явилось то обстоятельство, что это повлечет нарушение прав граждан на приватизацию занимаемых ими квартир.

Согласно сведениям из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним спорное жилое помещение, принято на учет, как бесхозяйный объект недвижимого имущества.

Суд первой инстанции, проанализировав указанные обстоятельства, руководствуясь ст. 225 Гражданского кодекса РФ, п.п. 30, 31 Положения о принятии на учет бесхозяйных недвижимых вещей, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 17 сентября 2003 г. N 580, Законом РФ О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации пришел к выводу об отказе в удовлетворении иска в связи с тем, что право на бесплатную приватизацию конкретного жилого помещения приобретается гражданином в силу закона только в государственном или муниципальном жилищном фонде, но не на бесхозяйную вещь, для которой определен специальный порядок приобретения права собственности - либо в собственность муниципальную, либо в собственность в силу приобретательской давности. Также суд указал, что не является органом, осуществляющим приватизацию, соответственно не вправе распоряжаться государственным или муниципальным недвижимым имуществом, а вправе рассмотреть заявление граждан на нарушение их прав при решении вопроса о приватизации.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Как следует из искового заявления, истцы обратились в суд с требованием о признании права собственности на спорную квартиру, указывая, что не могли во внесудебном порядке реализовать свое право на приватизацию и получить жилье в собственность.

Спорная квартира предоставлена истцам на основании ордера.

Согласно Жилищному кодексу РСФСР, действовавшему на момент получения ордера, на основании решения органа местного самоуправления, государственного либо муниципального предприятия или учреждения о предоставлении жилья по договору найма гражданину органом местного самоуправления выдавался ордер, который являлся единственным основанием для вселения в предоставленное жилое помещение (ст. 47 ЖК РСФСР).

В соответствии со статьей 35 Конституции Российской Федерации каждый вправе иметь имущество в собственности.

Статья 2 Закона Российской Федерации О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации предусматривает, что граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность.

По смыслу указанного выше Закона право на приобретение в собственность бесплатно, в порядке приватизации жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда предполагает создание гражданам равных правовых условий для реализации данного права.

В том случае, если жилой фонд не передан должным образом в государственную (муниципальную) собственность, либо собственник его не определен, граждане не могут воспользоваться своим правом на приобретение в собственность принадлежащего им по договору социального найма жилого помещения, что соответственно нарушает положения названных норм Закона.

Если государство устанавливает в законе право граждан на получение жилья в собственность, то оно обязано обеспечить и возможность реализации этого права.

В соответствии со статьей 8 Закона Российской Федерации О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации в случае нарушения прав гражданина при решении вопросов приватизации жилых помещений он вправе обратиться в суд.

Следовательно, если гражданин по независящим от него причинам не может реализовать свое право на приватизацию принадлежащего ему по договору социального найма жилого помещения, то вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности в судебном порядке.

Согласно статьям 17 и 28 Федерального закона О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, вступившие в законную силу судебные акты являются основаниями для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях. Момент возникновения права определяется решением суда. При этом государственный регистратор не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда.

Таким образом, право собственности на спорную квартиру может быть признано за истцами в судебном порядке и должно быть зарегистрировано органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, на основании судебного решения.

При этом ст. 225 Гражданского кодекса РФ не исключает возможность приобретения права собственности на имущество, поставленное на учет в качестве бесхозяйного.

 

Определение N 33-274/2010

 

2.6. Прочие категории дел

 

Согласно ч. 4 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Как разъяснено в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 О судебном решении на основании части 4 статьи 1 ГПК РФ, по аналогии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

И. обратился в суд с иском к ООО Росгосстрах-Сибирь о взыскании страховой выплаты, исковые требования мотивировал тем, что произошло столкновение, принадлежащего ему автомобиля Хонда Инспайр, под его управлением, и автомобиля УАЗ, под управлением Т., в результате чего автомобиль Хонда Инспайр был поврежден. Стоимость восстановительного ремонта составила 180821 руб. 16 коп. Поскольку его автогражданская ответственность застрахована в ООО Росгосстрах-Сибирь, просил взыскать с ответчика страховую выплату в сумме 120 тыс. руб. и судебные расходы.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично.

Статьей 14.1 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств предусмотрено, что потерпевший имеет право предъявить требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, непосредственно страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств: а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только имуществу; б) дорожно-транспортное происшествие произошло с участием двух транспортных средств, гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Статьей 1 названного Закона потерпевший - лицо, жизни, здоровью или имуществу которого был причинен вред при использовании транспортного средства иным лицом, в том числе пешеход, водитель транспортного средства, которым причинен вред, и пассажир транспортного средства - участник дорожно-транспортного происшествия.

Как видно из материалов дела, произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобилей Хонда Инспайр, под управлением И. и УАЗ - 2206, под управлением Т. Механические повреждения получили оба автомобиля. Постановлением инспектора ОГИБДД ОВД по Аскизскому району И. привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ, невыполнение требований Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, в зоне действия знака 2.6 ПДД Преимущество встречного движения и ему назначено наказание в виде штрафа.

Гражданская ответственность И. была застрахована в ООО Росгосстрах-Сибирь с 18.11.2008 г. по 17.11.2009 г.

6 марта 2009 года И., ссылаясь на названный выше Закон, обратился к страховщику с заявлением о страховой выплате в связи с повреждением автомобиля в сумме 120 тыс. руб.

Разрешая настоящий спор, суд по ходатайству истца и его представителя назначил автотехническую экспертизу, с учетом выводов которой пришел к выводу о том, что, несмотря на действие для И. знака 2.6 Преимущество встречного движения, последний должен был уступить дорогу автомобилю УАЗ только в случае, когда этот автомобиль находился бы на мосту или на подъезде к нему, а водитель автомобиля УАЗ Т., в свою очередь должен был в соответствии с требованиями пункта 10.1 Правил дорожного движения, при занятости дороги принять меры к снижению скорости и остановке, чтобы дать возможность встречному средству, уже двигающемуся по узкому участку (мосту), освободить проезжую часть.

Исходя из указанных обстоятельств, установил вину обоих водителей: Т. - 70%, И. - 30%, и, руководствуясь приведенной нормой права, пришел к выводу о том, что истец, как потерпевший, имел право предъявить требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, непосредственно страховщику, каким является ООО Росгосстрах.

Судебная коллегия не согласилась с данными выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Согласно ч. 4 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Как разъяснено в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 О судебном решении в силу части 4 статьи 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, лишь по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом.

Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения.

В решении суда об удовлетворении иска, помимо ссылки на приговор по уголовному делу, следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы (например, учет имущественного положения ответчика или вины потерпевшего).

Согласно разъяснению Пленума на основании части 4 статьи 1 ГПК РФ, по аналогии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

Постановление инспектора ГИБДД ОВД по Аскизскому району о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ И. обжаловал в суд, решением которого постановление оставлено без изменения, жалоба И. - без удовлетворения.

Решением Верховного суда Республики Хакасия решение районного суда оставлено без изменения.

Указанными судебными постановлениями установлено, что по ходу движения автомобиля Хонда Инспайр перед мостом через реку Аскиз установлен знак 2.6 ПДД РФ, а по ходу движения встречного автомобиля УАЗ имеется знак приоритета 2.7 ПДД РФ, при этом обзор подъезда к мосту хороший, а потому И. не мог не видеть движущийся во встречном направлении автомобиль. Однако, рассчитывая на возможность разъехаться, проигнорировал действие знака и продолжил движение.

Таким образом, установлен состав административного правонарушения И.: несоблюдение знаков приоритета, устанавливающих очередность проезда узких участков дороги, что значит, что понятие требования уступить дорогу означает, что участник дорожного движения не должен начинать, или продолжать движение, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость.

При этом сведений о нарушении Правил дорожного движения водителем Т. в материалах дела не имеется.

Поскольку вопросы о том, имели ли место действия, явившиеся причиной дорожно-транспортного происшествия, и совершены ли они И., разрешены, то необходимости в установлении вновь вины водителей при рассмотрении настоящего дела у суда первой инстанции не имелось.

При этом принятые судом первой инстанции по настоящему делу выводы эксперта являются правовыми, не требующими специальных познаний в указанной области.

При таких обстоятельствах судебная коллегия посчитала, что вывод суда о том, что И. является потерпевшим, имеющим право предъявить требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, непосредственно страховщику, который застраховал его гражданскую ответственность, не может быть признан правильным, а потому исковые требования И. к ООО Росгосстрах о взыскании страховой выплаты не подлежали удовлетворению.

 

Определение N 33-749/2010

 

Действующим законодательством не предусмотрен такой способ защиты как признание недействительным зарегистрированного права. При этом оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество может происходить лишь с использованием установленных гражданским законодательством способов защиты, применяемых с учетом характера и последствий соответствующего правонарушения.

Е.В.В., Е.Н.А. обратились в суд с иском к Управлению Федеральной регистрационной службы по Республике Хакасия (УФРС), Администрации МО Усть-Абаканский район, Д. о признании недействительным зарегистрированного права собственности Д. на земельный участок, требования мотивировали тем, что оспариваемая регистрация произведена на основании постановления Главы МО Усть-Абаканский район, которым в собственность Д. передан указанный земельный участок, занимающий земли общего пользования, в связи с чем истцы, как собственники смежных земельных участков, лишены возможности проезда к своим участкам. Поскольку в настоящее время данное постановление отменено, зарегистрированное право является недействительным.

Решением суда исковые требования были удовлетворены.

Как видно из материалов дела, Е.Н.А. и Е.В.В. являются собственниками земельных участков, расположенных в пгт. Усть-Абакан  ;... ; соответственно.

Постановлением Главы МО Усть-Абаканский район в собственность Д. передан земельный участок площадью 1922 кв. м, расположенный в пгт. Усть-Абакан  ;... ; на основании которого за Д. зарегистрировано право собственности на участок.

Обращаясь в суд с настоящим иском, Е-вы ссылались на то, что указанным Постановлением в земельный участок площадью 1922 кв. м, переданный в собственность Д., включен земельный участок площадью 155 кв. м, относящийся к землям общего пользования, в связи с чем истцы, как собственники смежных земельных участков, лишены возможности проезда к своим участкам.

Признавая недействительным зарегистрированное право собственности Д. на земельный участок, суд первой инстанции исходил из того, что Постановление Главы МО Усть-Абаканский район от 23 января 2007 года N 64-п отменено Постановлением Главы МО Усть-Абаканский район N 786-п от 10 июня 2009 года, в связи с чем подлежит признанию недействительным и зарегистрированное на основании указанного постановления право собственности Д. на земельный участок.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Статьей 11 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплена судебная защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Защита гражданских прав осуществляется перечисленными в ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способами, причем эта статья также содержит указание на возможность применения иных способов, предусмотренных в законе.

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. При этом зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Вместе с тем в Гражданском кодексе Российской Федерации, в Федеральном законе О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в иных законах не предусмотрен такой способ защиты как признание недействительным зарегистрированного права. При этом оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество может происходить лишь с использованием установленных гражданским законодательством способов защиты, применяемых с учетом характера и последствий соответствующего правонарушения.

 

Определение N 33-744/2010

 

Указанное истцом основание не порождает денежных обязательств, поскольку достигнутая сторонами договоренность могла быть исполнена в добровольном порядке, при этом отказ от исполнения договоренности не является основанием возникновения у истца права, подлежащего судебной защите.

М.Р.Б. обратился в суд с иском к М.Л.Р. о взыскании денежных средств, исковые требования мотивировал тем, что согласно расписке М.Л.Р. обязалась после продажи комнаты передать ему (истцу) денежные средства для приобретения жилья. В настоящее время комната продана, однако денежные средства от ее продажи ответчица ему не передала, в связи с чем просил взыскать с нее указанные денежные средства.

Решением суда исковые требования были удовлетворены.

В соответствии со ст. 307 Гражданского кодекса РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе.

Обращаясь в суд с настоящим иском, М.Р.Б. ссылался на то, что М.Л.Р. обязалась после продажи комнаты передать ему денежные средства для приобретения жилья. В настоящее время комната продана, однако денежные средства от ее продажи ответчица ему не передала.

В подтверждение своих доводов истец представил расписку.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что в расписке имеется обязанность М.Л.Р. передать М.Р.Б. денежные средства за продажу комнаты в силу ст. 307 ГК РФ.

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Статья 307 ГК РФ называет лишь два основания возникновения обязательств как таковых - договор и причинение вреда, а также отсылает к иным основаниям, указанным в ГК РФ.

Согласно ст. 8 Гражданского кодекса РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают: из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему; из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей; из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности; в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом; в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности; вследствие причинения вреда другому лицу; вследствие неосновательного обогащения; вследствие иных действий граждан и юридических лиц; вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

Вместе с тем, согласно расписке М.Л.Р. обязуется отдать Р. от продажи (когда сможет продать) одной (маленькой) комнаты из двух (большую продавать не будет) денежные средства на то, чтобы он мог купить где-нибудь участок или какое-нибудь жилье, в том числе и за пределами Абакана, даже в Усть-Абакане или Черногорске.

Таким образом, возникновение денежного обязательства у ответчицы истец связывал с дачей ею согласия на передачу ему денежных средств на приобретение жилья.

Между тем, такого основания для возникновения обязательства, какое указывает истец, приведенные нормы права не содержат.

Следовательно, указанное истцом основание не порождает денежных обязательств, поскольку достигнутая сторонами договоренность могла быть исполнена в добровольном порядке, при этом отказ от исполнения договоренности не является основанием возникновения у истца права, подлежащего судебной защите.

Таким образом, расписка, на которую ссылается истец, не является основанием для взыскания с М.Л.Р. денежных средств.

 

Определение N 33-640/2010

 

Отдел судопроизводства по гражданским делам

Верховного суда Республики Хакасия