Письмо Красноярского краевого суда от 14.09.2010 N П-08-56

 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПИСЬМО

от 14 сентября 2010 г. N П-08-56

 

Красноярским краевым судом совместно с Сибирским федеральным университетом в 2008 году издан сборник судебной практики Практика по гражданским делам Красноярского краевого суда.

Вместе с тем за период с момента издания сборника произошли изменения в судебной практике по рассмотрению исков о взыскании сумм страхового возмещения по страховым случаям с автомобилями, не прошедшими таможенное оформление, исков о возмещении вреда здоровью, причиненного сотрудникам милиции, а также исков о признании граждан проживающими в общежитии на условиях социального найма в части возможности удовлетворения таких исков вне зависимости от того, какой договор был заключен с гражданами при их вселении, и вне зависимости от даты вселения в общежитие. Содержащиеся в сборнике судебной практики разъяснения по указанным выше вопросам не соответствуют современной правоприменительной практике. При рассмотрении названных категорий дел судам надлежит учитывать следующее:

1. При рассмотрении исков о взыскании сумм страхового возмещения по страховым случаям с автомобилями, не прошедшими таможенное оформление (стр. 40 сборника).

Согласно требованиям ч. 4 ст. 320 Таможенного кодекса РФ (аналогичные положения содержались в части 8 статьи 124 Таможенного кодекса РФ от 18.06.1993), при незаконном перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу ответственность за уплату таможенных пошлин, налогов несут лица, незаконно перемещающие товары и транспортные средства, лица, участвующие в незаконном перемещении, если они знали или должны были знать о незаконности такого перемещения, а при ввозе - также лица, которые приобрели в собственность или во владение незаконно ввезенные товары и транспортные средства, если в момент приобретения они знали или должны были знать о незаконности ввоза, что надлежащим образом подтверждено в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Статьей 380 Таможенного кодекса РФ от 18.06.1993 было предусмотрено, что товары, транспортные средства и иные предметы, в отношении которых вынесено постановление о конфискации, по истечении срока обжалования постановления таможенного органа Российской Федерации конфискуются. Конфискация производится независимо от того, являются ли они собственностью лица, совершившего нарушение таможенных правил, а также независимо от того, установлено это лицо или нет. В пункте 5 статьи 352 действующего Таможенного кодекса РФ также указано, что обращение взыскания на товары в счет уплаты таможенных пошлин, налогов производится независимо от того, в чьей собственности находятся такие товары.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 14.05.1999 N 8-П положение, содержащееся в части первой статьи 380, согласно которому конфискация товаров, транспортных средств и иных предметов производится независимо от того, являются ли они собственностью лица, совершившего нарушение таможенных правил, а также независимо от того, установлено это лицо или нет, признано соответствующим Конституции Российской Федерации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 14 мая 1999 года N 8-П и Определении от 27 ноября 2001 года N 202-0, положение части первой статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации в его конституционно-правовом смысле, выявленном Конституционным Судом Российской Федерации, означает, что товары и транспортные средства, ввезенные на таможенную территорию Российской Федерации с нарушением таможенных правил, предусматривающих возможность конфискации, не могут быть конфискованы у лиц, которые приобрели их в ходе оборота на территории Российской Федерации, если эти лица не могли каким-либо образом влиять на соблюдение требуемых при перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу таможенных формальностей, поскольку не были в тот период участниками каких-либо отношений, включая таможенные отношения, по поводу такого имущества, и если, приобретая его, они не знали и не должны были знать о незаконности ввоза. Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2009 года N 248-0-П, пункт 5 статьи 352 Таможенного кодекса РФ в системе действующего правового регулирования не предполагает обращение взыскания на транспортное средство в счет уплаты таможенных платежей в случаях, когда известен собственник данного транспортного средства и надлежащим образом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, не подтверждено, что это лицо, приобретшее в собственность незаконно ввезенное транспортное средство, в момент его приобретения знало или должно было знать о незаконности ввоза.

Таким образом, гражданско-правовая ответственность либо другие неблагоприятные последствия могут быть возложены на лицо, которое приобрело перемещенное через таможенную границу Российской Федерации транспортное средство, при доказанности, что в момент приобретения это лицо знало или должно было знать о незаконности ввоза. Это положение распространяется и на случаи, когда транспортное средство, перемещенное через таможенную границу, не прошло таможенное оформление.

Согласно ст. 930 ГК РФ имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества. Недействительным является договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества.

Добросовестный приобретатель нерастаможенного автомобиля пользуется им на законных основаниях, его право собственности на автомобиль никем не оспаривается, как собственник автомобиля, он несет расходы по содержанию автомобиля и, безусловно, заинтересован в сохранности своего имущества. Договор страхования такого автомобиля не может быть признан недействительным со ссылкой на отсутствие у страхователя интереса в сохранении имущества.

В этой связи нельзя признать правомерными отказы страховых компаний в выплате страхового возмещения страхователям, которые не знали и не должны были знать о незаконности ввоза принадлежащих им автомобилей.

(Письмо Красноярского краевого суда от 4 сентября 2009 года N П-775)

2. При рассмотрении исков о возмещении вреда здоровью, причиненного сотрудникам милиции (стр. 52 - 54 сборника).

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2009 года N 13-П По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 29 Закона Российской Федерации О милиции и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Нижегородского районного суда города Нижнего Новгорода и Сормовского районного суда города Нижнего Новгорода признана не противоречащей Конституции Российской Федерации часть четвертая статьи 29 Закона Российской Федерации О милиции, поскольку она - по своему конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи со ст. 1064 ГК Российской Федерации - предполагает ежемесячную выплату государством денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы.

Признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 7, 19, 39 часть четвертую статьи 29 Закона Российской Федерации О милиции в той мере, в какой она во взаимосвязи со ст. 1064 ГК РФ - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - позволяет правоприменительным органам отказывать в выплате ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы, при отсутствии виновных противоправных действий органов внутренних дел, других государственных органов и их должностных лиц.

В указанной связи следует обратить внимание, что суды края, ссылаясь на статью 1084 ГК РФ, отказывали в выплате ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающими для них возможность дальнейшего прохождения службы, при отсутствии виновных противоправных действий органов внутренних дел, других государственных органов или их должностных лиц.

Между тем статья 29 Закона Российской Федерации О милиции предусматривает выплату сотруднику милиции при получении им в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц (часть 3) и денежной компенсации в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в данной статье основаниям, за счет средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры (часть 4).

Денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного здоровью, согласно Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел или его близких (утверждена Приказом министра внутренних дел Российской Федерации от 15 октября 1999 года N 805), выплачивается потерпевшему сотруднику органов внутренних дел ежемесячно при назначении ему пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей) и ведущими к досрочному увольнению со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья; выплата сумм в возмещение вреда производится финансовым подразделением (бухгалтерией) соответствующего органа внутренних дел в течение всего срока, на который установлена инвалидность (пункты 21 и 23).

Таким образом, при рассмотрении указанных споров судам края следует правильно толковать часть 4 ст. 29 Закона Российской Федерации О милиции во взаимосвязи со статьей 1084 ГК РФ, с учетом положений указанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, позволяющих признать неправильной сложившуюся ранее практику рассмотрения таких споров.

(Обзор кассационной и надзорной практики Судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда за 9 месяцев 2009 года)

3. При рассмотрении исков о признании граждан проживающими в общежитии на условиях договора социального найма (стр. 209 - 210 сборника).

Согласно разъяснениям Конституционного Суда РФ, введение в действующее законодательство статьи 7 Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ было обусловлено задачей защиты прав тех граждан, которые после передачи органам местного самоуправления общежитий, ранее принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям (учреждениям), выполнявшим в отношении указанных граждан функцию и наймодателя, и работодателя, оказались пользователями жилой площади, принадлежащей другому наймодателю, не являющемуся их работодателем, что исключало возможность использования этих помещений в качестве общежитий и, соответственно, выселения проживающих в них граждан по основаниям, предусмотренным для выселения из специализированного жилищного фонда. Фактически это привело к изменению их правового статуса и тем самым потребовало изменения правового режима занимаемых жилых помещений (Определение от 3 июля 2007 года N 425-0-0 N 189-ФЗ).

При рассмотрении судами исков граждан о признании их проживающими в общежитии по договорам социального найма, судам следует учитывать дату вселения в общежитие и тщательно исследовать условия, на которых производилось вселение.

Решением Дудинского районного суда Красноярского края, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, за Д.Ю. и ее несовершеннолетней дочерью Д.И. было признано право на приватизацию жилого помещения, расположенного в общежитии.

Удовлетворяя требования истицы, судебные инстанции исходили из того, что согласно ст. 7 Федерального закона О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ жилой дом, в котором расположена спорная комната, утратил статус общежития в силу закона, поэтому к жилым помещениям в этом доме применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма. Следовательно, занимаемая истицей комната должна была быть предоставлена ей на условиях договора социального найма. Отсутствие такого договора, а также решения органа местного самоуправления об исключении жилого дома из специализированного жилищного фонда не должно препятствовать осуществлению гражданами прав нанимателей по договору социального найма жилого помещения.

Президиум Красноярского краевого суда не согласился с вышеприведенными выводами судов первой и второй инстанций, отменил принятые ими судебные постановления с направлением дела на новое рассмотрение, указав на следующие обстоятельства.

Из материалов дела следует, что общежитие, в котором расположена спорная жилая комната, было передано от акционерного общества в муниципальную собственность г. Дудинка.

После вступления в силу Федерального закона О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации жилым домом, в котором находится спорное жилое помещение, статус общежития был утрачен в силу закона.

Однако распоряжением руководителя администрации г. Дудинки в 2007 году жилые помещения в этом жилом доме отнесены к специализированному жилищному фонду - жилым помещениям в общежитии.

Распоряжение издано в пределах полномочий руководителя администрации г. Дудинки и основано на положениях ст. 92 ЖК РФ, Постановления Правительства РФ от 26 января 2006 года N 42 Об утверждении Правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду и типовых договоров найма специализированных жилых помещений, решения Городского собрания г. Дудинки от 21 апреля 2006 года Об утверждении Положения о порядке предоставления жилых помещений специализированного жилищного фонда г. Дудинки.

Спорная комната была предоставлена Д.Ю. и ее малолетней дочери администрацией г. Дудинка в 2008 году по договору найма специализированного жилого помещения в связи и на период работы истицы в дошкольном учреждении. Предоставленная истице комната являлась жилым помещением в общежитии, в силу чего с истицей и был заключен договор найма специализированного жилого помещения в общежитии.

В соответствии со ст. 4 Закона РФ О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации жилые помещения, находящиеся в общежитиях, не подлежат приватизации.

(Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 13 июля 2010 года N 44г-48/2010).

Письмо обсуждено на совещании судей судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда 10 сентября 2010 года.

 

Первый заместитель председателя

Красноярского краевого суда

С.В.АСТАШОВ