Информационное письмо Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия от 30.10.2010

 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 30 октября 2010 года

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ВОПРОСАМ ВОЗМЕЩЕНИЯ УЩЕРБА В СВЯЗИ

С НЕЗАКОННЫМ ПРИВЛЕЧЕНИЕМ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

 

В соответствии с Планом работы Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия на I-е полугодие 2010 г. проведено изучение судебной практики рассмотрения дел о возмещении ущерба в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Согласно Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53); права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52).

Согласно ст. 1070 ГК РФ устанавливается ответственность Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда гражданину или юридическому лицу.

К незаконным действиям закон относит незаконное осуждение, незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконное наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, а также иные последствия незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры. Вред же, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Целью настоящего обзора является определение общего подхода в решении возникающих у судов республики вопросов при рассмотрении дел о возмещении ущерба в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, выявлении ошибок, допускаемых судами при рассмотрении дел данной категории.

Изучение судебной практики, связанной с применением законодательства о возмещении ущерба в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, судами Республики Хакасия показало, что суды в основном правильно рассматривают дела указанной категории.

Вместе с тем представляется необходимым обратить внимание судов Республики Хакасия на некоторые вопросы, вызывающие затруднения при разрешении дел указанной категории.

В обзоре приведены характерные ошибки, допускаемые судами при рассмотрении дел о возмещении ущерба в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, а также изложены некоторые правовые позиции Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия.

 

ОБЩИЙ АНАЛИЗ ДЕЛ

 

Районными (городскими) судами Республики Хакасия за 2009 г. было рассмотрено 60 гражданских дел о возмещении ущерба в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности. По 19 гражданским делам исковые требования были удовлетворены, по 36 делам - отказано в удовлетворении исковых требований, по 4 делам прекращено производство по делу.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия в 2009 г. в кассационном порядке было рассмотрено 22 гражданских дела о возмещении ущерба в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, из них 3 решения (или 13,6%) было отменено. Для сравнения в 2008 г. рассмотрено 27 гражданских дел, из них 3 (или 11,1%) отменено.

Исходя из положений статьи 1071 ГК РФ, при рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу, надлежащими ответчиками являются Министерство финансов РФ, если вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, управление финансов субъекта РФ, если вред возмещается за счет казны субъекта РФ, либо финансовый отдел субъекта муниципального образования, если вред возмещается за счет казны этого образования.

Т. обратился в суд с иском к казне Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда.

Определением суда исковое заявление возвращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив определение, указала следующее.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ судья возвращает заявление в случае, если дело неподсудно данному суду.

В соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

В соответствии со ст. 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта РФ, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.

Исходя из положений статьи 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации, при рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу, ответственность за который установлена статьями 1069 и 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, надлежащими ответчиками являются Министерство финансов Российской Федерации, если вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, управление финансов субъекта Российской Федерации, если вред возмещается за счет казны субъекта Российской Федерации, либо финансовый отдел субъекта муниципального образования, если вред возмещается за счет казны этого образования.

Возвращая исковое заявление, судья указал, что данное дело не подсудно Саяногорскому городскому суду, поскольку исковое заявление Т. к казне Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда должно быть подано в Тверской районный суд г. Москвы, по месту нахождения ответчика, указанного в заявлении истца.

Между тем, из содержания заявления следует, что вред причинен Т. в результате незаконных действий сотрудника ОВД г. Саяногорска.

В соответствии со ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, таким образом, судья неправильно применил положения п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ возвращая заявление Т.

 

Определение N 33-926/2009

 

Аналогичное процессуальное нарушение установлено судом кассационной инстанции при рассмотрении частной жалобы Т. на определение суда от 15 апреля 2009 г., которым исковое заявление Т. возвращено в связи с его неподсудностью. Судебная коллегия указала, что поскольку, как видно из заявления Т. вред был причинен в результате незаконных действий инспектора ГИБДД г. Саяногорска, то судья неправильно применил положения п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ возвращая заявление Т.

 

Определение N 33-927/2009

 

В силу ст. 1070 ГК РФ основанием для компенсации морального вреда является сам факт незаконного привлечения лица к уголовной ответственности.

М. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по РХ о компенсации морального вреда в размере 1 500 000 рублей, требования мотивировал тем, что прокуратурой г. Абакана в отношении него и сотрудников милиции Ч., Т., было возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ст. 133 и ч. 1 ст. 285 УК РФ, которое впоследствии прекращено за отсутствием состава преступления. В результате незаконного привлечения к уголовной ответственности он был уволен с должности участкового инспектора милиции УВД по г. Абакану, длительное время находился под следствием, был ограничен в правах и возможности передвигаться, не мог трудоустроиться. В связи с распространением обстоятельств дела в средствах массовой информации были опорочены его честь и достоинство. Незаконным привлечением к уголовной ответственности были нарушены его личные неимущественные права, причинены нравственные страдания близким ему людям.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Отказывая в удовлетворении требований М., суд исходил из того, что при отсутствии доказательств, подтверждающих незаконность действий прокуратуры при возбуждении уголовного дела, прекращение уголовного дела за отсутствием в действиях лица состава преступления, не является основанием для компенсации морального вреда.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

В соответствии со ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от ее имени выступает Министерство финансов Российской Федерации.

Как видно из материалов дела, Постановлением прокуратуры г. Абакана от 28 августа 2007 года на основании рапорта старшего о/у по ОВД ОСБ МВД по РХ было возбуждено уголовное дело в отношении М., Т., Ч. по признакам преступлений, предусмотренных ст. 133 и ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Постановлением следователя Абаканского межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по РХ от 29 декабря 2008 года данное уголовное дело и уголовное преследование в отношении подозреваемых М., Т., Ч. прекращено по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК, ч. 1 ст. 286, ст. 133 УК РФ.

Учитывая изложенные обстоятельства, а также положения п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ согласно которым, право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием имеет подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, судебная коллегия посчитала обоснованными доводы кассатора о том, что в отношении него незаконно велось уголовное преследование в период с 28 августа 2007 года по 29 декабря 2008 года.

Вывод суда об отсутствии доказательств, подтверждающих незаконность действий прокуратуры РХ при возбуждении уголовного дела, положенный в основу решения об отказе в иске, судебная коллегия посчитала неправильным, поскольку в силу ст. 1070 ГК РФ основанием для компенсации морального вреда является сам факт незаконного привлечения лица к уголовной ответственности.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Как разъяснено в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права.

Истец утверждал, что в результате незаконного уголовного преследования он испытывал нравственные страдания.

Поскольку совершению преступления общество дает негативную оценку, кроме того, привлечение к уголовной ответственности влечет наказание, переживания, связанные с незаконным уголовным преследованием предполагаются.

Как разъяснено в п. 8 вышеприведенного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимание обстоятельств.

Учитывая характер причиненных истцу физических и нравственных страданий, требования разумности и справедливости, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, длительность уголовного преследования, судебная коллегия посчитала возможным взыскать в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей.

 

Определение N 33-1005/2009

 

Переквалификация действий лица, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков судом, постановившим обвинительный приговор, сами по себе не являются реабилитирующими обстоятельствами.

Ф. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда, мотивируя тем, что с 12 октября 2005 года, будучи задержанным в порядке ст. 91 УПК РФ по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209; п. а, в ч. 4 ст. 162; ч. 3 ст. 30; п. ж, з ч. 2 ст. 105; ч. 3 ст. 162 УК РФ, он подвергался со стороны сотрудников прокуратуры г. Саяногорска, МВД РХ психологическому и физическому давлению, в связи с чем, 11 января 2006 года совершил попытку суицида путем вскрытия вен на руке. 09 февраля 2007 года приговором Верховного суда РХ был оправдан за отсутствием состава преступления по ч. 1 ст. 209 УК РФ. Полагая, что незаконными действиями должностных лиц прокуратуры и милиции, а также незаконным привлечением к уголовной ответственности, ему причинен моральный вред, просил взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 7 000 000 рублей.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично, взыскана компенсация морального вреда в размере 10 000 рублей.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В отношении лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, такой порядок определен Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (ст. 133 - 139, 397 и 399).

Исходя из содержания данных статей право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований (вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого или обвиняемого - прекращение уголовного преследования). При этом установлено, что иски за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (ст. 136 УПК РФ).

Переквалификация действий лица, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков судом, постановившим обвинительный приговор, сами по себе не являются реабилитирующими обстоятельствами.

Как установлено в ходе рассмотрения дела и подтверждается материалами уголовного дела, Ф. был привлечен к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 2 ст. 162 УК РФ, ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 2 ст. 161 УК РФ, ч. 1 ст. 209 УК РФ. В отношении него 03 июля 2005 года возбуждено уголовное дело и 12 октября 2005 года избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая неоднократно продлялась.

Приговором Верховного суда РХ от 09 февраля 2007 года, вступившим в законную силу, Ф. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 2 ст. 162 УК РФ, ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 2 ст. 161 УК РФ, по ч. 1 ст. 209 УК РФ истец оправдан за отсутствием в деянии состава преступления.

Таким образом, в отношении Ф. постановлен обвинительный приговор.

То обстоятельство, что истец оправдан по ч. 1 ст. 209 УК РФ, наряду с признанием его вины по иным статьям Уголовного кодекса РФ, не может рассматриваться в качестве основания для возникновения у него права на реабилитацию.

Доказательств, подтверждающих доводы истца о причинении ему действиями органов следствия нравственных и физических страданий, в ходе судебного разбирательства не представлено.

Следовательно, требования Ф. о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, удовлетворению не подлежали.

 

Определение N 33-517/2009

 

Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23.12.1988 г. N 15 О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей не подлежит применению, как противоречащий Конституции и действующему законодательству.

1. Ч. обратился в суд с шестью исковыми заявлениями к Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по РХ, Министерству финансов РХ о компенсации морального вреда в общей сумме 12000000 рублей (по 2000000 по каждому исковому заявлению), мотивируя свои требования тем, что 02 июня 2003 года в отношении истца Аскизским районным судом приняты шесть постановлений о прекращении шести уголовных дел за недоказанностью и отсутствием в его действиях состава преступлений. Указывает, что в мае 2002 года в отношении его были возбуждены уголовные дела по обвинению его в совершении преступления, относящегося к категории тяжких преступлений, одновременно по шести уголовным делам была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Уголовное преследование продолжалось более года, с середины мая 2002 года по 02 июня 2003 года, в указанный период Ч. подвергался незаконному лишению свободы с содержанием в следственном изоляторе г. Минусинска с этапированием для следственных и судебных действий в изолятор временного содержания с. Аскиз, испытывал нравственные и физические страдания в связи с неблагоприятными условиями содержания, отсутствием централизованного водоснабжения, вытяжной вентиляции в камерах, отсутствием постельного белья, санузла. Истец постоянно подвергался угрозе быть зараженным гепатитом и чесоткой, в результате получил тяжелое заболевание - туберкулез легких, чем его здоровью был нанесен вред.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Статья 1070 ГК РФ предусматривает ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, согласно которой вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Часть 2 ст. 133 УПК РФ устанавливает, что право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, имеют лица, по уголовным делам которых был вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование в отношении которых было прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, за отсутствием события преступления, отсутствием состава преступления, за непричастностью лица к совершению преступления и по некоторым другим основаниям, а также лица, в отношении которых было отменено незаконное или необоснованное постановление суда о применении принудительной меры медицинского характера.

По смыслу закона, исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела и руководствуясь принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина, суд может принять решение о возмещении вреда, причиненного в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Из материалов дела следует, что в отношении Ч. было возбуждено шесть уголовных дел N 175373, 191810, 191757, 191731, 191756, 175584. По всем указанным уголовным делам в отношении Ч. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлениями судьи Аскизского районного суда от 02 июня 2003 года уголовное дело N 175373, 191810, 191757, 191731, 191756, 175584 в отношении Ч. прекращено за недоказанностью и отсутствием в его действиях состава преступления.

Судом установлено, что в период предварительного следствия по уголовному делу по факту кражи скота Ч. давал признательные показания.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что с 09 мая 2002 года Ч. содержался под стражей на законных основаниях по другому уголовному делу. Кроме того, в действиях истца имелся самооговор, следовательно, вред, возмещению не подлежит.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции.

Постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1992 года N 8 О применении судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда Союза ССР разъяснено, исходя из п. 2 Постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств, до принятия соответствующих законодательных актов Российской Федерации нормы бывшего Союза ССР и разъяснения по их применению, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда Союза ССР, могут применяться судами в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации, законодательству Российской Федерации и Соглашению о создании Содружества Независимых Государств.

Согласно ст. 2, ч. 1 ст. 45 и ст. 53 Конституции РФ государство обязано признавать, соблюдать и защищать права и свободы, создавая при этом эффективные правовые механизмы устранения любых нарушений, в том числе допущенных его органами и должностными лицами при осуществлении уголовного судопроизводства.

Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению.

В соответствии со ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Как указано в ст. 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В силу ст. 17 УПК РФ судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

На основании изложенного судебная коллегия пришла к выводу, что не подлежит применению, как противоречащий Конституции и действующему законодательству п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23.12.1988 г. N 15 О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей, когда ущерб не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал своему незаконному осуждению, незаконному привлечению к уголовной ответственности, незаконному применению в качестве меры пресечения в виде заключения под стражу, незаконному наложению административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Кроме того, с выводами суда о признании избранных мер пресечения в виде заключения под стражу Ч. на законных основаниях по уголовным делам NN 175373, 191810, 191757, 191731, 191756, 175584, поскольку Ч. в указанный истцом период содержался под стражей по другому уголовному делу N 191936 и приговором Аскизского районного суда от 04 июня 2003 года был признан виновным в совершении преступления, судебная коллегия не согласилась, как видно из материалов уголовных дела производство по ним осуществлялось самостоятельно, они не были связаны с обвинением, по которому был постановлен обвинительный приговор.

В связи с чем, исковые требования Ч. к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда подлежали удовлетворению, поскольку нашел подтверждения факт незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного избрания в отношении его меры процессуального принуждения в виде заключения под стражу, что в силу приведенных выше норм права является основанием для компенсации морального вреда. Судебная коллегия удовлетворила исковые требования частично, взыскала в пользу Ч. компенсацию морального вреда в размере 30 000 рублей.

 

Определение N 33-1765/2009

 

2. Б. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по РХ о компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей. Требования мотивировал тем, что 02 августа 2009 года следователь СУ УВД по г. Абакану, рассмотрев материалы уголовного дела, вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении истца, признав за ним право на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием в соответствии со ст. 134 УПК РФ.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что меры пресечения к Б. в процессе расследования по уголовному делу не применялось, обвинения не предъявлялось, задержание не производилось.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Статья 1070 ГК РФ предусматривает ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, согласно которой вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с пунктами 34, 35, 55 ст. 5 УПК РФ реабилитация - порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда; реабилитированный - лицо, имеющее в соответствии с настоящим Кодексом право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием; уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда (ч. 1 ст. 133 УПК РФ).

Частями 2 и 3 ст. 133 УПК РФ установлено, что право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, имеют лица, по уголовным делам которых был вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование в отношении которых было прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, за отсутствием события преступления, отсутствием состава преступления, за непричастностью лица к совершению преступления и по некоторым другим основаниям, а также лица, в отношении которых было отменено незаконное или необоснованное постановление суда о применении принудительной меры медицинского характера.

Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

В соответствии п. 1 ч. 1 ст. 111 УПК РФ обязательство о явке в качестве меры процессуального принуждения применяется к подозреваемому.

Из материалов дела видно, что постановлением следователя следственного управления при УВД по г. Абакану от 07 апреля 2009 года возбуждено уголовное дело в отношении неустановленного лица по признакам преступления, предусмотренного п. а ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Постановлением следователя следственного управления при УВД по г. Абакану от 06 мая 2009 года возбуждено уголовное дело в отношении неустановленного лица по признакам преступления, предусмотренного п. а ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 325 УК РФ.

Постановлением заместителя начальника СУ УВД по г. Абакану от 06 июля 2009 года материалы уголовных дел соединены в одно производство.

Б. 10 июня 2009 года совершил явку с повинной, сообщив о совершенной им краже и был допрошен в качестве подозреваемого, в присутствии защитника Б. признал свою вину по эпизоду кражи. Б. 02 июля 2009 года совершил явку с повинной, сообщив о совершенной им краже и был допрошен в качестве подозреваемого, в присутствии защитника Б. признал свою вину по эпизоду кражи. У Б. 02 июля 2009 года отобрано обязательство о явке по вызову следователя до окончания предварительного следствия по уголовному делу.

Постановлением следственного управления УВД по г. Абакану от 30 сентября 2009 г. уголовное преследование в отношении Б. прекращено по основаниям предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судебная коллегия пришла к выводу, что в отношении Б. осуществлялось уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. О чем свидетельствует факт допроса его в качестве подозреваемого, применение к нему мер процессуального принуждения в виде обязательства о явке.

Уголовное преследование осуществленное в отношении Б. было незаконным, что подтверждается фактом прекращения в отношении его уголовного дела в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

Таким образом, Б. имеет право на реабилитацию, включающего в себя компенсацию морального вреда.

Отказывая в иске суд, также указал на то, что в действиях истца имелся самооговор.

Судебная коллегия также не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, указав следующее.

Не подлежит применению, как противоречащий Конституции и действующему законодательству п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23.12.1988 г. N 15 О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей, когда ущерб не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал своему незаконному осуждению, незаконному привлечению к уголовной ответственности, незаконному применению в качестве меры пресечения в виде заключения под стражу, незаконному наложению административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Так же судебная коллегия посчитала, что не может быть применена ч. 1 ст. 1083 ГК РФ, на которую сослался суд, к настоящим правоотношениям, поскольку не имеется доказательств того, что Б. действовал с умыслом причинения вреда.

В соответствии с ч. 2 ст. 16 УПК РФ суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

Указанной обязанности суда, прокурора, следователя и дознавателя корреспондирует право подозреваемого защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом (п. 11 ч. 4 ст. 46 УПК РФ).

Судебная коллегия не усмотрела обстоятельств совершения Б. каких-либо действий свидетельствующих о том, что в ходе производства уголовного дела в отношении него он совершал действия противоречащие требованиям УПК РФ.

Судебная коллегия удовлетворила исковые требования частично, взыскала в пользу Б. компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей.

 

Определение N 33-648/2010

 

По смыслу закона, исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела и руководствуясь принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина, суд может принять решение о возмещении вреда, причиненного в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Б. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда в размере 1 700 000 рублей за незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконным избранием меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя свои исковые требования тем, что 05 апреля 2000 года постановлением следователя прокуратуры был привлечен в качестве обвиняемого по ч. 1 ст. 105 УК РФ по факту убийства, в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Постановлением следователя от 23 января 2003 года уголовного преследование было прекращено в связи с непричастностью к убийству, мера пресечения отменена. В период предварительного следствия истец был подвергнут незаконным методам ведения следствия со стороны правоохранительных органов, которые выражались в применении физического насилия, психологического воздействия, в результате которого истец был вынужден признать себя виновным в преступлении которого он не совершал, был доведен до нервного срыва, в результате чего совершил попытку суицида.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее.

Статья 1070 ГК РФ предусматривает ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, согласно которой вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Часть 2 ст. 133 УПК РФ устанавливает, что право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, имеют лица, по уголовным делам которых был вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование в отношении которых было прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, за отсутствием события преступления, отсутствием состава преступления, за непричастностью лица к совершению преступления и по некоторым другим основаниям, а также лица, в отношении которых было отменено незаконное или необоснованное постановление суда о применении принудительной меры медицинского характера.

По смыслу закона, исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела и руководствуясь принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина, суд может принять решение о возмещении вреда, причиненного в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Из материалов дела следует, что постановлением следователя прокуратуры г. Абакана от 22 марта 2000 года по факту убийства в отношении Б. применена мера пресечения подписка о невыезде.

Постановлением от 11 февраля 2000 года в отношении Б. избрана мера пресечения заключение под стражу в связи с совершением преступления, предусмотренного по п. а, г, д ч. 2 ст. 161 УК РФ. Постановлением от 05 апреля 2000 года Б. привлечен в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. Постановлением от 20 апреля 2000 года мера пресечения по уголовному делу изменена на заключение под стражу.

Судом установлено, что в период предварительного следствия по уголовному делу по факту убийства, Б. давал признательные показания.

Постановлением Абаканского городского суда материалы уголовного дела по обвинению Б. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ выделены из уголовного дела по обвинению Б. в совершении преступления, предусмотренного п. а, б, г ч. 2 ст. 162 УК РФ, п. а ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Постановлением следователя по ОВД прокуратуры г. Абакана от 23 января 2003 года уголовное преследование по ч. 1 ст. 105 УК РФ в отношении Б. прекращено в связи с его непричастностью к убийству, избранная Б. мера пресечения - заключение под стражу отменена, за Б. признано право на реабилитацию.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что в указанный истцом период с 20 апреля 2000 года по 23 января 2003 года Б. содержался под стражей на законных основаниях по другому уголовному делу. Кроме того, в действиях истца имелся самооговор, следовательно, вред, возмещению не подлежит.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда, указав следующее.

Не подлежит применению, как противоречащий Конституции и действующему законодательству п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23.12.1988 N 15 О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей, когда ущерб не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал своему незаконному осуждению, незаконному привлечению к уголовной ответственности, незаконному применению в качестве меры пресечения в виде заключения под стражу, незаконному наложению административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Нельзя признать осуждение Б. приговором Абаканского городского суда по п. в ч. 3 ст. 162 УК РФ, п. а, б, г ч. 2 ст. 162 УК РФ как факт переквалификации действий лица, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков судом, постановившим обвинительный приговор, поскольку как видно из материалов уголовного дела по ч. 1 ст. 105 УК РФ производство по нему осуществлялось самостоятельно, оно не было связано с обвинением, по которому был постановлен обвинительный приговор.

Исковые требования Б. к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда подлежали удовлетворению, поскольку нашел факт подтверждения незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного избрания в отношении него меры процессуального принуждения в виде заключения под стражу, что в силу приведенных выше норм является основанием для компенсации морального вреда.

Судебная коллегия удовлетворила исковые требования частично, взыскала в пользу Б. компенсацию морального вреда в размере 30 000 рублей.

 

Определение N 33-1687/2009

 

Отдел судопроизводства по гражданским делам

Верховного суда Республики Хакасия