Информационное письмо Прокуратуры Оренбургской области и Оренбургского областного суда от 13.04.2004

 

ПРОКУРАТУРА ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

 

ОРЕНБУРГСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 13 апреля 2004 года

 

О НЕКОТОРЫХ НАРУШЕНИЯХ В ПРИМЕНЕНИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, СВЯЗАННОГО С ОСВОБОЖДЕНИЕМ ЛИЦ

ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

 

Прокурорам городов и районов области

и прокурорам специализированных прокуратур

Председателям городских районных судов,

мировым судьям

 

Анализ уголовных дел, рассмотренных судебной коллегией областного суда за 2003 год и 1-й квартал 2004 года, свидетельствует о том, что судами области в основном правильно применяются нормы Уголовного Кодекса и Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, связанные с освобождением от уголовной ответственности в связи с примирением сторон и в связи с истечением срока давности.

В то же время по отдельным уголовным делам допущен ряд нарушений, на которые в целях предупреждения их повторения считаем необходимым обратить внимание прокуроров и судей.

Характер допускаемых судами ошибок обусловлен чаще всего неправильным применением судами отдельных положений Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Согласно требованиям ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред.

Однако данное требование закона судами не всегда соблюдается.

Так, Постановлением судьи Советского района г. Орска от 29.01.2004 прекращено уголовное дело в отношении Е. по ст. 119 УК РФ. Прекращая уголовное дело в отношении Е., суд, сославшись на положения ст. 25 УПК РФ, указал, что между подсудимым и потерпевшим состоялось примирение. Виновный принял меры к заглаживанию вреда, и потерпевшие согласились на прекращение дела.

Кроме того, суд указал, что ст. 25 УПК РФ не предусматривает как основание для прекращения дела отсутствие у виновного лица прежних судимостей.

При этом положения ст. 76 УК РФ суд признал противоречащими ст. 25 УПК РФ и пришел к выводу о возможности прекращения дела за примирением сторон в отношении лица, ранее судимого.

Указанные выводы суда являются ошибочными. В соответствии со ст. 76 УК РФ лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред при условии, что это лицо впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести.

Таким образом, закон допускает прекращение дела за примирением сторон в отношении лиц, которые ранее не судимы.

Из материалов дела видно, что Е. ранее судим за аналогичное преступление, отбывал наказание в местах лишения свободы, судимость у него не погашена. Поэтому прекращение уголовного дела в отношении Елтанцева по основаниям, предусмотренным ст. 76 УК РФ не допустимо.

При этом основания освобождения лиц от уголовной ответственности предусматриваются Уголовным Кодексом РФ, а Уголовно-процессуальный Кодекс лишь регулирует процессуальный порядок производства по таким делам.

Статья 25 УПК РФ предусматривает возможность прекращения уголовного дела в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ.

Поэтому выводы суда о возможности прекращения уголовного дела в отношении Е. являются незаконными. По представлению государственного обвинителя данное судебное решение судебной коллегией областного суда отменено и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Постановлением Абдулинского районного суда от 18.02.2004 на основании ст. 25 УПК РФ было прекращено уголовное дело в отношении С., не судимого, обвинявшегося в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, п. в ч. 2 ст. 158, п. в ч. 2 ст. 158, п. в ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. в ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Как следует из материалов дела, С. в июне - августе 2003 года совершил в г. Абдулино 5 краж имущества у разных потерпевших, в связи с чем было возбуждено 5 уголовных дел о преступлениях средней тяжести.

Отменяя постановление районного суда, судебная коллегия областного суда обоснованно указала, что совершение С. 5-ти преступлений говорит о стойкой криминальной направленности его личности. Поэтому, при таких обстоятельствах суд необоснованно принял решение об освобождении Сероглазова от уголовной ответственности. Кроме того, в постановлении суда не в полном объеме были указаны основания прекращения уголовного дела, так как возмещение материального ущерба и заглаживание причиненного вреда не являются тождественными понятиями.

Прекращая уголовные дела за примирением сторон, суды вопреки требованиям закона не всегда выясняют в судебных заседаниях добровольность состоявшегося примирения и форму заглаживания вреда.

Постановлением Дзержинского районного суда г. Оренбурга уголовное дело в отношении Ч., Е-ва, К. и Б., обвиняемых по ч. 1 ст. 127 и ч. 2 ст. 330 УК РФ прекращено на основании ст. 25 УПК РФ в связи с примирением сторон.

В соответствии со ст. 25 УПК РФ обязательным условием для прекращения уголовного дела является полное заглаживание причиненного вреда потерпевшему.

Данное требование процессуального Закона нарушено. Как видно из материалов дела подсудимыми моральный вред и материальный ущерб был возмещен только частично.

Кроме того, судом не была учтена ст. 27 УПК РФ, устанавливающая необходимость согласия подсудимых на прекращение уголовного преследования на основании ст. 25 УПК РФ. Данный вопрос в судебном заседании у подсудимых не выяснялся.

По представлению государственного обвинителя данное постановление суда судебной коллегией областного суда отменено как вынесенное с нарушением требований норм УПК.

Имели место факты, когда суды принимали решения об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим без выяснения и исследования мотивов примирения, без учета обстоятельств совершения преступления, его общественной опасности, данных, характеризующих личность виновного.

Так, определением судебной коллегии областного суда по представлению гособвинителя отменено Постановление Советского районного суда г. Орска по делу В., который был освобожден от уголовной ответственности по ст. 119 УК РФ на основании ст. 25 УПК РФ, в связи с примирением с потерпевшими.

В. обвинялся в совершении двух эпизодов угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровья с применением ножа в отношении своей сожительницы П., и ее несовершеннолетней дочери - П. Т., причем второй эпизод угрозы убийством В. был совершен после официального обращения П. в РОВД о привлечении В. к уголовной ответственности.

Как личность В. характеризуется отрицательно, злоупотребляет спиртными напитками, в состоянии алкогольного опьянения агрессивен, не работает, привлекался к административной ответственности, преступление совершено им было в период испытательного срока условного наказания по приговору от 28.08.2003, которым он был осужден за угрозу убийством в отношении тех же потерпевших.

Без учета перечисленных обстоятельств, которые были установлены в судебном заседании, суд необоснованно прекратил уголовное дело в отношении В.

Статья 76 УК РФ предусматривает не обязанность, а право на освобождение от уголовной ответственности по делам публичного обвинения. При решении данного вопроса кроме самого факта примирения обвиняемого с потерпевшим судом должны приниматься во внимание и все другие объективные и субъективные обстоятельства, отражающие в своей совокупности степень общественной опасности содеянного и целесообразность освобождения виновного от уголовной ответственности. К числу таких обстоятельств следует отнести, в частности, фактические данные, характеризующие личность виновного, а также отсутствие или устранение последствий преступления. Тщательному исследованию подлежат мотивы преступления.

Поэтому необходимо учитывать все эти обстоятельства и более взвешенно подходить к решению вопроса об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.

Согласно требованиям ст. 78 ч. 1 п. а УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года после совершения преступления.

Однако нередко это положение закона нарушается.

Так, З. за умышленное уничтожение чужого имущества, приговором Оренбургского районного суда от 04.12.2003 осужден по ч. 1 ст. 167 УК РФ. Как следует из материалов уголовного дела, Здвижков совершил преступление в июне 2001 года, и на день рассмотрения данного дела истекли сроки привлечения его к уголовной ответственности.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 13.01.2004 по жалобе осужденного приговор отменен, и дело производством прекращено.

Имели место факты нарушения судами требований ст.ст. 27, 254 УПК РФ в соответствии с которыми прекращение уголовного дела за истечением сроков давности уголовного преследования не допускается, если подсудимый против этого возражает.

Вопреки данным требованиям Постановлением судьи Тоцкого районного суда уголовное дело в отношении Т., обвиняемой по ст.ст. 327 ч. 1 и 327 ч. 3 УК РФ, прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Как видно из материалов дела, суд не выяснял, согласна ли подсудимая Т. на прекращение уголовного дела, в связи с истечением сроков давности. Из-за несоблюдения процедуры судопроизводства, ограничения гарантированных УПК РФ прав подсудимой, по кассационной жалобе Т. постановление суда отменено и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Сообщая об изложенном,

ПРЕДЛАГАЕМ:

 

Указанное письмо довести до судей, всех оперативных работников районных, городских и специализированных прокуратур для руководства в практической деятельности.

 

Прокурор

Оренбургской области

государственный советник

юстиции 2 класса

А.М.ЧАДОВ

 

Заместитель Председателя

Оренбургского областного суда

Н.П.МАСЛОВ