Информационное письмо Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия от 22.01.2003 N 20

 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 22 января 2003 г. N 20

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ ЗА 2002 ГОД

 

1. Анализ статистики рассмотрения уголовных дел в 2002 г.

 

А) Кассационное рассмотрение уголовных дел

 

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия рассмотрено в кассационном порядке 909 уголовных дел в отношении 1142 человек. Соотношение этих показателей с показателями 1997 - 2002 гг. приведено в сравнительной таблице:

 

 Годы

 количество дел/лиц

 1997

      552/713      

 1998

      644/832      

 1999

      639/859      

 2000

      820/1119     

 2001

      903/1211     

 2002

      909/1142     

 

Таким образом, общее количество рассмотренных судебной коллегией в кассационном порядке уголовных дел по сравнению с 2001 г. возросло на 6, что составило 100,7%, но по числу лиц, в отношении которых рассмотрены уголовные дела, величина уменьшилась на 69 человек или на 7% относительно 2001 г.

В отчетном периоде с рассмотрения уголовных дел судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ снято 73 уголовных дела в связи с ненадлежащим оформлением уголовных дел.

Из общего количества оконченных в 2002 г. дел рассмотрены жалобы и протесты по числу лиц на 809 обвинительных и 25 оправдательных приговоров, 70 определений (постановлений) о направлении дел на дополнительное расследование, 1 определение о применении мер принудительного характера к невменяемому, 17 определений и постановлений о прекращении дел, 187 постановлений по жалобам на арест и продление срока содержания под стражей и 33 дела по другим частным жалобам и протестам. В кассационном порядке жалоб на постановления апелляционной инстанции в 2002 году рассмотрено не было.

Для сравнения в 2001 г. были рассмотрены жалобы и протесты по числу лиц на 986 обвинительных и 29 оправдательных приговоров, 122 определения и постановления о направлении дел на дополнительное расследование, 4 определения о применении мер принудительного характера к невменяемым, 12 определений и постановлений о прекращении дел, 46 постановлений по жалобам на арест и продление срока содержания под стражей и 12 дел по другим основаниям.

В 2000 г. были рассмотрены жалобы и протесты по числу лиц на 894 обвинительных и 20 оправдательных приговоров, 122 определения и постановления о направлении дел на дополнительное расследование, 41 постановление по жалобам на арест и продление срока содержания под стражей и 34 дела по другим частным жалобам и протестам.

Кассационная практика по районным и городским судам (по приговорам и определениям о возвращении уголовных дел на дополнительное расследование) выглядит по сравнению с 1997 - 2001 гг. следующим образом:

 

┌──────────┬────────────────────────────────────────────┬─────────────────┐

   Суды                    Приговоры                  │Определения о д/с│

          ├──────────┬───────┬────────┬────────┬───────┼───────┬─────────┤

          │обжаловано│в силе │отменено│изменено│ новое │в силе │отменено │

                                           │решение│               

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

    1         2        3      4       5       6      7       8   

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Абакан    │ 166/224  │123/164│ 12/14  │ 27/41    4/5    8/11 │   4/4  

                    │ 73,2% │  6,3%  │ 18,3%    2%                  

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Алтай       18/24     8/10 │  5/9     4/4     1/1     -      1/4  

                    │ 41,6% │ 37,5%  │ 16,7%    4,2% │               

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Аскиз       67/93   │ 40/55 │ 13/18  │ 13/19    1/1    2/2     4/7  

                    │ 59,1% │ 19,4%  │ 20,4%    1,1% │               

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Бея          8/13     2/5    2/2     3/6      -      -       -   

                    │ 38,5  │ 15,4%  │ 46,1%                        

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Боград      16/20     9/11 │  5/6     2/3      -      -      3/7  

                    │ 55%   │ 30%    │ 15%                          

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Ордж-й      23/24     9/10 │  4/4   │ 10/10     -      -      1/2  

                    │ 41,6% │ 16,7%  │ 41,6%                        

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Саяногорск│  73/99   │ 41/53 │ 13/21  │ 18/24    1/1    1/1     7/9  

                    │ 53,5% │ 21,2%  │ 24,3%    1%                  

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Таштып      35/47   │ 24/31 │  4/4     5/9     2/3    2/3     2/2  

                    │ 64%     8,5%  │ 19,2%    6,3% │               

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│У-Абакан    73/101  │ 44/66 │ 13/16  │ 15/17    1/2    3/6     4/5  

                    │ 65,4% │ 15,8%  │ 16,8%    2%                  

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Черногорск│ 117/147  │ 76/95 │ 17/20  │ 17/25    7/7    1/2     5/6  

                    │ 64,6% │ 13,6%  │ 17%      4,8% │               

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Шира        42/49   │ 28/32 │  9/11    5/6      -      -      2/4  

                    │ 65,3% │ 22,4%  │ 12,3%                        

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│Всего за  │ 638/841  │405/532│ 97/125 │119/164 │ 17/20 │ 17/25 │  33/49 

│2002                │ 63,2% │ 14,9%  │ 19,5%    2,4% │               

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│2001      │ 758/1004 │452/591│149/231 │148/208 │  9/14 │ 27/39 │  50/83 

                    │ 56,6% │ 22,1%  │ 19,9%    1,4% │               

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│2000      │ 677/916  │392/509│107/173 │138/185 │ 33/49 │ 28/61 │  34/61 

                    │ 55,6% │ 18,9%  │ 20,2%    5,3% │               

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│1999      │ 565/730  │359/444│ 85/121 │ 80/108 │ 41/57 │ 19/50 │  33/55 

                    │ 60,8% │ 16,6%  │ 14,8%    7,8% │               

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│1998      │ 526/670  │369/442│ 68/107 │ 49/66  │ 38/53 │ 40/57 │  62/88 

                    │ 66%   │ 16%    │ 10%      8%                  

├──────────┼──────────┼───────┼────────┼────────┼───────┼───────┼─────────┤

│1997      │ 474/595  │203/213│ 52/72  │ 54/75  │165/235│ 34/57 │  21/37 

                    │ 35,7% │ 12,2%  │ 12,6%  │ 39,5% │               

└──────────┴──────────┴───────┴────────┴────────┴───────┴───────┴─────────┘

 

Таким образом, в процентном соотношении увеличилось количество приговоров, оставленных без изменения (по числу лиц на 10,6%). В то же время значительно снизилось количество отмененных приговоров (по числу лиц на 54%), а количество измененных приговоров осталось практически на прежнем относительно низком уровне (19,5% в 2002 г. к 19,5% в 2001).

В процентном отношении значительно увеличилось количество оставленных без изменения приговоров по Абаканскому городскому суду (по количеству лиц на 9,3%), в остальных судах количество приговоров, оставленных без изменения, либо осталось на прежнем уровне, либо несколько снизилось.

Однако приведенные данные свидетельствуют и о значительном увеличении числа отмененных приговоров, вынесенных Алтайским районным судом (рост составил по числу лиц на 50%). Показатели остальных районных и городских судов по количеству отмененных приговоров остались на прежнем уровне либо несколько улучшились.

В 2002 году в кассационном порядке рассмотрено 20 административных материалов, причем 13 постановлений судей (65%) отменены, 1 постановление изменено. Без изменения оставлено лишь 6 постановлений судей из числа обжалованных в кассационном порядке, что составляет лишь 30% от общего числа рассмотренных в кассационном порядке дел.

Для сравнения, в 2001 г. было рассмотрено 32 материала и по 24 из них постановления судей были отменены, что составляло 75% от общего числа обжалованных в кассационном порядке постановлений.

Приведенные данные свидетельствуют о низком качестве рассмотрения судами административных материалов, что влечет за собой незаконное привлечение к административной ответственности большого количества лиц.

 

Б) Рассмотрение уголовных дел в порядке надзора

 

На заседаниях Президиума Верховного суда РХ в 2002 году рассмотрено 105 уголовных дел в отношении 132 лиц.

Из рассмотренных дел по протестам прокурора РХ - 57 на 80 человек, а по протестам председателя Верховного суда РХ - 48, в отношении 52 человек.

По делам, рассмотренным по протестам председателя Верховного суда РХ, все протесты удовлетворены, а протесты прокурора РХ удовлетворены только в 55 случаях (96,4%) в отношении 76 человек (95%).

Для сравнения, в 2001 г. Президиумом Верховного суда РХ в 2002 году всего было рассмотрено 100 уголовных дел в отношении 129 лиц. Из рассмотренных дел в 2001 г. по протестам прокурора - 58 дел в отношении 76 человек, а по протестам председателя Верховного суда - 42 дела в отношении 53 человек. По всем делам, рассмотренным по протестам председателя Верховного суда РХ, протесты удовлетворены, а протесты прокурора РХ удовлетворены только в 47 случаях (85,5%) в отношении 53 человек (81,5%).

Таким образом, количество рассмотренных уголовных дел на Президиуме Верховного суда РХ в 2002 г. увеличилось соответственно на 5 и 3 единицы, что составляет в процентном соотношении - 105% и 102,3%.

По результатам рассмотрения уголовных дел на Президиуме Верховного суда РХ в 2002 г. отменено по числу лиц 24 приговора или 18,1%, причем по мотивам мягкости назначенного наказания - 11 приговоров. 10 приговоров или 13,2% отменены с одновременным прекращением уголовных дел ввиду отсутствия состава, события преступления или в связи с непричастностью лица к совершенному преступлению. Последняя статистика в основном связана с введением в действие с 01.07.2002 положений УПК и КоАП РФ.

Кроме того, постановлениями Президиума были изменены приговоры в отношении 61 человека, причем в 36 случаях изменение приговора связано со снижением меры назначенного наказания, а именно, неправильным применением судом ст. ст. 68 - 70 УК РФ.

По 20 приговорам Президиум изменил квалификацию содеянного.

 

 

 

  СУДЫ  

Аба-

кан-

ский

Ал-

тай-

ский

Ас-

киз-

ский

Бог-

рад-

ский

Бей-

ский

Орд-

жо-

ни-

кид-

зев-

ский

Сая-

но-

гор-

ский

Таш-

тып-

ский

Усть-

Аба-

кан-

ский

Чер-

но-

гор-

ский

Ши-

рин-

ский

Всего

 за 

2002

 г. 

2001

 г. 

2000

 г. 

при-

го-

во-

ры 

Отм.

 7/10

 1/1

 1/1

 

 - 

 

 

 

 1/2

 5/7

 

18/24

 9/15

29/35

Изм.

17/18

 3/4

 5/5

 1/1

 - 

 3/3

 4/4

 4/6

 6/9

 5/6

 5/7

51/61

38/44

29/33

Др.     

 5/10

 1/1

 2/3

 1/1

 - 

 5/5

 7/8

 2/2

 7/10

 4/5

 

36/47

46/57

37/46

 

Таким образом, по сравнению с 2001 г. значительно увеличилось (на 200%) количество приговоров, отмененных в порядке надзора, и одновременно увеличилось количество измененных приговоров (на 134,5%), а также измененных и отмененных в порядке надзора других судебных решений (на 124,3%).

 

2. Вопросы отмены и изменения приговоров

 

А) В связи с неправильной квалификацией преступлений

 

Приговором Черногорского городского суда от 4 апреля 2002 г. осужден Ч. по п. б ч. 3 ст. 158 УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества, совершенного лицом, ранее два и более раза судимым за хищение или вымогательство.

Определением судебной коллегии от 19 июня 2002 г. приговор суда отменен по следующим основаниям. Органами предварительного расследования осужденный Ч. обвинялся в совершении 4-х преступлений, предусмотренных ст. 158 УК РФ. По первому эпизоду действия Ч. были квалифицированы по ст. 158, ч. 3, п. б УК РФ, а по остальным - по ст. 158, ч. 2, п. а, б, в, г УК РФ. Однако суд, признав Ч. виновным по всем эпизодам предъявленного ему обвинения, квалифицировал действия осужденного по статье, предусматривающей более жесткое наказание.

Приговором Аскизского районного суда от 29 ноября 2001 г. осуждены Ч., И., С. по п. а, б, в, г ч. 2 ст. 158 УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в иное хранилище, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Как установлено в судебном заседании, осужденные совершили кражу с крыши бани, расположенной на территории усадьбы  ;... ;, в с. Аскиз. Крыша помещения или огород (усадьба) не могут рассматриваться в виде иного хранилища, а потому квалификация действий осужденных по ст. 158, ч. 2, п. в УК РФ необоснованна.

Кроме того, стоимость похищенного осужденными имущества составила 500 руб., а месячный доход потерпевшей составляет около 5000 руб. В ходе судебного заседания потерпевшая указала, что причиненный ей ущерб не является значительным. Поэтому квалификация действий виновного по п. г ч. 2 ст. 158 УК РФ также является неправильной.

При таких обстоятельствах судебная коллегия своим определением от 23 января 2002 г. изменила приговор, исключив осуждение И., С. и Ч. по п. п. в, г ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Определением судебной коллегии от 24 апреля 2002 г. в связи с аналогичными нарушениями был изменен приговор Аскизского районного суда от 12 февраля 2002 г., которым осужден К. по п. п. в, г ч. 2 ст. 158 УК РФ, так как ущерб, причиненный потерпевшему от преступления К., значительным не являлся, а потому вменение п. г ч. 2 ст. 158 УК РФ является необоснованным.

Приговором Ширинского районного суда от 26 ноября 2001 г. осужден С. по ст. 158, ч. 3, п. в УК РФ за совершение открытого хищения чужого имущества, лицом, ранее два и более раза судимым за хищение.

При постановлении приговора судом были нарушены правила квалификаций преступлений. Суд достоверно установил обстоятельства совершенного преступления, а также наличие у обвиняемого двух неснятых и непогашенных судимостей за совершенные ранее хищения. Тем не менее, при постановлении приговора не дано правовой квалификации действий С. В приговоре суд, признав осужденного виновным по п. в ч. 2 ст. 158 УК РФ, указал квалифицирующие признаки п. п. а, б, в, г ч. 2 ст. 158 УК РФ. При этом квалифицирующий признак лицом, ранее 2 и более раза судимым за хищение либо вымогательство судом не приведен. По этим основаниям приговор изменен определением судебной коллегии от 20 марта 2002 г.

Приговором Вершино-Тейской постоянной сессии Аскизского районного суда от 22 ноября 2001 г. осуждены К.Е. по п. п. б, в, г ч. 2 ст. 158, п. п. а, б, в, д ч. 2 ст. 161, п. п. а, б, в, г ч. 2 ст. 162 УК РФ, К.В. по п. п. а, в, д ч. 2 ст. 161 УК РФ, Г. по п. п. ч. 2 а, б, в, д ст. 161 УК РФ.

В ходе предварительного и судебного следствия установлено, что К.Е. и К.В., предварительно договорившись о совершении кражи из ларька С., пришли к указанному месту, где К.Е., взломав замок, проник внутрь ларька. Затем К.Е. и К.В. похитили продукты питания, которые спрятали в канаве. После этого к ним подошел свидетель Б. и потребовал пройти с ним в милицию, сославшись на то, что он видел, как было совершено преступление. Увидев Б., К.В. скрылась с места происшествия. К.Е., свою очередь, вытащил нож и стал его демонстрировать для того, чтобы скрыться от последнего и избежать задержания, после чего также скрылся с места происшествия. Действия К.Е. судом были квалифицированы по ст. 162, ч. 2 п. п. а, б, в, г УК РФ, а К.В. по ст. 161, ч. 2, п. п. а, в, д УК РФ необоснованно, так как во время совершения преступления осужденные не предполагали, что совершают открытое хищение чужого имущества. Действия К.Е. по демонстрации ножа направлены не на нападение с целью завладения имуществом, а на воспрепятствование задержанию. Поэтому определением судебной коллегии по уголовным делам от 6 февраля 2002 г. действия К.Е. по данному эпизоду переквалифицированы на ст. 158, ч. 2, п. п. а, б, в УК РФ, как тайное хищение чужого имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц, неоднократно, с незаконным проникновением в помещение, а К.В. по ст. 158 ч. 2 п. а, в, г УК РФ, как тайное хищение чужого имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в помещение, причинившее значительный ущерб гражданину.

Приговором Абаканского городского суда 21 августа 2001 г. осуждены А. по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР, К. ст. 162, ч. 3, п. п. б, г УК РФ, С. по ст. 161, ч. 3, п. п. б УК РФ, П. по ст. 144, ч. 3 УК РСФСР, 161, ч. 3, п. б УК РФ, Ф. по ст. 30, ч. 3, 158, ч. 2, п. а, б УК РФ, Я. ст. 30, ч. 3, 158, ч. 2, п. п. а, б, 162, ч. 3, п. б УК РФ, Л. по ст. 144, ч. 3 УК РСФСР, Р. по ст. 144, ч. 3 УК РСФСР.

Приговор суда изменен в кассационном порядке определением судебной коллегии от 26 декабря 2001 г. в связи с неправильной квалификацией действий осужденных.

В соответствии с УК РФ, введенным с 1 января 1997 года, хищение признается совершенным в крупных размерах, если сумма похищенного в 500 раз превышает минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления.

Как установлено на предварительном следствии и в судебном заседании, осужденные совершили 26.12.1996 преступление, предусмотренное ст. 144, ч. 3 УК РСФСР, которая предусматривает ответственность за совершение тайного хищения чужого имущества, совершенное в крупном размере. На момент совершения преступления минимальный размер оплаты труда составлял 75900 руб. (75,9 деноминированных руб.), а ее 500-кратный размер - 37950000 руб. Осужденные же похитили имущество на меньшую сумму, поэтому правильно их действия должны быть квалифицированы по ст. 158, ч. 2, п. п. а, в УК РФ.

Аналогичные нарушения допущены при постановлении приговора Абаканским городским судом от 6 декабря 2001 г., которым осужден Д., по п. б, г ч. 3 п. б, г ст. 162 УК РФ. Определением судебной коллегии от 27 марта 2002 г. приговор суда изменен, а действия Д. квалифицированы по ст. 162 ч. 2 п. б, в, г УК РФ, т.к. сумма похищенного имущества составила только 393 МРОТ, и на момент совершения преступления осужденный имел лишь 1 непогашенную судимость.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ 19 августа 2002 г. был изменен приговор Ширинского районного суда от 26.02.2001, в связи с аналогичными нарушениями, допущенными судом при установлении суммы крупного размера хищения в действиях Ц. и И. Размер похищенного составлял только 365 МРОТ.

Приговором Абаканского городского суда от 14 марта 2002 г. осуждены С., К. и Я. по п. а ч. 2 ст. 158 УК РФ за тайное хищение чужого имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

Однако, признавая осужденных виновными в совершении кражи, суд не учел то обстоятельство, что последние были задержаны с похищенным в короткий промежуток времени после совершения преступления и за имевшееся у них время они не имели реальной возможности распорядиться похищенными вещами. В связи с изложенным определением судебной 15 мая 2002 г. коллегии приговор был изменен. Действия осужденных квалифицированы по ст. ст. 30, ч. 3, 158, ч. 2, п. а УК РФ.

Приговором Саяногорского городского суда от 1 марта 2002 г. осуждены У., А. по п. а, б, в, г ч. 2 ст. 158 УК РФ за тайное хищение чужого имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину.

Признавая осужденных виновными в совершении кражи, суд, однако, оставил без внимания то обстоятельство, что А. непосредственного участия в краже не принимал, а лишь помог У. разделать и сбыть похищенную корову. Поэтому в действиях осужденных отсутствует квалифицирующий признак кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору. При таких обстоятельствах определением судебной коллегии от 15 мая 2002 г. приговор был изменен, а действия А. были квалифицированы по ч. 5 ст. 33 п. б, в, г ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Приговором Абаканского городского суда от 7 сентября 2001 г. осужден Б. по п. а, б, в, г ч. 2 ст. 158 УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества, совершенного неоднократно, с причинением значительного ущерба гражданину.

Однако при квалификации действий осужденного суд не учел, что к ранее имевшейся у осужденного судимости Абазинской постоянной сессией Таштыпского районного суда было применено Постановление Государственной Думы ФС РФ от 26.05.2000 Об объявлении амнистии... и Б. освобожден от наказания. В соответствии со ст. 86 ч. 2 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. Поэтому квалифицирующий признак неоднократности совершения преступлений судом вменен осужденному необоснованно, а потому Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 14 октября 2002 г. данное нарушение было устранено и приговор суда 1-й инстанции изменен.

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 9 января 2002 г. осуждены М. и Ю. за совершение тайного хищения чужого имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, а М., как лицо ранее 2 раза судимое за хищение. Постановлением Президиума Верховного суда РХ приговор суда отменен, а дело возвращено на новое рассмотрение в связи с неправильной квалификацией действий осужденных и нарушением порядка назначения наказания.

В частности, суд не учел, что имевшаяся у М. судимость от 08.01.1993 по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР погашена в связи с требованиями с. 57, ч. 1, п. 5 УК РСФСР. Поэтому квалификация действий М. по ст. 158, ч. 3, п. в УК РФ была неверной. Указанное нарушение (связанное с неверным исчислением сроком погашения судимостей) является одной из наиболее распространенных среди ошибок, допускаемых судами Республики Хакасия.

При вынесении приговора суд не учел и требования ст. ст. 18 и 68 УК РФ, назначив осужденным чрезмерно мягкое наказание.

Указанный приговор отменен Постановлением Президиума от 5 августа 2002 г. и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Приговором Саяногорского городского суда от 05.06.2001 осуждены Б. и Р., каждый по п. п. а, б, в, г ч. 2 ст. 162; п. п. а, б, в ч. 2 ст. 163 УК РФ за совершение разбойного нападения с целью хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, совершенного группой лиц по предварительному сговору группой лиц, неоднократно с незаконным проникновением в помещение, с использованием предметов в качестве оружия и вымогательство, т.е незаконное требование передачи права на имущество, группой лиц по предварительному сговору, группой лиц, неоднократно с применением насилия.

Приговор суда изменен в кассационном порядке определением от 6 февраля 2002 г. в связи с неправильной квалификацией действий осужденного Б. Согласно приговору Б. совместно с Р. пришли в дом к Ж., где потребовали вначале написать расписку о передаче 16000 руб., а затем открыто, с применением насилия, похитили имущество Ж.

Ранее Б. был судим за совершение хищений, но суд обоснованно исключил прежние судимости, указав на их погашение в установленном законом порядке.

Квалифицируя при изложенных выше обстоятельствах действия обвиняемого по п. б ч. 2 ст. 162 УК РФ - совершение преступления неоднократно, суд не учел положения о наличии в действиях осужденного признаков продолжаемого преступления, т.к. получение денег и хищение имущества являются взаимосвязанными и охватывались одним умыслом осужденного, в связи с чем вменение ему п. б ч. 2 ст. 162 УК РФ является необоснованным.

Приговором Бейского районного суда от 28 февраля 2002 г. осужден А. по п. в ч. 2 ст. 163 УК РФ за вымогательство, т.е. требование передачи имущества под угрозой применения насилия и с применением насилия.

Определением судебной коллегии от 10 апреля 2002 г. приговор суда изменен ввиду неправильной квалификации действий осужденного. Согласно диспозиции ст. 163 УК РФ уголовная ответственность за вымогательство наступает в случае, когда осужденный предъявляет незаконные требования на имущество для обращения его в свою пользу или в пользу третьих лиц. В ходе предварительного следствия и в судебном заседании было установлено, что между потерпевшей и осужденным по поводу требуемого имущества имелся гражданско-правовой спор, а поэтому его действия по ст. 163 УК РФ квалифицированы быть не могут. В связи с чем правильно А. был признан виновным по ст. 330 ч. 2 УК РФ за самоуправство, совершенное с применением насилия и угрозой его применения.

Приговором Черногорского городского суда от 4 апреля 2002 г. осуждены К., Р., оба по п. п. а, г ч. 2 ст. 162 УК РФ, за совершение разбоя с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Однако при постановлении приговора и квалификации действий осужденных суд не учел, что п. а ч. 2 ст. 162 УК РФ не предусматривает возможность квалификации действий осужденных, совершивших преступления группой без предварительного сговора (определение судебной коллегии от 19 июня 2002 г.).

Нарушения квалификации преступлений установлены в приговоре Абаканского городского суда от 5 ноября 2001 г., которым осужден Г. по п. г ч. 2 ст. 161, п. а ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Признавая виновным Г. в совершении открытого хищения имущества Ю., суд не учел ряд существенных по делу обстоятельств. В частности, во время совершения хулиганских действий в отношении Ю., Г. с целью лишения потерпевшего возможности защищаться, выхватил у последнего из рук пакет и выбросил его. Впоследствии Г. поднял данный пакет с земли и присвоил себе находившиеся в нем вещи Ю. Данных действий Г. ни Ю., ни другие лица не видели и видеть не могли, т.к. Ю. и свидетели происшествия двигались в одну сторону от места происшествия, а Г. направлялся в противоположную сторону. Каких-либо других доказательств, указывающих на открытое хищение имущества Ю., ни судом, ни органами предварительного следствия не добыто. Поэтому действия Г. необходимо правильно квалифицировать по ст. 158 ч. 1 УК РФ (постановление Президиума от 11 февраля 2002 г.).

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 5 декабря 2001 г. осуждена М. по п. в ч. 3 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное неоднократно.

Приговор суда изменен определением судебной коллегии от 30 января 2001 г. в связи с неправильной квалификацией действий осужденной. Из вводной части приговора следует, что ранее М. осуждена по приговору от 14.06.1995 по ст. ст. 108 ч. 1, 112 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы. И была освобождена по отбытию срока наказания 16.03.1998. Исходя из требований ст. 57, ч. 1, п. 5 УК РСФСР осужденные к лишению свободы на срок до 3 лет считаются несудимыми, если в течение 3 лет со дня отбытия наказания не совершат нового преступления. Исходя из данных требований судимость М. по ст. ст. 108, 112 УК РСФСР погашена 16.03.2001, т.е. до совершения осужденной инкриминируемого ей преступления. В связи с этим же положением в действиях осужденной отсутствует особо опасный рецидив преступлений, а потому наказание ей необходимо назначить в исправительной колонии общего режима.

Приговором Саяногорского городского суда от 6 февраля 2002 г. осужден М. по в ч. 3 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенного неоднократно.

Как было установлено в ходе предварительного следствия и судебного заседания, телесные повреждения, в том числе и повлекшие тяжкий вред здоровью, получены в результате драки, в том числе и при падении тела на нож. Допрошенные в ходе судебного заседания потерпевший, осужденный, а также эксперты подтвердили, что телесные повреждения получены потерпевшим в драке при падении на нож. Таким образом, в действиях осужденного имели место признаки состава преступления, предусмотренного ст. 118 УК РФ. При таких обстоятельствах определением судебной коллегии от 17 апреля 2002 г. приговор был изменен.

Приговорами Таштыпского районного суда от 11.12.1998 и 17.05.2000 осуждены Л.А., Л.В., М. по ст. ст. 228, ч. 3, п. п. а, б, в; 228, ч. 1 УК РФ за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, перевозку наркотических средств в крупном размере, совершенную группой лиц по предварительному сговору, неоднократно.

При постановлении приговоров суд ошибочно признал в действиях осужденных наличие незаконной перевозки наркотических средств, поскольку по смыслу закона не может квалифицироваться как незаконная перевозка, хранение лицом во время поездки в небольшом количестве наркотического средства, предназначенного для личного потребления. Как установлено судом, осужденные приобрели наркотические средства для личного употребления и перевозили его к месту постоянного жительства.

В связи с этим Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 14 октября 2002 г. данные приговоры были изменены, а действия осужденных правильно квалифицированы по ст. 228, ч. 1 УК РФ.

По аналогичным нарушениям изменен приговор Сорской постоянной сессии Усть-Абаканского районного суда от 26 марта 2001 г. в отношении С., Б.М., Б.А. по ст. 228, ч. 4, 228, ч. 1 УК РФ (Постановление Президиума Верховного суда РХ от 14 октября 2002 г.), а также приговор Таштыпского районного суда от 20.05.1998 в отношении П., осужденного по ст. 228 ч. 3 п. в УК РФ (Постановление Президиума Верховного суда РХ от 9 сентября 2002 г.).

По приговору Аскизского районного суда от 06.03.2002 осуждены С. по ст. ст. 228, ч. 1; 228, ч. 1 и 288, ч. 1 УК РФ, А. по ст. 158, ч. 2, п. п. б, г, ст. 228, ч. 1 УК РФ, А. по ст. 228, ч. 1 УК РФ, С. по ст. 228, ч. 1 УК РФ.

Определением судебной коллегии данный приговор изменен в связи с неправильной квалификацией действий осужденных С. и А.

Признавая С. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 288, ч. 1 УК РФ (присвоение полномочий должностного лица), суд не учел, что данное преступление С. не совершал. Органами предварительного следствия ему было предъявлено обвинение только по ст. 228 ч. 1 УК РФ.

Кроме того, определяя С. наказание, суд дважды назначил ему наказание по ст. 228, ч. 1 УК РФ и с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно определил меру наказания, но органами предварительного следствия обвинение предъявлено С. один раз по ст. 228, ч. 1 УК РФ.

Согласно приговору А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 158, ч. 2, п. п. б, г УК РФ, за тайное хищение коровы, принадлежащей потерпевшей Т. Ни суд в приговоре, ни органы предварительного следствия в обвинительном заключении не привели каких-либо доказательств вины А. в совершении данного преступления. Обвинительный приговор был построен только на показаниях самого А. о совершении им преступления, которые объективно ничем не подтверждены.

Выявленные нарушения были устранены судебной коллегией в кассационном порядке (определение от 29 мая 2002 г.).

Приговором Саяногорского городского суда от 10.09.2001 осуждены П. по ст. 111, ч. 1 УК РФ, 126, ч. 2 п. п. а, в, г, з УК РФ, К. по ст. 166, ч. 1, 126, ч. 2, п. п. а, в, г, з УК РФ, Р.В. по ст. 126, ч. 2, п. п. а, в, г, з; 330, ч. 2 УК РФ, Р.Е. по ст. 126, ч. 2 п. п. а, в, г, з, 330, ч. 2 УК РФ.

Приговор суда изменен в связи неправильной квалификацией действий осужденных по ст. 126 УК РФ. Как было установлено в ходе судебного заседания, осужденные вывезли гр. З. против его воли в с. Старое Означенное г. Саяногорска, где Р.Е., К. и Р.В. избили его, а П. имевшимся у него ножом отрезал потерпевшему ушную раковину. После чего осужденные вывезли потерпевшего на берег р. Енисей и оставили его в указанном месте. Поэтому фактически осужденные освободили потерпевшего, хотя имели реальную возможность продолжить совершение преступления.

Согласно примечанию к ст. 126 УК РФ лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Поэтому приговор суда изменен в части осуждения указанных лиц по ст. 126 УК РФ. Действия К., Р. и Р. переквалифицированы со ст. 126 УК РФ на ст. 115 УК РФ. В отношении П. по ст. 126 УК РФ дело производством прекращено (определение судебной коллегии 26 декабря 2002 г.).

Приговором Абаканского городского суда от 01.02.2002 осужден А. по п. п. а, в ч. 2 ст. 131 и п. п. а, в ч. 2 ст. 132 УК РФ, за совершение изнасилования и насильственных действий сексуального характера.

Судом были объективно установлены обстоятельства совершения А. указанного преступления. Однако судом необоснованно был вменен в вину А. квалифицирующий признак - совершение преступления с особой жестокостью, т.к. ни на предварительном следствии, ни при рассмотрении дела по существу не получено доказательств того, что осужденный причинял потерпевшей мучения, глумился над ней, истязал ее либо причинял телесные повреждения из садистских побуждений. Поэтому определением судебной коллегии от 24 апреля 2002 г. приговор в отношении А. изменен.

Приговором Абаканского городского суда от 3 апреля 2002 г. К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. б ч. 2 ст. 159 УК РФ, т.е. в совершении хищения чужого имущества путем обмана, совершенного неоднократно. Судом было допущено аналогичное нарушение при квалификации преступления, а именно неверно исчислены сроки погашения ранее имевшихся судимостей осужденного. Поэтому К. необоснованно был осужден за неоднократное совершение хищений. Постановлением Президиума от 14 октября 2002 г. указанные нарушения были устранены, а действия осужденного правильно квалифицированы по ст. 159, ч. 1 УК РФ.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 11 февраля 2002 г. в связи с неправильным применением материального закона при квалификации преступлений было отменено постановление Черногорского городского суда, которым переквалифицированы действия Д. со ст. 103, п. и ст. 102 УК РСФСР на ст. 105, ч. 1, п. н ч. 2 ст. 105 УК РФ без снижения наказания.

Вынося данное постановление, суд не учел то обстоятельство, что ст. 10 УК РФ, раскрывающая положения об обратной силе уголовного закона, применяется только для случаев, когда вступающий в действие закон смягчает наказание или иным образом улучшает положение осужденного (обвиняемого). Как видно из сравнения ст. ст. 103, 102 УК РСФСР и ст. 105 УК РФ, последняя значительно усиливает ответственность и наказание за данные преступления, т.к. верхний предел наказания существенно выше, и в соответствии со ст. 15 УК РФ данные преступления относятся к категории особо тяжких, а ст. 7(1) УК РСФСР относила их к категории тяжких преступлений. Поэтому для применения ст. 10 УК РФ в отношении Д. оснований не имеется.

Рассмотренное уголовное дело является ярким примером допускаемых судами ошибок. Рассмотрение вступивших в законную силу приговоров по уголовным делам свидетельствует о том, что суды не уделяют должного внимания вопросам квалификации преступлений. Судьи поверхностно решают вопрос о погашении судимостей, что влечет за собой вынесение незаконных судебных постановлений по уголовным делам.

 

Б) Вопросы наказания

 

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 25.04.2002 осужден Ю. по ст. 111, ч. 3, п. в УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, совершенного неоднократно.

Определением судебной коллегии от 19 июня 2002 г. приговор суда отменен в связи с тем, что при назначении наказания суд в нарушение ст. 60 УК РФ не учел степень общественной опасности совершенного преступления и иные обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания. Ю. осужден за преступление, относящееся к категории особо тяжких (ст. 15 ч. 5 УК РФ). Ранее Ю. осужден за аналогичное преступление, за которое отбывал наказание в виде лишения свободы, и новое преступление совершил спустя 7 месяцев после отбытия наказания. Судимость по приговору от 29.09.1999 не снята и не погашена в установленном порядке. Таким образом, в действиях осужденного в соответствии с требованиями ст. 18 ч. 3 п. в УК РФ имеют место признаки особо опасного рецидива преступлений. В соответствии со ст. 68 ч. 2 УК РФ срок наказания Ю. не может быть ниже 3/4 срока от наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией ст. 111 ч. 3 п. в УК РФ. Вследствие данных нарушений приговор суда отменен.

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 18 июня 2002 г. осужден З. по п. п. а, б ч. 2 ст. 158 УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества неоднократно группой лиц по предварительному сговору к 2 г. 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 70 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Приговор суда отменен определением от 18 сентября 2002 г. ввиду неправильного применения положений ст. 68, ч. 2 УК РФ. Согласно вводной части приговора З. ранее был осужден по ст. 158 ч. 2 п. а УК РФ. Таким образом, на момент совершения нового преступления и осуждения по приговору от 18.07.2002 в его действиях, в соответствии с требованиями ст. 18 УК РФ, имели место признаки опасного рецидива преступлений, а потому минимальное наказание, которое должно быть назначено осужденному З., составляет 4 года лишения свободы.

Определением судебной коллегии Верховного суда РХ от 22 мая 2002 г. был изменен приговор Таштыпского районного суда от 4 марта 2002 г. в отношении И., которым последний был осужден по ст. 175, 158 УК РФ. Основанием для изменения приговора послужило нарушение судом 1-й инстанции положений ст. 5 УПК РСФСР, т.к. ранее приговором от 25.06.2001 И. был оправдан по этому же самому обвинению. Но приговор суда был отменен по протесту прокурора Таштыпского района. Однако в протесте не ставился вопрос об отмене оправдательного приговора по ст. 175 УК РФ, а рассматривалось лишь необоснованное оправдание И. по ст. 158 ч. 2 УК РФ. Таким образом, суд, при постановлении последнего приговора, незаконно признал И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ.

Приговором Саяногорского городского суда от 01.02.2002 осужден Б. за совершение преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 3 п. в УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы.

Согласно приговору суд признал Б. виновным в совершении тайного хищения чужого имущества, совершенного лицом, ранее 2 и более раза судимым за хищение и вымогательство. При этом в действиях Б. обоснованно судом отмечено наличие признаков особо опасного рецидива преступлений. Но при постановлении приговора суд, сославшись на требования ст. 68 УК РФ, назначил осужденному наказание из минимума 7 лет 6 месяцев лишения свободы, т.е. 3/4 от максимального наказания, предусмотренного частью статьи особенной части УК РФ, как требует ч. 2 ст. 68 УК РФ. Однако суд должен был принять во внимание требование ст. 68 ч. 3 УК РФ, согласно которой в случае, если судимость указана в качестве квалифицирующего признака статьи особенной части УК РФ, требования ст. 68 ч. 2 УК РФ, устанавливающей минимальные пределы наказания для видов рецидива, не действуют. Указанное нарушение повлекло назначение чрезмерно жесткого наказания. Поэтому определением судебной коллегии от 10 апреля 2002 г.

В связи с аналогичными нарушениями УК РФ был изменен приговор Орджоникидзевского районного суда от 21 марта 2002 г. в отношении Г., осужденного по ст. 158 ч. 3 п. в УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы. Определением судебной коллегии от 18 декабря 2002 г. приговор изменен в части назначения наказания, которое снижено до 6 лет лишения свободы.

Приговором Саяногорского городского суда от 27 декабря 2001 г. осуждены И. и В. по п. п. а, б, в, г ч. 2 ст. 158 УК РФ, оба к 3 г. лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговор суда изменен определением судебной коллегии по уголовным делам от 30 января 2002 г. в части назначения осужденному вида исправительного учреждения, установленного для отбывания наказания. В соответствии с приговором осужденный В. на момент осуждения не достиг совершеннолетнего возраста, а потому назначить отбывание наказания ему необходимо в воспитательной колонии.

Аналогичное нарушение допущено при постановление приговора Сорской постоянной сессией Аскизского районного суда от 26 сентября 2001 г. в отношении несовершеннолетнего Щ. Определением судебной коллегии 17 апреля 2002 г. приговор в этой части изменен.

Приговором Черногорского городского суда от 30.08.2001 осуждена М. по ст. 175 ч. 2 УК РФ и Р. по ст. ст. 30, ч. 3, 158, ч. 1; 158, ч. 2, п. б, 161, ч. 2, п. п. б, д УК РФ.

Приговор суда в отношении М. изменен ввиду неправильного назначения наказания. При постановлении приговора суд ошибочно вышел за рамки санкции ст. 175, ч. 2 УК, назначив наказание в размере 3 лет и 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 50000 руб. Однако максимальный размер штрафа, предусмотренный ст. 175, ч. 2 УК РФ, составляет до 50 МРОТ (5000 руб.) или дохода осужденного на срок до 1 месяца. Осужденная М. на момент постановления приговора и совершения преступления не имела постоянного места жительства и какого-либо постоянного дохода. Таким образом, назначение дополнительного наказания в виде штрафа в сумме 50000 руб. является явно необоснованным. Определением судебной коллегии от 9 января 2002 г. приговор суда изменен, наказание снижено до 2500 руб. (25 МРОТ).

Приговором Орджоникидзевского районного суда от 8 октября 2001 г. был осужден гр. З., по ст. ст. 158, ч. 2, п. п. б, г, УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества, совершенное неоднократно, с причинением значительного ущерба гражданину.

Состоявшийся приговор изменен в части назначенного судом наказания. Согласно приговору суд признал в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность З., отсутствие у подсудимого раскаяния. Но таковые действия суда являются недопустимыми, т.к. перечень всех отягчающих обстоятельств указан в ст. 63 УК РФ и является исчерпывающим. Необоснованное указание отягчающего вину обстоятельства повлекло назначение чрезмерно сурового наказания, в связи с чем приговор изменен, срок наказания осужденному снижен на 2 года, т.е. до 4 лет лишения свободы (определение судебной коллегии от 16 января 2002 г.).

Аналогичные ошибки допущены при постановлении приговора Саяногорским городским судом 10 января 2002 по делу П., осужденного по ст. 111, ч. 1 УК РФ. В приговоре суд необоснованно указал в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, совершение тяжкого преступления, наступление тяжких последствий (определение судебной коллегии от 27 февраля 2002 г.).

Саяногорским городским судом при осуждении К. (приговор от 1 августа 2002 г.) указано обстоятельство, отягчающее наказание, - привлечение к уголовной ответственности за тяжкое преступление (определение судебной коллегии от 25 сентября 2002 г.).

Кроме того, расширен перечень обстоятельств, отягчающих наказание, приговором Черногорского городского суда от 5 декабря 2001 г., которым осуждены И., Я., С. В приговоре судом указано, что данные лица склонны к совершению тяжких преступлений, но данный вывод не мотивирован. Ранее ни один из них судим не был, характеризуется положительно. Кроме того, склонность к совершению тяжких (или иных) преступлений не относится к числу обстоятельств, отягчающих наказание (определение судебной коллегии от 27 февраля 2002 г.).

В приговоре Черногорского городского суда от 19 июля 2002 г. в отношении П., осужденного по ст. 161, ч. 2, п. п. г, д УК РФ, суд необоснованно указал в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, большую опасность совершенных П. грабежей и юридическое отсутствие у подсудимого судимостей, по которым он освобожден от наказания (определение судебной коллегии от 7 августа 2002 г.).

При постановлении приговора от 19 июня 2000 г. Вершино-Тейской постоянной сессией Аскизского районного суда в отношении Ш. суд указал при характеристике личности обвиняемого то, что он систематически встает на путь совершения преступлений, поскольку ранее судим и в отношении него применялась амнистия (определение судебной коллегии от 23 октября 2002 г.).

Приговором Саяногорского городского суда от 21 декабря 2001 г. осуждена З. по ст. 228, ч. 1 УК РФ к 2 г. лишения свободы и в соответствии со ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 2 апреля 1999 г., 14 февраля 2000 г. и 20 июля 2000 г. и назначено наказание в порядке ст. 70 УК РФ.

Приговор суда изменен в части назначения наказания. Согласно приговору осужденной частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 2 апреля 1999 г. Однако в соответствии с постановлением Президиума Верховного суда РХ от 11 марта 2001 г. приговор, которым осуждена З., отменен и дело производством прекращено.

К приговору суда от 20 июля 2000 г., которым З. осуждена по ст. 158, ч. 2, п. п. в, г УК РФ, применено Постановление Государственной Думы ФС РФ от 26.05.2000 Об объявлении амнистии и осужденная освобождена от наказания.

При постановлении последнего приговора суд не принял во внимание данные обстоятельства и назначил окончательное наказание, сложив частично наказания по всем постановленным в отношении З. приговорам.

Определением судебной коллегии 27 марта 2002 г. приговор изменен и назначено окончательное наказание осужденной с применением ст. 70 УК РФ по приговору от 14 февраля 2000 г. и 21 декабря 2001 г.

Приговором Абаканского городского суда от 1 ноября 2001 г. осуждены Т. и Е. по ст. 228, ч. 1 и 228, ч. 3, п. п. а, в УК РФ за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического вещества в крупном размере и за незаконное приобретение и хранение в целях сбыта и сбыт наркотического вещества, совершенные группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Приговор суда изменен в части назначения осужденным окончательного наказания ввиду нарушения судом требований ст. 72 УК РФ, согласно которой в срок отбытия наказания включается и срок содержания обвиняемых (осужденных) под стражей во время предварительного следствия. Как следует из материалов уголовного дела, Т. и Е. были задержаны в порядке ст. 122 УПК РСФСР, а затем помещены под стражу 21 февраля 2001 г. Однако при постановлении приговора суд указал, что срок наказания обоим осужденным исчисляется с 21 марта 2001 г. Таким образом, необоснованно не был зачтен один месяц реально отбытого осужденными наказания (определение судебной коллегии от 13 марта 2002 г.).

Подобное нарушение при определении окончательного наказания допущено и Аскизским районным судом при постановлении приговора от 15 марта 2002 г. в отношении Т., осужденного по ст. 105, ч. 1 УК РФ. В срок отбытия наказания не был зачтен срок содержания осужденного под стражей, во время предварительного следствия (определение судебной коллегии от 24 апреля 2002 г.).

Приговором Черногорского городского суда от 21 декабря 2001 г. осуждены П. и К. по ст. 161, ч. 2, п. п. а, б, г, д УК РФ за совершение открытого хищения чужого имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с причинением значительного ущерба гражданину, совершенного неоднократно.

Определением судебной коллегии от 20 февраля 2002 г. данный приговор изменен в связи с нарушениями, допущенными в части назначения судом наказания К. Как следует из постановленного приговора, при назначении К. наказания по п. п. а, г, д ч. 2 ст. 161 УК РФ в виде 4 лет лишения свободы суд не учел, что первоначальный приговор от 22 февраля 2001 г., которым он же был осужден за то же преступление к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, был отменен не за мягкостью назначенного наказания. Таким образом, при новом рассмотрении дела суд первой инстанции, в нарушение требований ст. 353 УПК РСФСР, незаконно усилил наказание К. на 6 месяцев. В связи с этим наказание осужденному снижено при рассмотрении дела в кассационном порядке.

Приговором Аскизского районного суда от 27 июня 2002 г. осужден Э. по ст. 115 УК РФ за умышленное причинение легкого вреда здоровью потерпевшему к штрафу в размере 50 минимальных размеров оплаты труда на общую сумму 22500 руб.

Однако судом при назначении наказания существенно нарушены требования уголовного законодательства, что повлекло назначение чрезмерно сурового наказания, а именно: при определении размера наказания суд не учел, что, согласно ст. 5 Федерального закона РФ О минимальном размере оплаты труда от 19.06.2000, для исчисления размера штрафа применяется базовая сумма в 100 рублей, а потому сумма штрафа в 50 МРОТ составит 5000 руб. По изложенным мотивам определением судебной коллегии от 9 октября 2002 г. приговор был изменен.

Приговором Вершино-Тейской постоянной сессии Аскизского районного суда от 18 октября 2001 г. за совершение преступления, предусмотренного ст. 167, ч. 1 УК РФ осуждена гр. А. к штрафу в размере 50 МРОТ с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год.

Постановлением Президиума от 14 октября 2002 г. приговор в отношении А. отменен в связи с неправильным применением материального закона при назначении наказания.

В частности, ст. 73 УК РФ установлен порядок условного осуждения, когда назначаются исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы. Приведенная статья имеет исчерпывающий перечень и расширительному толкованию не подлежит. Поэтому, назначая наказания в виде штрафа, суд нарушил требования как УК РФ, так и УПК РСФСР, а потому данный приговор был отменен.

Приговором Алтайского районного суда от 5 июня 2002 г. осужден Б. по ст. 328, ч. 1 УК РФ за уклонение от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований освобождения от этой службы, к штрафу в размере до 5 месяцев дохода осужденного в размере 1645 руб. 60 коп.

Приговор суда отменен определением судебной коллегии от 21 августа 2002 г. ввиду нарушений, допущенных при определении вида и размера наказания. Назначая Б. наказание в виде штрафа, суд в нарушение требований ст. 60, ч. 1 УК РФ и ст. 308 УПК РФ не указал размер этого наказания, не конкретизировал, за какой период определяется иной доход осужденного, допустив в резолютивной части формулировку общего характера до 5 месяцев дохода осужденного. Между тем, в приговоре необходимо было конкретно указать вид и размер наказания в соответствии с санкцией части и статьи уголовного закона, которым квалифицированы действия виновного.

 

В) Нарушения процессуального характера

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда от 6 сентября 2001 г. был осужден В. по ст. ст. 158, ч. 2, п. б, 166, ч. 2, п. б УК РФ, за совершение тайного хищения чужого имущества, совершенного неоднократно, и угон транспортного средства без цели хищения.

Состоявшийся приговор отменен определением судебной коллегии от 9 января 2002 г. в связи с допущенными по делу существенными нарушениями прав подсудимого. Из протокола судебного заседания следует, что 4 сентября 2001 г. В. был удален из зала судебного заседания в связи с тем, что нарушил порядок проведения судебного заседания. Согласно протоколу после допроса свидетеля В., подсудимый - В., изъявил желание заявить ходатайство, но суд отказал подсудимому в принятии ходатайства, чем нарушил требования ст. 46 УПК РСФСР. После этого В. был удален из-за судебного заседания. По окончании судебного следствия подсудимый не был возвращен в зал судебного заседания и не был ознакомлен со всеми действиями, проведенными в его отсутствие. 5 сентября 2001 г. суд без проведения судебных прений и предоставления последнего слова подсудимому удалился в совещательную комнату, а 6 сентября 2001 г. - провозгласил приговор.

Аналогичное нарушение допущено тем же судом (и тем же судьей) по делу А. (приговор от 1 октября 2001 г.). Приговор суда отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение (определение судебной коллегии от 6 февраля 2002 г.).

Кроме того, подобное нарушение права обвиняемого на защиту допущено при постановлении приговора Усть-Абаканским районным судом от 29 мая 2002 г. в отношении К., осужденного по ст. 111, ч. 4 УК РФ. Приговор суда отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение (определение судебной коллегии от 18 декабря 2002 г.).

Приговором Черногорского городского суда от 1 ноября 2001 г. осуждены П. и Г. по ст. 158, ч. 3, п. в УК РФ, т.е за совершение тайного хищения чужого имущества, совершенного лицом, ранее 2 и более раза судимым за хищение либо вымогательство.

Постановленный судом приговор отменен судебной коллегией от 11 декабря 2002 г. ввиду существенного нарушения норм уголовно-процессуального законодательства. Из протокола судебного заседания установлено, что в ходе судебного следствия подсудимый Г. подал в суд письменное ходатайство о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования. Однако, в нарушение ст. 261 УПК РСФСР, суд не принял по заявленному ходатайству никакого решения, а просто приобщил его к материалам уголовного дела.

Приговором Ширинского районного суда от 3 декабря 2001 г. были осуждены Ж. по ст. 158, ч. 2, п. г УК РФ и Ч. по ст. ст. 33, ч. 5, ст. 158, ч. 2, п. г УК РФ за тайное хищение чужого имущества и за пособничество в совершении тайного хищения чужого имущества соответственно.

Приговор суда отменен определением судебной коллегии от 23 января 2002 г. ввиду существенного нарушения прав обвиняемого на защиту. Осужденному Ж. была проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, по заключению которой обвиняемый обнаруживает признаки умственного недоразвития в виде легкой умственной отсталости - олигофрении в степени легкой дебильности. С учетом выявленного заболевания у Ж. суд необоснованно принял отказ обвиняемого от защиты и освободил адвоката от участия в судебном процессе, поскольку, в соответствии со ст. 49 УПК РСФСР, участие защитника обязательно по делам обвиняемых, которые в силу своих физических или умственных способностей не смогут в полной мере осуществлять свои права.

Приговором Ширинского районного суда от 31.08.2001 осуждены К. и Я. по п. п. а, б, в, г ч. ст. 158 УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества.

Состоявшийся приговор отменен в связи с неустановлением личности осужденного. Как следовало из материалов уголовного дела (копия формы N 1), подсудимый Я. родился в п. Расцвет Бирилюсского района Красноярского края, но данные о судимостях обвиняемого Я. получены как на уроженца с. Бирилюссы Красноярского края. Осужден же Я. как уроженец с. Бирилюссы Красноярского края.

Таким образом, ни органом предварительного следствия, ни судом не принято исчерпывающих мер к точному установлению анкетных данных обвиняемого, а следовательно и к установлению его личности (определение судебной коллегии от 20 февраля 2002 г.).

Аналогичное нарушение допущено при постановлении приговора Алтайским районным судом от 29.08.2001 в отношении П.Н., Ф., Л., П.В., осужденных по ст. 158 УК РФ (определение судебной коллегии от 20 марта 2002 г.).

Приговором Черногорского городского суда от 27 декабря 2001 г. осуждены Б. и П. по ст. 161, ч. 3, п. в УК РФ за совершение открытого хищения чужого имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину, лицом, ранее два и более раза судимым за хищение либо вымогательство.

Приговор суда отменен ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства. Согласно описательной части приговора осужденные совершили открытое хищение чужого имущества. Однако при квалификации их действий суд указал, что Б. и П. совершили преступление, предусмотренное ст. 161 УК РФ, т.к. они по предварительному сговору между собой, с целью хищения чужого имущества, проникли в жилище к Ж., откуда тайно похитили принадлежащее ей имущество.

Следовательно, имеет место несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам описательной части приговора.

Указанное нарушение было исправлено определением судебной коллегии от 27 февраля 2002 г.

Приговором Аскизского районного суда осуждены Б.А., Б.М., Ч. по ст. 158, ч. 2, п. б и ст. 175, ч. 2, п. а УК РФ.

Приговор суда отменен в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального законодательства. На заседании судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ осужденный Б. представил два протокола судебного заседания. Один из них выполнен путем компьютерного набора, а второй - написан от руки. Причем оба протокола подписаны, но различны по содержанию. В материалах же уголовного дела имеется только протокол, выполненный путем компьютерного набора. В своих объяснениях Б. пояснил, что вначале он получил ксерокопию протокола, выполненного от руки, ознакомившись с которым подал замечания. Однако при ознакомлении с материалами уголовного дела поданные замечания ему возвратила секретарь суда. Кроме того, ему одновременно вручили новый протокол судебного заседания. Указанные обстоятельства нарушили требования УПК РСФСР (определение судебной коллегии от 26 июня 2002 г.).

Приговором Ширинского районного суда от 31.05.2002 осужден Л. по ст. 158, ч. 3, п. в УК РФ на 6 лет лишения свободы.

Приговор суда отменен и дело возвращено на новое рассмотрение в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства.

В соответствии с протоколом судебного заседания потерпевшая по данному делу К. не явилась в судебное заседание в связи с имевшимся у нее тяжелым заболеванием и плохим состоянием здоровья. В данной ситуации суду необходимо было отложить слушание дела до выздоровления потерпевшей, чего сделано не было. В связи с тем, что участие потерпевшего в данном случае являлось обязательным для определения существенных обстоятельств по уголовному делу, приговор суда был отменен определением судебной коллегии от 31 июля 2002 г.

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 10 октября 2002 г. осужден П. за совершение преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. г УК РФ. Приговор суда был изменен определением судебной коллегии 4 декабря 2002 г. ввиду нарушения судом норм процессуального права при назначении осужденному наказания.

Из приговора суда следовало, что суд с достаточной полнотой установил существенные обстоятельства дела и доказательства виновности П. в совершении инкриминируемого ему преступления. Однако при постановлении приговора в резолютивной части указал на обязанность осужденного в течение испытательного срока не употреблять спиртного. Возложение обязанностей не употреблять спиртного является необоснованным и не предусмотрено уголовным законодательством.

Приговором Аскизского районного суда от 6 марта 2002 г. осужден С. по ст. ст. 167, ч. 2, 105, ч. 1 УК РФ за умышленное уничтожение чужого имущества и за умышленное причинение смерти другому человеку.

Приговор в кассационном порядке 19 июня 2002 г. отменен, а дело возвращено на новое рассмотрение в связи с тем, что при постановлении приговора суд сослался на доказательства, не исследованные в ходе судебного следствия. Суд обосновал вывод о виновности С. на его показаниях, данных в ходе предварительного следствия, однако, в нарушение ст. 281 УПК РСФСР, эти показания не были оглашены в ходе судебного следствия.

Приговором Черногорского городского суда от 17 октября 2001 г. осужден М. по ст. 111, ч. 4 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Постановленный приговор отменен в связи с существенным нарушением права обвиняемого на защиту. Предварительное следствие по делу М. было окончено 09.08.2000. Однако в течение более чем одного года дело судом не рассмотрено. М. заявил в суде ходатайство с просьбой повторно ознакомиться с материалами уголовного дела, в чем суд отказал, возвратив поданное ходатайство, разъяснив обвиняемому, что дополнительное ознакомление с материалами уголовного дела не предусмотрено действующим уголовно-процессуальным законодательством. В данном случае суд нарушил требования 236 УПК РСФСР (определение судебной коллегии от 13 февраля 2002 г.).

Приговором Саяногорского городского суда от 8 ноября 2001 г. осужден А. по ст. 111, ч. 1 УК РФ за совершение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Приговор суда отменен в связи с допущенными нарушениями норм уголовно-процессуального закона.

В качестве доказательств вины А. суд указал показания свидетелей К., Д. и Ф. Однако согласно протоколу судебного заседания свидетель Ф. в судебном заседании не был допрошен. Свидетель К. пояснил суду, что осужденный и потерпевший сцепились, а он, садясь в машину, услышал глухие удары, а когда включил свет фар, то увидел, как потерпевший лежал на асфальте. При этом ранее свидетель пояснил, что на улице никого не было, и он не видел момент нанесения ударов потерпевшему. Однако в приговоре суд сослался на показания данного свидетеля, изложив их следующим образом: А. взял Д. рукой за волосы и несколько раз ударил его головой об асфальт. Свидетель Д. дала показания аналогичные свидетелю К. о том, что было на улице темно и когда включили свет фар, она увидела лежащего Д. При таких обстоятельствах выводы суда не основываются на исследованных в судебном заседании доказательствах и приговор нельзя признать мотивированным (определение судебной коллегии от 20 марта 2002 г.).

Приговором Саяногорского городского суда от 17 июня 2002 г. осужден А. по ст. 111, ч. 1 УК РФ за совершение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Приговор суда отменен в связи с допущенными нарушениями норм уголовно-процессуального права.

Суд при рассмотрении ходатайств подсудимого А. фактически признал обоснованным его требование о вызове в судебное заседание свидетеля Б., объявив перерыв в судебном заседании, якобы для вызова данного свидетеля. Однако в материалах уголовного дела отсутствуют сведения о том, что суд принял какие-либо меры для вызова данного свидетеля, допустив тем самым нарушения положений действовавшей на тот момент ст. 20 УПК РСФСР. Кроме того, при повторном рассмотрении уголовного дела суд не выполнил требований, указанных в определении судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ. При постановлении приговора не были устранены противоречия в показаниях К., Д. и Ф. При этом не выяснен вопрос о механизме и орудии причинения телесных повреждений. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения Д. нанесены предметом с острым краем и формой клинка, каковым мог быть топор. Подсудимый же пояснил о нанесении телесных повреждений потерпевшему монтажкой. При допросе судебно-медицинского эксперта, в частности, не выяснен вопрос о характере и локализации нанесенных телесных повреждений, а также вопрос о нанесении потерпевшему первого удара сзади. Не опровергнут довод обвиняемого о нанесении телесных повреждений по неосторожности в драке, в момент, когда он находился лицом к потерпевшему. Учитывая данные нарушения, приговор признан судом необоснованным, и отменен повторно определением судебной коллегии от 9 октября 2002 г.

Приговором Орджоникидзевского районного суда от 30 августа 2002 г. осужден К., по ст. 111, ч. 4 УК РФ, за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Приговор суда отменен ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального законодательства. Ранее определением судебной коллегии от 11 декабря 2002 г. приговор в отношении К. отменен, и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. Однако при новом рассмотрении в состав суда был включен тот же самый народный заседатель. Данное обстоятельство является существенным нарушением требований уголовно-процессуального законодательства. Поэтому приговор суда отменен повторно и дело передано в Ширинский районный суд для рассмотрения по существу в ином составе судей.

Приговором Саяногорского городского суда от 10 декабря 2001 г. осужден Ш. по ст. 228, ч. 3, п. п. б, в УК РФ, за незаконное приобретение и хранение в целях сбыта и сбыт наркотических средств, совершенный неоднократно в крупном размере.

Приговор суда отменен ввиду существенных нарушений ст. 312 УПК РСФСР, которая требует составления приговора на ясных, понятных выражениях и состоять из вводной, описательной и резолютивной частей. Исправления в приговоре должны быть оговорены и оговорки должны быть подписаны всеми судьями в совещательной комнате. В рассматриваемом случае в надлежаще заверенной копии приговора, представленной прокурором, указано, что Ш. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 3 п. б, в УК РФ. Копия приговора подписана всем составом суда. Однако в оригинале приговора, имеющемся в деле, указано, что Ш. осужден по ст. 228, ч. 3, п. п. б, в УК РФ. Следовательно, в приговор были внесены изменения уже после выхода суда из совещательной комнаты, которые не оговорены и не удостоверены всем составом суда. Поэтому в данном случае провозглашенный приговор нельзя признать законным. При указанных обстоятельствах определением судебной коллегии от 27 февраля 2002 г. приговор отменен, и дело возвращено на новое рассмотрение.

Приговором Аскизского районного суда от 27 марта 2002 г. осужден К. по ст. 112, ч. 1 УК РФ за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшему.

Приговор отменен определением судебной коллегии от 5 февраля 2002 г., а дело возвращено на новое рассмотрение в связи с тем, что фактически судебное следствие по делу не проводилось. Суд постановил приговор, основываясь лишь на протоколе осмотра места происшествия, протоколе осмотра вещественных доказательств и заключении судебно-медицинской экспертизы. В судебном заседании не были допрошены ни свидетели, ни потерпевший по делу. Однако показания последних имеют существенное значение для установления истины по делу.

Приговором Черногорского городского суда от 22 июня 2002 г. осуждена Н. по ст. 112, ч. 1 УК РФ за причинение средней тяжести вреда здоровью гр. П.

Приговор суда отменен определением судебной коллегии от 18 сентября 2002 г. ввиду неполного рассмотрения всех обстоятельств дела и существенного нарушения норм уголовно-процессуального законодательства.

Как видно из материалов уголовного дела, суд пришел к выводу о виновности Н. в совершении преступления, предусмотренного ст. 112 УК РФ, при этом суд сослался на 2 экспертизы. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 19 января 2001 г. Н. причинен легкий вред здоровью. Согласно же заключению судебно-медицинской экспертизы от 14 августа 2001 г. ей же причинен средней тяжести вред здоровью. При этом оба заключения подготовлены одним и тем же экспертом. При указанных противоречивых доказательствах суд не указал, какое именно доказательство он принимает за основу, а какое отвергает и по каким мотивам. Кроме того, в связи с явными противоречиями в экспертных заключениях, в соответствии со ст. 81 УПК РСФСР, суд был обязан провести повторную экспертизу. Ввиду допущенных нарушений приговор суда нельзя признать обоснованным.

Приговором Саяногорского городского суда от 17 июня 2002 г. осужден З. по ст. 264, ч. 1 УК РФ за нарушение Правил дорожного движения, повлекшим по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Приговор отменен и дело возвращено на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания, в связи с существенными нарушениями норм материального права. Так, в нарушение ст. 307 УПК РФ суд не привел в приговоре доказательств, подтверждающих его выводы о нарушении З. п. п. 8.5, 10.1 Правил дорожного движения. Стороной обвинения в ходе судебного разбирательства также не представлено доказательств того, что З. перед выполнением поворота не занял соответствующее крайнее положение на проезжей части, вел автомобиль со скоростью, не обеспечивающей постоянного контроля над движением, и не принял мер к снижению скорости при обнаружении опасности для движения.

Показания свидетеля С., изложенные в приговоре, не соответствуют их содержанию, изложенному в протоколе судебного заседания. В частности, из протокола усматривается, что С. поясняет о включении З. светового сигнала поворота за 10 - 15 метров до начала поворота, утверждает, что перед выполнением поворота автомобиль З. двигался по осевой линии. Этим показаниям противоречат показания свидетеля А. В нарушение требований уголовно-процессуального закона суд не оценил указанные противоречия и не привел мотивов, по которым он признал достоверными именно показания А., доказывающие мнению суда нарушение З. п. 8.2 Правил дорожного движения.

Делая вывод о том, что З., выполняя поворот, создал помеху для движения автомобилю А., нарушив п. 8.1 Правил дорожного движения, суд не подверг анализу соотношение требований, закрепленных названным пунктом Правил дорожного движения, требований п. 8.4 и правил проезда перекрестка, изложенных в главе 13 ПДД, согласно которым при перестроении и повороте налево водитель обязан уступить дорогу лишь транспортным средствам, двигающимся попутно без изменения направления движения, а также со встречного направления прямо или налево (в отличие от А., совершавшего маневр обгона). Описав в приговоре преступное деяние З. и признавая его доказанным, суд вопреки требованиям ст. 307 УПК РФ не указал форму вины З. Суд также не привел оснований, по которым он пришел к выводу о наличии прямой причинной связи между совершенным, по мнению суда, нарушением ПДД З. и причинением вреда здоровью В. в результате наезда на нее автомобиля под управлением А. Как следует из протокола судебного заседания, защитник подсудимого заявил ходатайство об исключении из числа доказательств протокола осмотра происшествия от 09.02.2002. Сторона обвинения возражений не выдвинула. Суд не разрешил заявленное ходатайство, фактически признавая названный протокол недопустимым доказательством. Тем не менее, в нарушение ст. 75 УПК РФ суд использовал протокол осмотра места происшествия в обосновании приговора. Ввиду выше перечисленных нарушений УПК РФ приговор отменен определением судебной коллегии от 11 сентября 2002 г.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 25 марта 2002 г. отменены постановления Боградского районного суда от 31.10.2001 и 21.12.2001 об отказе в восстановлении пропущенного срока на кассационное обжалование приговора.

В приговоре суда, которым Б. осужден по ст. 131 УК РФ, срок для обжалования приговора вместо положенных по УПК РСФСР 7 суток установлен в 10 дней с момента получения осужденным копии приговора. Из материалов дела следует, что Б. представил свою кассационную жалобу на 10 день после получения копии приговора. Отказывая осужденному в принятии кассационной жалобы, суд необоснованно указал, что последний пропустил срок кассационного обжалования, т.к суд сам ввел Б. в заблуждение относительно срока и порядка кассационного обжалования приговора.

 

Г) Нарушения норм материального закона

 

Приговором Вершино-Тейской постоянной сессии Аскизского районного суда от 18.12.2001 осуждены Б. и В. по ст. 158, ч. 2 п. п. а, б, в УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества.

Приговор суда отменен определением судебной коллегии от 23 января 2002 г. и дело в части осуждения В. прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Как установлено судом, Б. и В. совершили тайное хищение телевизора Рекорд стоимостью 100 руб., принадлежащего гр. К. В соответствии со ст. 49 КоАП РСФСР хищение признавалось мелким хищением, если стоимость похищенного составляет менее 1 минимального размера оплаты труда. На момент совершения преступления МРОТ составлял 200 руб., а потому в действиях осужденных имели место признаки административного правонарушения.

Кроме того, Б. был привлечен к уголовной ответственности по этому же уголовному делу за совершение хищения чужого имущества Б. Однако суд не рассмотрел данный эпизод преступной деятельности Б., не выделил его в отдельное производство. Поэтому в этой части дело было направлено на новое судебное рассмотрение.

Аналогичное нарушение допущено Аскизским районным судом по делу К. (приговор от 21.11.2002). Производство по делу прекращено определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ от 30 января 2002 г.

Также аналогичное нарушение установлено в приговоре Черногорского городского суда от 29.01.2002, которым осужден Н. по ст. ст. 30, ч. 3; 158, ч. 2, п. б УК РФ. Производство по делу прекращено определением судебной от 6 марта 2003 г.

Приговором Саяногорского городского суда от 25 декабря 2001 г. осужден М. по ст. 158, ч. 2, п. п. б, г УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества.

Приговор суда отменен определением судебной коллегии от 27 февраля 2002 г. и дело возвращено для производства дополнительного расследования, ввиду неправильного применения норм материального права. Как следует из материалов уголовного дела, гр. М. было предъявлено обвинение по ст. 166, ч. 2, п. п. а, б УК РФ, т.е. в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения (угоне). Суд же действия М. квалифицировал по ст. 158, ч. 2, п. п. б, г УК РФ как кража, т.е тайное хищение чужого имущества. Данная переквалификация является недопустимой, т.к существенным образом отличается по фактическим обстоятельствам от обвинения, предъявленного органами предварительного следствия.

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 22 ноября 2001 г. осуждена С. по ст. 105, ч. 1 УК РФ за совершение убийства, т.е. умышленного причинения смерти своему мужу С.

Приговор суда отменен определением судебной коллегии от 6 февраля 2002 г. в связи с существенным нарушением судом ст. 314 УПК РСФСР. В соответствии с требованиями данной статьи закона в приговоре должно содержаться описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием помимо других обстоятельств характера вины и мотивов преступления. В нарушение указанных требований суд ограничился лишь описанием преступных действий подсудимой, не указав ни форму вины, ни мотив преступления.

В нарушение ст. 301 УПК РСФСР приговор суда является немотивированным, в нем отсутствовал анализ доказательств и не приведены факты, опровергающие доводы защиты подсудимой.

Приговором Саяногорского городского суда от 29 января 2002 г. осуждена С. по ст. 234, ч. 2 УК РФ, за незаконное приобретение, хранение в целях сбыта и сбыт сильнодействующего вещества, не являющегося наркотическим средством, совершенное неоднократно.

Приговор суда отменен определением судебной коллегии от 27 февраля 2002 г., а производство по делу прекращено ввиду неправильного применения норм уголовного закона. Признавая С. виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 234, ч. 2 УК РФ, т.е. в незаконном приобретении, хранении в целях сбыта и сбыте сильнодействующего вещества - феназипана, суд в качестве одного из доказательства вины привел в приговоре заключение судебно-химической экспертизы от 10 января 2001 г., согласно которому представленный лекарственный препарат в виде 16 таблеток является лекарственным средством феназепаном. Феназепан включен в список сильнодействующих веществ фармакологического действия и фармакопейного комитета государственной Фармакопеи 11 издания. При этом суд руководствовался Сводной таблицей заключений постоянного комитета по контролю наркотиков об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам наркотических веществ, обнаруженных в незаконном хранении и обороте по состоянию на 01.05.1998. Однако суд не учел, что в сводную таблицу и списки сильнодействующих веществ 30.03.2001 и 10.06.2001 соответственно были внесены изменения, согласно последнему феназепан из списков исключен. Таким образом, действия осужденной потеряли общественную опасность, в связи с чем перестали быть преступными.

Приговором Абаканского городского суда от 5 апреля 2002 г. осужден К. по ст. 112, ч. 1 УК РФ за причинение средней тяжести вреда здоровью гр. Ч.

Приговор суда отменен в связи с нарушением требований о допустимости доказательств. В обоснование вины К. положено заключение судебно-медицинского эксперта Д., однако последняя уже принимала участие в качестве специалиста по данному уголовному делу и проводила медицинское освидетельствование потерпевшей. В соответствии со ст. 67 УПК РСФСР, действовавшей на тот момент, эксперт не может принимать участия в производстве по делу, если ранее он участвовал в деле в качестве специалиста, за исключением участия врача-специалиста в области судебной медицины в наружном осмотре трупа. Таким образом, судебно-медицинский эксперт Д. подлежала отводу, а данное ею заключение не может быть принято в качестве доказательства вины осужденного, (определение судебной коллегии от 5 июня 2002 г.).

Приговором Аскизского районного суда от 23 мая 2002 г. осужден К. по п. п. а, б, в, г ч. 2 ст. 158 УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества неоднократно, по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину. В соответствии с п. 7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ Об объявлении амнистии от 30 ноября 2001 г. уголовное дело в отношении осужденного прекращено.

Приговор в части прекращения уголовного дела на основании постановления Об объявлении амнистии отменен.

Согласно материалам уголовного дела осужденный совершил инкриминируемые ему преступления в период времени после достижения им совершеннолетнего возраста, а потому для применения Постановления Государственной Думы ФС РФ от 30.11.2001 нет оснований (определение судебной коллегии от 14 августа 2002 г.).

Постановлениями Президиума Верховного суда РХ от 24 июня 2002 г. изменены определения Орджоникидзевского районного суда от 6 мая 2002 г., которыми внесены изменения в приговоры по делу К.Т., Б., К.М., Ч. (всего 4 определения), в связи с неправильным применением материального закона при определении порядка исполнения приговоров. В соответствии с данными определениями в приговоры судов в порядке, предусмотренном ст. ст. 368 - 369 УПК РСФСР, внесены изменения, которыми обязанность по передаче вещественных доказательств (золотого песка) в Гохран РФ возложена на прокурора Республики Хакасия. Вынося все указанные постановления, суд, в нарушение Федерального закона Об исполнительном производстве и ст. 86 УПК РСФСР, не учел требования о выдаче исполнительных листов и направления их в Службу судебных приставов Управления Министерства юстиции РФ в РХ. Кроме того, суд нарушил и требования Инструкции 34/15 О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам....

 

3. Нарушения, допускаемые при рассмотрении дел об административных правонарушениях

 

Постановлением судьи Абаканского городского суда от 12 августа 2001 г. привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 165 КоАП РСФСР, и подвергнут административному аресту сроком на 10 суток О. Как следовало из постановления, последний совершил правонарушение, выразившееся в злостном неповиновении законным требованиям сотрудников милиции.

Определением судебной коллегии от 30 января 2002 г. данное постановление отменено в связи с тем, что судом не было установлено, каким именно требованиям сотрудников милиции не подчинился О. Из материалов дела следовало, что в баре Л. г. Абакана между находившимися в нетрезвом виде О. и неустановленными лицами произошел конфликт, после чего О. потребовал у директора бара вернуть ему денежные средства, на которые последний приобрел входной билет. При этом О. нарушал общественный порядок. Прибывший по вызову наряд милиции задержал О. и доставил в дежурную часть УВД г. Абакана. Все требования сотрудников милиции О. выполнил, хотя и высказывал свое несогласие с их действиями.

Постановлением судьи Абаканского городского суда от 10 января 2002 г. привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 165 КоАП РСФСР и подвергнут штрафу в размере 1000 руб. Ч.

Определением судебной коллегии 06.02.2002 по уголовным делам определение суда отменено. Признавая виновным Ч. в совершении административного правонарушения, суд не указал в постановлении фамилию, имя и отчество виновного, время и место совершения правонарушения, а также в чем именно выразилось неповиновение, тогда как ст. 165 КоАП РСФСР включала в себя 4 самостоятельных состава правонарушения.

Из представленных материалов следовало, что Ч. в районе магазина В. осуществлял без наличия каких-либо документов торговлю медом, а для удобства торговли поставил свой автомобиль на тротуар. На неоднократные требования участкового милиционера предъявить водительское удостоверение Ч. ответил отказом в грубой циничной форме, на требования прекратить торговлю в неустановленном месте Ч. не реагировал.

Из указанных фактов неясно, в чем же выразилось неповиновение: в отказе предъявить документы или прекратить торговлю в неустановленном месте.

В связи с имеющимися противоречиями материал был направлен на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Вышеуказанный материал после вынесения судьей Абаканского городского суда постановления от 4 марта 2002 г. повторно рассматривался на заседании судебной коллегии Верховного суда РХ 3 апреля 2002 г. и в связи с установленными нарушениями постановление было вновь отменено и производство по делу прекращено.

При повторном рассмотрении материалов дела суд не выполнил указания, изложенные в определении судебной коллегии, и не установил существенные обстоятельства, имеющие значение для установления истины по делу.

Кроме того, суд не дал оценку составленному протоколу об административном правонарушении, согласно которому на неоднократные требования участкового инспектора о прекращении торговли и предоставлении документов Ч. ответил в циничной форме отказом, и объяснениям свидетеля С. и Ч., которые поясняли, что Ч. на требования милиционера грубо не отвечал. Для устранения данных противоречий суд не принял никаких мер. Остался невыясненным вопрос, содержатся ли в действиях Ч. признаки, характерные для вмененного ему правонарушения. Согласно ст. 165 КоАП РСФСР требования работника милиции должны быть законными. Однако законность требований участкового инспектора в данном случае судом не исследована.

Постановлением судьи Абаканского городского суда от 28 января 2002 г. Щ. освобожден от административной ответственности в связи с истечением срока давности, а производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 156 КоАП РСФСР, прекращено производством.

Своим постановлением судья установил, что в действиях гр. Щ. имеют место признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 156 КоАП РСФСР, т.е. незаконное осуществление предпринимательской деятельности, выразившейся в том, что Щ. 21 июня 2001 г. на автомашине ГАЗ 3307 перевозил лом цветного металла в количестве 3 тонн 623 кг из п. Бельтырский в г. Абакан.

Однако определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ 27 февраля 2002 г. постановление судьи отменено в связи тем, что суд не принял мер к полному, всестороннему и объективному рассмотрению материалов дела, и невыполнением указаний, содержащихся в постановлении и.о. председателя Верховного суда РХ от 18 декабря 2001 г. о необходимости выяснения вопроса о том, является ли Щ. субъектом правонарушения, предусмотренного ст. 156 КоАП РСФСР.

Постановлением судьи Алтайского районного суда от 9 октября 2001 г. был привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 165 КоАП РСФСР, и подвергнут аресту сроком на 5 суток О.

Однако при рассмотрении дела судебной коллегией Верховного суда РХ от 27 марта 2002 г. были выявлены существенные нарушения, допущенные судом при вынесении постановления. Суд не выяснил вопрос о законности требований сотрудников милиции, которым якобы не повиновался О.

Согласно постановлению судьи, О. при доставлении его в дежурную часть Алтайского РОВД после прохождения наркологического освидетельствования скрылся на такси от сотрудников милиции. Судом не было выяснено, в связи с чем и зачем О. был доставлен в г. Абакан для освидетельствования. Кроме того, ни судом, ни сотрудниками милиции, подготовившими материалы об административном правонарушении, не приведено данных, указывающих на совершение О. какого-либо правонарушения.

Постановлением судьи Алтайского районного суда от 8 января 2002 г. был привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 12.27 Кодекса РФ Об административных правонарушениях, и подвергнут штрафу на сумму 10 МРОТ, т.е. 1000 руб. П.

Кроме того, 10.01.2002 в ранее вынесенное постановление судьей внесены изменения. Действия П. квалифицированы по ст. 165 КоАП РСФСР.

Указанные постановления были отменены судебной коллегией Верховного суда РХ 27 марта 2002 г. в связи с существенными нарушениями, допущенными при рассмотрении дела. Признавая П. виновным в совершении инкриминируемого ему правонарушения, суд не выяснил, что именно было нарушено П. Как указано в постановлении, 6 января 2002 г. П. совершил дорожно-транспортное происшествие и с места ДТП уехал, т.е. допустил административное правонарушение, предусмотренное ст. 12.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Однако в материалах дела не имеется никаких доказательств того, что именно П. совершил данное ДТП, а уехал он с места ДТП только в связи с тем, что доставил пострадавшего в больницу, т.к. последний нуждался в оказании экстренной медицинской помощи. Кроме того, квалифицируя действия П. по ст. 12.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, суд не учел, что он вводится в действие с 1 июля 2002 г., а потому на момент рассмотрения дела не имел юридической силы. Внесение изменений в провозглашенное постановление от 8 января 2002 г. не основано на законе.

Постановлением судьи Абаканского городского суда от 15 января 2002 г. был привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 165 КоАП РСФСР, и подвергнут аресту сроком на 5 суток Б.

Судом Б. признан виновным в том, что 14 января 2002 г. отказался выполнить законные требования сотрудников милиции о выдаче документов. Как следовало из материалов дела, 14 января 2002 г. Б. было предъявлено постановление следователя УВД г. Абакана по делу в отношении Л. о выемке документов у Б. Последний же отказался выдать данные документы, т.к. не имел их при себе.

Признавая Б. виновным, суд не учел, что административная ответственность по ст. 165 КоАП РСФСР наступает только в случае, если требования работника милиции были законными и отданы или предъявлены при исполнении им обязанностей по охране общественного порядка. Поэтому в действиях Б. в рассматриваемом случае состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 165 КоАП РСФСР, отсутствует. Кроме того, судом при вынесении постановления существенно нарушены требования об обеспечении права на защиту. Из материалов дела следует, что Б. неоднократно заявлял требования о предоставлении ему защитника, но ни суд, ни сотрудники УВД г. Абакана данного требования не выполнили, чем нарушили положения ст. 250 КоАП РСФСР (определение судебной коллегии от 3 апреля 2002 г.).

Постановлением судьи Абаканского городского суда от 20 мая 2002 г. был привлечен к административной ответственности за совершение правонарушений, предусмотренных ст. ст. 165 и 162 КоАП РСФСР, и подвергнут штрафу на сумму 1050 рублей М.

Определением судебной коллегии от 30 октября 2002 г. М. освобожден от наказания, и производство по делу прекращено в связи с существенными нарушениями норм материального права.

В протоколе по делу об административном правонарушении отсутствуют дата и место его составления, что является существенным нарушением требований ст. 235 КоАП РСФСР.

В протоколе об административном правонарушении идет речь о событиях от 16 мая 2002 г., а в постановлении судьи указано, что М. совершил правонарушение 16 августа 2002 г. Кроме того, при квалификации действий М. по ст. 162 КоАП РСФСР ни суд, ни сотрудники милиции не указали часть статьи, в нарушении требований которой обвиняется М.

Постановлением Саяногорского городского суда от 26 августа 2002 г. привлечен к административной ответственности по ст. 13.3 Кодекса РФ Об административных правонарушениях П.

Определением судебной коллегии от 9 октября 2002 г. названное постановление отменено, и дело производством прекращено в связи с нарушением порядка рассмотрения дел об административных правонарушениях.

Согласно ст. 23.44 Кодекса РФ Об административных правонарушениях органы, осуществляющие государственный надзор за связью в РФ, рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. ст. 13.1 - 13.4.

Из материалов дела следует, что материал об административном правонарушении подготовил и направил в суд не уполномоченный на это орган, а именно сотрудники Саяногорского ГОВД. В связи с нарушением требований ст. 23.2 ч. 2 Кодекса РФ Об административных правонарушениях вынесенное решение Саяногорского городского суда нельзя признать законным.

Кроме того, согласно постановлению суда рассматривался материал в отношении П., но в описательной части постановления описываются неправомерные действия П. Поэтому неясно, в отношении кого (П. или П.) судьей рассматривался материал.

Постановлением судьи Черногорского городского суда за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 165 КоАП РСФСР, привлечен к административной ответственности Ш.

При рассмотрении дела судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РХ 24 апреля 2002 г. постановление было отменено и дело производством прекращено.

Из постановления судьи следует, что Ш. признан виновным в том, что, допустив нарушение Правил дорожного движения и остановив свой транспорт по первому требованию сотрудников милиции, передал им документы, после чего заявил, что ему некогда и продолжил движение до школы N 3 г. Черногорска, куда вез своих детей на занятия. В результате работники ГИБДД вынуждены были его преследовать, а при задержании Ш. оказал им неповиновение.

При этом суд не указал в постановлении, в чем именно выразилось неповиновение Ш. сотрудникам милиции.

Административная ответственность по ст. 165 КоАП РСФСР наступает в том случае, если установлено злостное неповиновение законному требованию сотрудника милиции при охране общественного порядка, а равно невыполнение водителем законного требования об остановке транспортного средства, оставление водителем места ДТП или уклонение от прохождения медицинского освидетельствования на предмет нахождения его в состоянии алкогольного опьянения. Ни одного из перечисленных выше нарушений Ш. не допустил. Автотранспортное средство остановил по первому требованию, предъявил водительские документы, места ДТП не покидал, поскольку такового не было, а Ш. допустил нарушение ПДД.

Постановлением судьи Абаканского городского суда от 1 марта 2002 г. Д. привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 165 КоАП РСФСР.

Согласно постановлению судьи Д. 1 марта 2002 г., находясь в состоянии алкогольного опьянения, оказал физическое неповиновение сотрудникам милиции.

Определением судебной коллегии от 24 апреля 2002 г. постановление отменено, и дело производством прекращено. В материалах дела не имелось заключения эксперта о том, что 1 марта 2002 г. Д. находился в состоянии алкогольного опьянения. Объяснения сотрудников милиции не могут быть признаны достаточными доказательствами. Кроме того, вынося постановление, суд не устранил противоречия в показаниях Д. и сотрудников милиции о фактах физического неповиновения. Д. неоднократно заявлял, что какого-либо неповиновения не оказывал. Судом не были допрошены свидетели данного происшествия, которые могли бы сообщить имеющие значение для установления истины по делу обстоятельства.

Постановлением судьи Саяногорского городского суда от 19 февраля 2002 г. привлечен к административной ответственности по ст. 137 КоАП РСФСР гр. К.

Из постановления судьи следует, что К. признан виновным в том, что незаконно передал имевшуюся у него радиостанцию в пользование М. Признавая К. виновным в совершении административного правонарушения, суд не выяснил существенных вопросов, имеющих значение для установления истины по делу. В частности, суд не получил заключения компетентного органа о том, что радиостанция относится к радиоэлектронным средствам передачи, которые требуют специального разрешения в соответствии со ст. 137 КоАП РСФСР. При таких обстоятельствах определением судебной коллегии от 17 апреля 2002 г. постановление судьи было отменено.

Постановлением судьи Абаканского городского суда от 21 марта 2002 г. привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 165 КоАП РСФСР, М.

Согласно постановлению судьи 20 марта 2002 г. на территории МУ Муниципальный рынок г. Абакана гр. М. оказал неповиновение работникам милиции, вырвался и отказался пройти в дежурную часть.

Однако при рассмотрении дела судебной коллегией по уголовным Верховного суда РХ 3 апреля 2002 г. постановление судьи было отменено и производство по делу прекращено.

Административная ответственность по ст. 165 КоАП РСФСР наступает только в тех случаях, когда лицо оказывает злостное неповиновение законному требованию или распоряжению сотрудника милиции, которое выражается в отказе от исполнения настойчивых, неоднократно повторенных распоряжений воли требований работника милиции, либо неповиновение, выраженное в дерзкой форме, свидетельствующего проявлении явного неуважения к органам, осуществляющим охрану общественного порядка.

Однако судья при вынесении постановления не располагал достаточными доказательствами совершения М. административного правонарушения.

В обоснование вывода о виновности М. суд положил в основу постановления показания двух свидетелей и рапорт сотрудника милиции, которому, якобы, было оказано неповиновение. Но представленные доказательства не опровергали довод М. о его невиновности. В частности, остался невыясненным вопрос, в связи с чем сотрудник милиции потребовал у М. предъявить документы. Согласно Закону РФ О милиции сотрудник милиции может потребовать для проверки документы гражданина только в том случае, если имеются достаточные данные полагать, что именно это лицо совершило административное правонарушение или уголовно-наказуемое преступление. В момент задержания М. сотрудник милиции находился в гражданской одежде, не предъявил каких-либо документов, подтверждающих, что он осуществляет деятельность по охране общественного порядка и является сотрудником милиции. Согласно представленным материалам М. перед задержанием не совершил какого-либо правонарушения.

В связи с изложенными нарушениями постановление судьи было отменено, а производство по делу прекращено.

Постановлением от 27 октября 2000 г. судьи Саяногорского городского суда был привлечен к административной ответственности Д., за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. ст. 165, 166(1) КоАП РСФСР, к штрафу в размере 1252 руб. 35 коп. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ от 16 ноября 2000 г. постановление судьи было отменено и дело производством прекращено. Однако Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 14 октября 2002 г. определение судебной коллегии и постановление судьи были отменены, а материалы возвращены для нового судебного рассмотрения в тот же суд в ином составе судей.

При рассмотрении материалов по делу судом установлено, что Д. совершил злостное неповиновение законному распоряжению работника милиции и нарушение порядка организации публичного мероприятия (богослужения).

При рассмотрении материалов как судьей, так и судебной коллегией не были полностью выяснены вопросы, связанные с организацией и проведением массовых демонстраций и публичных выступлений. Судами двух инстанций не проверено, соблюден ли Д. порядок на проведение богослужения в указанном месте, и время, как этого требуют Указ Президиума ВС СССР от 28 июля 1988 г. N 9306-Х1 О порядке организации и проведении собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в СССР и Указ Президента РФ от 25 мая 1992 г. N 524 О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования.

Учитывая, что материал не был исследован в полном объеме и не выяснено, законны ли были требования сотрудников милиции, предъявивших свои требования Д., материал был возвращен на новое судебное рассмотрение.

Приведенные в настоящем обзоре примеры позволяют сделать вывод о том, что большинство ошибок судей при вынесении постановлений по делам об административных правонарушениях, а также приговоров происходит в связи с отсутствием достаточного внимания при рассмотрении дел по существу. Суды во многих случаях поверхностно без исследования всех обстоятельств по делу выносят свои решения. При этом не всегда руководствуются материальным законом, полагаясь на свой опыт.

 

Заместитель Председателя

Верховного суда

Республики Хакасия

Ю.С.УЛТУРГАШЕВ