Информационное письмо Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия от 16.02.2005 N 67

 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 16 февраля 2005 г. N 67

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ ЗА 2004 ГОД

 

Раздел I. АНАЛИЗ СТАТИСТИКИ РАССМОТРЕНИЯ

УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В 2004 ГОДУ

 

А) Кассационное рассмотрение уголовных дел

 

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия рассмотрено в кассационном порядке 1827 уголовных дел и материалов в отношении 2009 человек. Соотношение этих показателей с показателями 1997 - 2004 гг. приведено в сравнительной таблице:

 

             Годы           

        Количество дел/лиц       

             1997           

              552/713            

             1998           

              644/832            

             1999           

              639/859            

             2000           

              820/1119           

             2001            

              903/1211           

             2002           

              909/1142           

             2003           

             1272/1395           

             2004           

             1856/2040           

 

Таким образом, в 2004 году произошло резкое увеличение общего числа рассмотренных в кассационном порядке материалов, что связано, в первую очередь, с изменением уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Кроме того, рост числа рассмотренных в кассационном порядке уголовных дел и материалов связан с активным использованием участниками уголовного судопроизводства своих прав на пересмотр не вступивших в законную силу судебных постановлений по уголовным делам.

По сравнению с 2003 годом общее количество рассмотренных дел увеличилось на 666 дел (или на 53,1%), а по числу лиц показатель увеличился также на 668 пунктов (или на 46,2%).

Вместе с тем, число рассмотренных в кассационном порядке приговоров в отчетном периоде не претерпело значительных изменений, а по сравнению с 2001 годом снизилось. Сложившаяся ситуация, прежде всего, связана с более активным применением судьями городских (районных) судов положений главы 40 УПК РФ, позволяющей рассматривать уголовные дела без проведения судебного следствия.

Таким образом, общее количество рассмотренных судебной коллегией в кассационном порядке уголовных дел по кассационным жалобам и представлениям на приговоры по сравнению с 2003 г. уменьшилось на 34 (что составляет 94,8% от показателя прошлого года), а по числу лиц, в отношении которых рассмотрены уголовные дела, абсолютная величина сократилась на 39 пунктов или на 4,8% относительно 2003 г.

 

┌───────┬────────────────────────────────────────┬───────────────┐

  Суды │                Приговоры                     Иные    

                                               │ определения и │

                                               │ постановления │

       ├────────┬───────┬───────┬───────┬───────┼───────┬───────┤

       │Обжало- │В силе │Отмене-│Измене-│ Новое │В силе │Отменен│

       │вано           │но     │но     │решение│             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Абакан │146/185 │ 77/93 │ 10/11 │ 53/73 │  6/8  │392/399│140/142│

               │ 50,3% │  6%   │ 39,4% │  4,3% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Алтай  │ 35/45  │ 16/18 │  7/8  │ 9/14    3/5  │ 13/13 │  2/2 

                 40%  │ 17,8% │  31%  │ 11,2% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Аскиз  │ 36/53  │ 19/32 │  5/7  │ 12/14 │   -   │ 13/13 │  2/2 

               │ 60,3% │ 13,2% │ 26,5% │                    

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Бея      8/10    2/2    2/2    3/5    1/1    5/5    2/2 

                 20%    20%    50%    10%               

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Боград │ 28/37    6/7    6/7  │ 12/19 │  4/4    4/4  │ 19/19 │

                 19%    19%     51% │ 10,8% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Ордж-й │ 34/38  │ 19/20 │  4/5  │ 11/13 │   -   │ 15/15 │ 12/19 │

               │ 52,6% │ 13,1% │ 34,3% │                    

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Саян-ск│ 71/89  │ 38/45 │ 10/15 │ 23/29 │ 71/89 │ 70/70 │ 47/47 │

               │ 50,6% │ 16,8% │ 32,6% │                    

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Таштып │ 35/40  │ 19/24 │  7/7    7/7    2/2  │ 14/14 │  3/3 

                 60%  │ 17,5% │ 17,5% │  5%                

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│У-Аба- │ 52/66  │ 23/27 │  8/11 │ 20/27 │  1/1  │ 34/35 │ 34/37 │

│кан            │ 40,9% │ 16,7% │ 40,9% │  1,5% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Черно- │146/175 │ 68/78 │ 17/22 │ 50/61 │ 11/14 │164/167│153/156│

│ск             │ 44,6% │ 12,6% │ 34,8% │  8,0% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Шира   │ 31/37  │ 16/21 │  4/5    9/9    2/2  │ 14/14 │ 20/20 │

               │ 56,7% │ 13,5% │ 24,3% │  5,5% │              

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│2004   │622/775 │303/367│ 80/100│209/271│ 30/37 │747/758│446/462│

               │ 47,4% │ 12,9% │  35%    4,7% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│2003   │656/814 │332/391│108/156│163/205│ 53/62 │394/401│134/149│

                 48%  │ 19,2% │ 25,2% │  7,6% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│2002   │638/841 │405/532│ 97/125│119/164│ 17/20 │ 17/25 │ 33/49 │

               │ 63,2% │ 14,9% │ 19,5% │  2,4% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│2001   │758/1004│452/591│149/231│148/208│  9/14 │ 27/39 │ 50/83 │

               │ 56,6% │ 22,1% │ 19,9% │  1,4% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│2000   │677/916 │392/509│107/173│138/185│ 33/49 │ 28/61 │ 34/61 │

               │ 55,6% │ 18,9% │ 20,2% │  5,3% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│1999   │565/730 │359/444│ 85/121│ 80/108│ 41/57 │ 19/50 │ 33/55 │

               │ 60,8% │ 16,6% │ 14,8% │  7,8% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│1998   │526/670 │369/442│ 68/107│ 49/66 │ 38/53 │ 40/57 │ 62/88 │

                 66%    16%    10%     8%               

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│1997   │474/595 │203/213│ 52/72 │ 54/75 │165/235│ 34/57 │ 21/37 │

               │ 35,7% │ 12,2% │ 12,6% │ 39,5% │             

└───────┴────────┴───────┴───────┴───────┴───────┴───────┴───────┘

 

Кассационная практика по районным (городским) судам (по приговорам, определениям и постановлениям, по уголовным делам и в лицах) выглядит в сравнении следующим образом:

Из приведенных таблиц видно, что из общего числа оконченных в отчетном периоде уголовных дел были отменены приговоры в отношении 100 лиц, что составляет 12,9%.

В отношении 271 осужденного кассационными определениями судебной коллегии обвинительные приговоры судов первой инстанции были изменены.

В отчетном периоде с рассмотрения уголовных дел судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ снято 136 уголовных дел. Из них 49 в связи с отзывом кассационных жалоб и представлений и 87 уголовных дел были представлены судами в ненадлежаще оформленном виде.

В сравнении с показателями 2000 - 2003 годов сократился процент приговоров, оставленных в силе, и значительно увеличился показатель уголовных дел, по которым состоявшиеся приговоры изменялись судебной коллегией. Таким образом, процент приговоров, оставленных судебной коллегией без изменений, снизился до уровня 1997 года и является худшим за последние 7 лет. Резкое снижение числа приговоров, оставленных без изменений, обусловлено объективными причинами, а именно изменением уголовного законодательства.

В Абаканском, Саяногорском городских, Аскизском, Таштыпском, Орджоникидзевском и Ширинском районных судах количество приговоров 2004 года, оставленных без изменений, оказалось выше среднереспубликанского показателя.

Неудовлетворительно сложилось положение с отменой и изменением приговоров в Бейском районном суде, где в силе оставлено лишь около 20% из числа обжалованных приговоров, а 80% приговоров отменены либо изменены.

Абсолютно худший с 1997 года процент приговоров, оставленных без изменений в 2004 году, отмечен в Боградском районном суде, где лишь 19% от общего числа обжалованных приговоров оставлено без изменений.

В кассационном порядке в 2004 г. была рассмотрена 21 жалоба (в отношении 22 человек) на приговоры и постановления судов апелляционной инстанции. Причем кассационными определениями было отменено и изменено 10 приговоров (или 45,5%) судов апелляционной инстанции.

Кассационная практика по районным и городским судам (по приговорам и постановлениям, вынесенным в апелляционном порядке) выглядит в сравнении следующим образом:

 

   Суды   

         Приговоры       

      Постановления     

Обжаловано

  В 

силе

Отм.

Изм.

Обжаловано

  В 

силе

Отменено

изменено

Абакан    

    4/4  

 2/2

1/1

1/1

   1/1   

 1/1

   -   

Алтай     

     -   

  - 

 - 

 - 

    -    

  - 

   -   

Аскиз     

    1/1  

 1/1

 - 

 - 

    -    

 1/1

   -   

Бея       

    1/1  

 1/1

 - 

 - 

    -    

  - 

   -   

Боград    

     -   

  - 

 - 

 - 

    -    

  - 

  1/1  

Ордж-й    

    1/1  

  - 

 - 

1/1

    -    

 1/2

   -   

Саяногорск

    1/1  

 1/1

 - 

 - 

    -    

  - 

   -   

Таштып    

    1/1  

 1/1

 - 

 - 

    -    

  - 

   -   

У-Абакан  

     -   

  - 

 - 

 - 

    -    

  - 

  1/1  

Черногорск

    7/8  

 3/4

3/3

1/1

   2/2   

 1/1

  1/1  

Шира      

    5/5  

 3/3

1/1

1/1

    -    

  - 

  1/1  

 

Б) Рассмотрение уголовных дел в порядке надзора

 

За 2004 год на рассмотрение Президиума Верховного суда Республики Хакасия поступило 11 представлений прокурора и 1516 жалоб на вступившие в законную силу судебные постановления.

По рассмотренным надзорным представлениям прокурора судьями Верховного суда Республики Хакасия возбуждено 8 надзорных производств, а в 1 случае вынесено постановление об отказе в его удовлетворении.

На заседаниях Президиума Верховного суда РХ в 2004 году рассмотрено 110 уголовных дел и материалов в отношении 117 лиц. Из внесенных на рассмотрение Президиума Верховного суда РХ надзорных производств удовлетворено 106.

Надзорная практика по районным и городским судам выглядит в сравнении следующим образом:

 

    Суды   

Аба-

канс-

кий 

Ал-

тай-

ский

Ас-

киз-

ский

Бог-

рад-

ский

Бей-

ский

Орд-

жо-

ни-

кид-

зев-

ский

Сая-

но-

гор-

ский

Таш-

тып-

ский

Усть-

Аба-

кан-

ский

Чер-

но- 

гор-

ский

Ши-

рин-

ский

 За 

2004

 год

Приго-

воры 

Отм.

 3/3

  -

  -

1/3

  -

 - 

1/1

 - 

 2/2

 1/1

 - 

 8/10

Изм.

18/19

  -

  -

1/1

  -

3/3

3/3

3/3

 7/7

 9/9

1/1

44/46

Прочие

судеб-

ные  

поста-

новле-

ния  

Отме-

нены

или 

изме-

нены

21/23

 1/1

 

7/7

 

 

3/3

 

 5/6

18/18

 

58/60

 

По результатам рассмотрения уголовных дел на Президиуме Верховного суда РХ за 2004 год отменено по числу лиц 10 приговоров или 9,4%, из них 6 (или 5,6% от общего числа) отменены с одновременным прекращением уголовного преследования.

Кроме того, постановлениями Президиума были изменены приговоры в отношении 46 человек, причем в 29 случаях изменение приговора связано со снижением меры назначенного наказания.

Кроме того, по 36 приговорам Президиум изменил вмененную осужденным квалификацию преступлений.

Чаще всего на рассмотрении суда надзорной инстанции оказывались уголовные дела Абаканского городского суда.

Анализ представленных сведений показывает, что по сравнению с 2002 - 2003 годами существенно (в 2,5 раза) возросло количество жалоб и представлений на вступившие в законную силу судебные постановления. По сравнению с 2003 годом на заседаниях Президиума Верховного суда РХ рассмотрено в 2 раза больше надзорных производств, возбужденных судьями по внесенным жалобам.

 

Раздел II. ВОПРОСЫ ОТМЕНЫ И ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОРОВ

 

А) В связи с неправильной квалификацией преступлений

 

Указание судом при квалификации действий осужденного признаков преступления, не вмененных органом предварительного следствия, является основанием для изменения приговора.

Приговором Черногорского городского суда от 11 ноября 2003 года осужден И. по п. п. б, в, г ч. 2 ст. 161 УК РФ за совершение открытого хищения чужого имущества, совершенного неоднократно, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с причинением значительного ущерба гражданину.

Состоявшийся приговор изменен определением судебной коллегии от 18 февраля 2004 года в связи со следующими нарушениями. Осуждая И. за совершение грабежа с квалифицирующим признаком с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, суд не учел, что данный квалифицирующий признак не содержался в предъявленном И. обвинении и объективно отсутствовал в действиях осужденного.

Кроме того, из приговора исключен и квалифицирующий признак преступления - причинение значительного ущерба, поскольку в резолютивной части приговора не содержалось указания об осуждении И. по пункту д ч. 2 ст. 161 УК РФ.

В связи с неверной юридической оценкой действий осужденного приговор в отношении И. изменен, его действия квалифицированы по п. г ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) и снижено назначенное судом наказание.

 

Неверное указание признаков состава преступления является основанием для переквалификации действий осужденного.

Кассационным определением от 21 апреля 2004 года изменен приговор Абаканского городского суда от 26 декабря 2003 года, которым Г. осужден по п. п. а, в ч. 2 ст. 162 (в ред. ФЗ РФ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ).

Изменяя квалификацию действий осужденного, судебная коллегия указала, что, давая юридическую оценку действиям Г. как совершение разбоя, суд фактически указал признаки другого состава преступления - грабежа. С учетом изложенного, приговор суда первой инстанции изменен, а действия осужденного квалифицированы по п. п. а, в ч. 2 ст. 161 (в ред. ФЗ РФ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ).

Аналогичное нарушение допущено Абаканским городским судом при постановлении приговора от 30 июля 2004 года в отношении Б. и С., осужденных по п. п. а, г ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Изменяя приговор, судебная коллегия в своем определении от 17 ноября 2004 года указала, что, давая юридическую оценку действиям осужденных как покушение на тайное хищение чужого имущества, суд фактически квалифицировал их действия как оконченное преступление по п. п. а, г ч. 2 ст. 158 УК РФ без ссылки на ч. 3 ст. 30 УК РФ.

 

Отсутствие в приговоре квалификации действий осужденного является основанием для отмены приговора.

Приговором Аскизского районного суда от 23 января 2004 г. осужден М. по ч. 3 ст. 158 УК РФ и по ч. 3 ст. 30 УК РФ, ч. 2 ст. 158 УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, и за покушение на тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение.

Приговор суда определением судебной коллегии от 10 марта 2004 г. отменен в связи с существенными нарушениями норм уголовно-процессуального закона.

В соответствии с требованиями ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд разрешает, в том числе, вопрос о том, является ли совершенное подсудимым деяние преступлением и каким пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса РФ оно предусмотрено.

В силу ст. 308 УПК РФ в резолютивной части приговора должны быть указаны пункт, часть и статья Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

Постановляя приговор по данному делу, суд в нарушение требований ст. ст. 299, 308 УПК РФ в резолютивной части приговора не указал норму уголовного закона, предусматривающую ответственность за преступление, в совершении которого признан виновным М., приведя лишь ч. 3 ст. 30 УК РФ, ч. 2 ст. 158 УК РФ без указания пункта.

Указанное нарушение уголовно-процессуального закона судебная коллегия сочла существенным, поскольку оно путем лишения и ограничения гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

При таких обстоятельствах приговор был отменен в полном объеме, а дело направлено на новое судебное разбирательство.

Аналогичное нарушение допущено Саяногорским городским судом при постановлении приговора от 16 сентября 2003 года в отношении М., осужденной по ст. 107 УК РФ (кассационное определение от 18 февраля 2004 года).

 

Отсутствие в приговоре доказательств, подтверждающих вывод суда о квалификации преступления, является основанием для изменения приговора.

Усть-Абаканским районным судом 9 апреля 2001 года П. осужден за тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение ООО Сорск-Арго, я как лицо ранее два и более раза судимое за хищение, то есть за преступление, предусмотренное п. в ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ). Вместе с тем, суд в описательно-мотивировочной части приговора не привел доказательств, подтверждающих вывод о незаконном проникновении П. в помещение ООО Сорск-Арго. Из материалов уголовного дела следует, что П. с сентября 2000 года и до момента совершения преступления работал в ООО Сорск-Арго и имел доступ в помещение гаража, из которого им и было совершено хищение. Следовательно, вывод суда о незаконном проникновении П. в помещение является необоснованным.

Кроме того, Федеральным законом от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ О внесении изменений и дополнений в УК РФ исключен квалифицирующий признак совершения краж лицом, ранее два и более раза судимым за хищение.

С учетом изложенных обстоятельств, Постановлением Президиума от 5 октября 2004 года действия П. квалифицированы по ч. 1 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ), а осужденный освобожден из-под стражи в связи с отбытием срока наказания.

 

Действия лица, при завладении имуществом не применявшего к потерпевшему насилия, опасного для жизни или здоровья, и не угрожавшего таким насилием, переквалифицированы с разбоя на грабеж.

Усть-Абаканским районным судом 9 апреля 2004 года Т. и С. осуждены по ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) каждый к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия 7 июля 2004 года приговор изменила, указав при этом следующее.

Исследовав представленные доказательства и оценив их в совокупности, суд пришел к правильному выводу об участии обоих осужденных в преступлении. Однако доказательств в совершении Т. разбоя не привел.

Согласно показаниям осужденных, они, находясь в квартире Т., договорились ограбить павильон, при этом об использовании ножа (или другого оружия) и намерения угрожать потерпевшей насилием, опасным для жизни и здоровья, ими не обсуждалось. Доводы осужденного Т. о том, что он не видел ножа у С. и не знал о его наличии, не опровергнуты. Потерпевшая и свидетели происшествия утверждали, что нож демонстрировал только С., при этом Т. стоял к нему спиной и пытался закрыть дверь. Сам Т. каких-либо угроз в адрес потерпевшей не высказывал. Таким образом, при доказанности предварительного сговора осужденных на хищение, достаточные доказательства их договоренности об использовании ножа и угрозе насилием, опасным для жизни и здоровья, отсутствуют.

При таких обстоятельствах действия С. с использованием ножа необходимо рассматривать как эксцесс исполнителя и квалифицировать их как разбой, а действия Т. правильно надлежит квалифицировать как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

 

Причинение подсудимым легкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны не образует состава уголовно-наказуемого деяния.

Приговором Абаканского городского суда от 1 июля 2003 года осужден Г. по ч. 1 ст. 108 УК РФ за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, и по ст. 115 УК РФ за умышленное причинение легкого вреда здоровью потерпевшему, вызвавшее кратковременное расстройство его здоровья.

Согласно приговору Г. признан виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью Ф., вызвавшем кратковременное расстройство здоровья потерпевшего.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд необоснованно квалифицировал действия Г. по ст. 115 УК РФ, поскольку, как установлено судом, Г. нанес Ф. удар ножом в ходе конфликта, ссоры и драки, защищаясь от нападения К. и Ф., когда средства защиты, характер опасности, угрожающий Г., его силы и возможности по отражению посягательства не соответствовали нападению.

Следовательно, Г. причинил легкий вред здоровью Ф., вызвавший кратковременное расстройство здоровья при превышении пределов необходимой обороны.

В связи с указанным обстоятельством приговор суда первой инстанции изменен. В части осуждения Г. по ст. 115 УК РФ уголовное преследование в отношении осужденного прекращено, поскольку уголовная ответственность за причинение легкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны Уголовным кодексом Российской Федерации не предусмотрена (определение судебной коллегии от 11 февраля 2004 г.).

 

Действия осужденных должны быть квалифицированы как самоуправство в случае, если право собственности на предмет преступления оспаривается в установленном законом порядке.

Кассационным определением от 30 июня 2004 года изменен приговор Абаканского городского суда от 24 марта 2004 года, которым Ч., Ч. и К. осуждены по ч. 1 ст. 163, п. п. а, в, г ч. 2 ст. 161, п. п. а, в ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Изменяя приговор, судебная коллегия отметила, что согласно материалам уголовного дела все трое осужденных сообщили, что грабежа они не совершали, а забрали принадлежащее им имущество. Однако суд, не соглашаясь с данным утверждением, указал в приговоре, что стороной защиты не представлено убедительных доказательств, подтверждающих обоснованность их высказываний. Между тем, данный вывод суда противоречит закону, так как в соответствии со ст. 14 УПК РФ подсудимый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на стороне обвинения.

Исходя из смысла ст. 161 УК РФ, виновные лица должны похищать чужое имущество, то есть то имущество, которое не находится в их собственности или законном владении. При постановлении приговора судом оставлены без внимания и не оценены показания осужденных, а также многочисленных свидетелей защиты о наличии у потерпевшего долга перед подсудимыми. Кроме того, не опровергнут и довод стороны защиты об оспоримости имущества, являющегося предметом преступления.

С учетом изложенного, действия всех осужденных переквалифицированы с ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ, а именно на самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред, совершенных с угрозой применения насилия.

 

Совершаются ошибки и при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого состава преступления - незаконная перевозка наркотических средств.

Приговором Боградского районного суда от 17 февраля 2000 г. осужден С. по ч. 4 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение, хранение, перевозку наркотического средства, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере. Этим же приговором осуждена также С. по ч. 4 ст. 228 УК РФ.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Хакасия от 12 января 2004 г. состоявшийся по делу приговор был изменен. При изучении материалов уголовного дела установлено, что в приговоре не приведено каких-либо доказательств, подтверждающих вывод суда о наличии в действиях подсудимых квалифицирующего признака - незаконная перевозка наркотического средства.

Установленные по делу фактические обстоятельства дают основание для вывода о том, что подсудимые С. и С. без цели сбыта незаконно приобрели и незаконно хранили в личном автомобиле во время поездки наркотическое средство - маковую соломку в невысушенном состоянии весом 3 кг 173 гр.

Поэтому действия С. и С. были переквалифицированы Постановлением Президиума на ч. 1 ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Аналогичное нарушение допущено Абаканским городским судом при постановлении приговора от 17 сентября 2001 года, которым С. осужден по ч. 1 и ч. 4 ст. 228 УК РФ (Постановление Президиума от 13 октября 2004 года).

 

При квалификации действий осужденного применяется тот Уголовный закон, который каким-либо образом улучшает его положение.

Кассационным определением от 30 июня 2004 года изменен приговор Черногорского городского суда от 13 апреля 2004 года, которым К. осужден по ч. 1 ст. 234 и п. в ч. 3 ст. 228 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ). Изменяя приговор, судебная коллегия обоснованно указала, что вновь принятая редакция ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) предусматривает более мягкое наказание, чем ранее действующий Уголовный закон. С учетом изложенного, действия осужденного квалифицированы по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) и ч. 1 ст. 234 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ).

 

Б) Вопросы наказания

 

При назначении наказания суду необходимо учитывать все установленные по делу обстоятельства, а также степень общественной опасности совершенных осужденным преступлений.

Приговором Орджоникидзевского районного суда от 27 августа 2004 года М. признан виновным в совершении ряда тайных хищений, совершенных группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище и с причинением значительного ущерба гражданину. Действия осужденного квалифицированы трижды по п. п. а, б, в ч. 2 ст. 158 УК РФ, по которым с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ назначено 4 года лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года.

Отменяя в кассационном порядке состоявшийся приговор, судебная коллегия (определение от 20 октября 2004 года) указала на нарушение судом первой инстанции норм общей части УК РФ, регламентирующих общие правила назначения наказания. Согласно приговору, суд признал обстоятельством, смягчающим наказания осужденному, наличие у него на иждивении матери, которая является инвалидом 3 группы и требует постоянного ухода за ней. Однако данный вывод суда не подтвержден материалами уголовного дела. Кроме того, назначая наказание, суд не учел степень общественной опасности совершенного М. преступления и ошибочно назначил ему условную меру наказания.

Аналогичные нарушения допущены Алтайским районным судом при постановлении обвинительного приговора в отношении Г., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года (определение судебной коллегии от 22 сентября 2004 года), а также Абаканским городским судом при постановлении приговора в отношении К. и Т., осужденных по ч. 2 ст. 162 УК РФ (определение от 8 сентября 2004 года).

Назначая наказание, суду необходимо учитывать степень общественной опасности совершенных осужденным преступлений, а также данные о личности подсудимого и другие обстоятельства по делу.

Приговором Абаканского городского суда от 19 декабря 2003 г. осужден К. по ч. 2 ст. 290 УК РФ за получение должностным лицом взятки за незаконные действия к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности, связанные с возможностью наложения административных взысканий, на 2 года.

Приговор суда определением судебной коллегии от 3 марта 2004 г. изменен в части назначенного наказания, поскольку, назначая К. наказание, суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, но не в полной мере принял во внимание его личность и другие обстоятельства дела.

При назначении К. наказания суд в нарушение ч. 3 ст. 60 УК РФ не учел влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Кроме того, суд не установил обстоятельств, отягчающих наказание К. В то же время отметил, что тот ранее не судим, по месту учебы и работы характеризуется положительно.

При таких обстоятельствах, а также учитывая размер полученной К. взятки (1000 рублей) и его личность, судебная коллегия пришла к выводу, что к К. следует применить правила ст. 73 УК РФ, а назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 3 года.

Изменен приговор и в части назначенного К. дополнительного наказания. Судебная коллегия указала, что К. следует не лишить права занимать должности, связанные с возможностью наложения административных взысканий на 2 года, как указал суд, а лишить права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 2 года.

Аналогичные нарушения допущены Абаканским городским судом при постановлении приговора от 12 сентября 2003 г. в отношении П. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, осужденного за умышленное причинение смерти гражданину, к 11 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Однако состоявшийся по делу обвинительный приговор изменен в кассационном порядке по следующим основаниям.

При назначении наказания осужденному суд не учел смягчающие наказание обстоятельства - оказание медицинской и иной помощи потерпевшей непосредственно после совершения преступления, активное способствование раскрытию преступления.

Судом установлено, что после совершения преступления П. пришел к Е., которую попросил об оказании помощи потерпевшей, после чего прибежал в магазин и по телефону вызвал скорую помощь. После задержания его сотрудниками милиции П. подробно рассказал об обстоятельствах содеянного, использованном им орудии при совершении преступления; своих показаний на предварительном следствии не менял, чем активно способствовал раскрытию преступления.

Кроме того, суд вместо опасного рецидива в действиях П. ошибочно признал наличие в его действиях особо опасного рецидива как обстоятельства, отягчающего наказание виновному, а также неправильно назначил П. вид исправительного учреждения - вместо исправительной колонии строгого режима, исправительную колонию особого режима.

На этом основании судебная коллегия определила: исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание суда на наличие в действиях П. особо опасного рецидива, признав в его действиях опасный рецидив преступлений, и снизить ему наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ до 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима (определение судебной коллегии от 14 января 2004 года).

 

При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. и и к ч. 1 ст. 61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих обстоятельств суд при назначении наказания должен руководствоваться требованиями ст. 62 УК РФ.

Приговором Аскизского районного суда от 13 октября 2004 года Ф. осуждена по ч. 1 ст. 107 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В кассационном порядке приговор суда первой инстанции изменен в части назначения осужденной меры наказания по следующим обстоятельствам.

Исследовав материалы уголовного дела и оценив совокупность представленных доказательств, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о виновности Ф. в совершении инкриминируемого ей преступления. Вместе с тем, при назначении осужденной наказания суд признал обстоятельствами, смягчающими вину Ф., ее явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления и, не усмотрев отягчающих обстоятельств, назначил максимальное наказание, предусмотренное санкцией указанной статьи УК РФ.

Указанное решение суда является незаконным и принято без учета требований ст. 62 УК РФ, согласно которым при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами и и к ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

С учетом изложенного приговор суда изменен, а Ф. назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении (кассационное определение от 22 декабря 2004 года).

 

При назначении наказания ниже низшего предела суду необходимо указывать исключительные обстоятельства, послужившие основанием для применения к осужденному ст. 64 УК РФ.

Кассационным определением от 27 октября 2004 года отменен приговор Усть-Абаканского районного суда в отношении А. и М., осужденных по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ).

Согласно приговору, осужденные незаконно перевезли без цели сбыта наркотическое средство - гашиш в особо крупном размере и приговорены с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 80 и 70 тысяч рублей соответственно.

Отменяя состоявшийся приговор по мотиву несправедливости назначенного наказания ввиду его чрезмерной мягкости, судебная коллегия указала, что, назначая наказание, суд первой инстанции сослался на признание вины и раскаяние А. в содеянном, положительные характеристики, отсутствие судимостей, наличие на иждивении 4-х несовершеннолетних детей, наличие заболеваний у М., но при этом не указал, в чем он усмотрел исключительные обстоятельства, послужившие основанием для применения к осужденным ст. 64 УК РФ. При таких обстоятельствах вывод суда о наличии оснований для применения к осужденным ст. 64 УК РФ является ошибочным.

 

Постановляя обвинительный приговор в отношении лица, совершившего умышленное преступление в период испытательного срока, судья должен принять решение об отмене условного осуждения по предыдущему приговору и назначить наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 8 июля 2004 года Ч. осужден по п. в ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года) к штрафу в размере 20000 рублей. Приговор от 18 июня 2001 года постановлено исполнять самостоятельно.

Отменяя состоявшийся по данному делу обвинительный приговор, судебная коллегия в своем определении от 8 сентября 2004 года указала, что ранее Ч. был осужден к условной мере наказания и в период испытательного срока вновь совершил умышленное преступление, относящееся к категории средней тяжести. В соответствии с требованиями ч. 5 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в период испытательного срока преступления средней тяжести суд отменяет условное осуждение и назначает наказание по правилам ст. 70 УК РФ. Таким образом, при постановлении приговора судом первой инстанции существенно нарушены требования Общей части Уголовного кодекса РФ, регламентирующие общие правила назначения наказания, что повлекло назначение осужденному чрезмерно мягкого наказания.

Аналогичное нарушение допущено Абаканским городским судом при постановлении приговора от 9 апреля 2004 года в отношении Г., осужденной по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы (определение судебной коллегии от 15 сентября 2004 года).

 

При назначении окончательного наказания суду необходимо проверять, не отменялось ли ранее условное осуждение виновного лица и не допускать повторного назначения наказания за одно и то же преступление.

Приговором Абаканского городского суда от 9 октября 2003 года М. осужден за кражу имущества Р. к 4 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 29 ноября 2002 г. и путем частичного сложения наказаний окончательно определено 4 года 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Он же осужден приговором Абаканского городского суда от 9 октября 2003 года за кражу имущества Ч. к 4 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 74, 70 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 29 ноября 2002 г. и путем частичного сложения наказаний окончательно определено 4 года 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлением того же суда от 20 ноября 2003 года в порядке, предусмотренном ст. 397 УПК РФ, М. по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ назначено окончательное наказание в виде 4 лет 4 месяцев в исправительной колонии общего режима.

Президиум Верховного суда РХ своим Постановлением от 11 октября 2004 года изменил состоявшиеся в отношении М. судебные решения, указав при этом следующее:

Правильно установив фактические обстоятельства по делу и верно квалифицировав действия виновного, суд при назначении наказания по факту хищения осужденным имущества у Ч. незаконно отменил условное осуждение М. по приговору от 29 ноября 2003 года, поскольку оно уже было отменено этим судьей при постановлении в отношении М. приговора по факту хищения им имущества у Р. Таким образом, суд вторично назначил осужденному наказание по совокупности приговоров, что является недопустимым.

При таких обстоятельствах Президиум исключил из приговора в отношении М. по факту хищения им имущества у Ч. указание об отмене условного осуждения и назначения наказания по совокупности приговоров.

Аналогичное нарушение допущено Абаканским городским судом при постановлении приговора от 19 марта 2003 года в отношении Ш. по п. б ч. 2 ст. 158 УК РФ (Постановление Президиума от 22 ноября 2004 года).

 

При назначении наказания несовершеннолетнему суд должен руководствоваться требованиями ст. 88 УК РФ.

П. и М. осуждены Черногорским городским судом 3 сентября 2004 года за преступление, предусмотренное п. п. а, б, в ч. 2 ст. 158 УК РФ, каждая к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Судебная коллегия изменила состоявшийся приговор по следующим обстоятельствам. Из материалов уголовного дела следует, что обе осужденные впервые совершили инкриминируемое преступление, относящееся к категории средней тяжести, в возрасте 15 лет. В соответствии с требованиями ч. 6 ст. 88 УК РФ Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

Учитывая изложенное, судебная коллегия изменила приговор и назначила каждой из осужденных наказание по п. п. а, б, в ч. 2 ст. 158 УК РФ в виде штрафа размером 10 МРОТ, то есть - 1000 рублей (кассационное определение от 24 ноября 2004 года).

Аналогичные нарушения допущены Абаканским городским судом при постановлении приговора от 9 октября 2004 года в отношении Д. по ч. 1 ст. 158, п. п. а, б, в ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) (кассационное определение от 8 декабря 2004 года), а также Черногорским городским судом при постановлении приговора от 6 октября 2004 года в отношении Р. (кассационное определение от 24 ноября 2004 года).

 

Рассматривая уголовное дело в особом порядке, суд обязан при назначении наказания руководствоваться требованиями ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии от 24 ноября 2004 года изменен приговор Абаканского городского суда от 8 сентября 2004 года, которым Щ. осужден по п. а ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ). Рассмотрев указанное уголовное дело в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, суд при постановлении приговора не учел требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ и назначил наказание свыше 2/3 от максимально предусмотренного срока наказания, указанного в ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Аналогичные нарушения допущены Ширинским районным судом при постановлении приговора от 21 сентября 2004 года в отношении К., осужденного по ч. 1 ст. 109 УК РФ (кассационное определение от 10 ноября 2004 года).

 

В соответствии с требованиями ст. 72 УК РФ время содержания подсудимого под стражей подлежит зачету в срок назначенного наказания.

Черногорским городским судом 14 июля 2004 года С. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ. Судебной коллегией 6 октября 2004 года приговор изменен, поскольку суд первой инстанции не включил в срок отбывания наказания время нахождения осужденного под стражей до постановления приговора.

 

Неуказание судом в резолютивной части приговора срока назначенного осужденному наказания является основанием для отмены приговора.

Постановляя приговор 24 марта 2004 года в отношении Ш. и К., Боградский районный суд, указав вид наказания - лишение свободы, определил его размер цифрой два и не указал период лишения свободы, хотя в соответствии с ч. 2 ст. 56 УК РФ лишение свободы может быть назначено осужденному на срок от 2 месяцев до 20 лет.

Указанное нарушение является существенным и послужило основанием для отмены приговора в кассационном порядке (определение от 26 мая 2004 года).

 

В) Нарушения процессуального характера

 

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает обязанность судьи рассматривать ходатайство об отводе участника уголовного процесса, удаляясь в совещательную комнату, вынося при этом отдельное постановление, нарушение данного требования влечет отмену состоявшегося приговора.

Как следует из материалов уголовного дела в отношении Т. и Б., осужденных приговором Усть-Абаканского районного суда от 22 апреля 2004 года по ч. 3 ст. 158 УК РФ, председательствующему судье было выражено недоверие и заявлено ходатайство об его отводе. Судья в соответствии с требованиями УПК РФ удалилась в совещательную комнату, а впоследствии провозгласила постановление, но какое было принято решение неизвестно, поскольку в материалах уголовного дела отсутствует названное постановление.

Учитывая изложенные обстоятельства, судебная коллегия своим Постановлением от 29 сентября 2004 года отменила состоявшийся обвинительный приговор, направив уголовное дело для нового судебного рассмотрения.

Неразъяснение органами предварительного следствия экспертам, производящим исследование, их прав, предусмотренных УПК РФ, влечет признание заключения недопустимым доказательством.

Кассационным определением от 13 октября 2004 года отменен приговор Саяногорского городского суда в отношении Г., осужденного по ч. 1 ст. 234 УК РФ.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона, которые повлекли отмену состоявшегося приговора. В частности, признавая Г. виновным в совершении инкриминируемого ему преступления, суд положил в основу приговора заключение судебно-гигиенической экспертизы. Согласно материалам уголовного дела, при производстве указанной экспертизы участвовали специалисты центра стандартизации. Однако в нарушение ст. 204 УПК РФ специалистам не разъяснены их права и обязанности экспертов, в заключении отсутствуют данные об их личности, а само заключение не содержит четких ответов на поставленные следователем вопросы. Кроме того, судом обвинительный приговор постановлен на основе противоречивых доказательств, которые не оценены при постановлении приговора.

 

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, является основанием для отмены приговора.

Приговором Алтайского районного суда от 28 ноября 2003 г. осужден С. по ч. 2 ст. 264 УК РФ за нарушение им, как лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекших по неосторожности смерть человека.

Приговор суда определением судебной коллегии от 10 марта 2004 г. отменен в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

В описательно-мотивировочной части приговора суд пришел к выводу о том, что С., управляя автомашиной КамАЗ, нарушил правила дорожного движения и допустил наезд на М., причинив потерпевшему тяжкий вред здоровью, от которого наступила смерть.

Однако, квалифицируя эти действия С. по ч. 2 ст. 264 УК РФ, суд сослался в приговоре лишь на нарушение им правил дорожного движения и не указал о том, что действия виновного повлекли по неосторожности смерть человека, тем самым исключив из обвинения необходимый квалифицирующий признак данного состава преступления.

Допущенные нарушения в соответствии со ст. ст. 379, 380 УПК РФ повлекли отмену приговора и направление дела на новое судебное рассмотрение.

 

Несоответствие описательной части приговора выводам суда, изложенным в его резолютивной части, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Приговором Боградского районного суда от 5 апреля 2004 Н. осужден по ч. 1 ст. 213 УК РФ, то есть за хулиганство, - грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Отменяя в кассационном порядке состоявшийся приговор, судебная коллегия указала, что описательная часть приговора не соответствует его резолютивной части. Согласно описанию преступного деяния, признанного судом доказанным, Н. совершил хулиганство, а именно незаконно приобрел, носил и хранил огнестрельное оружие. Таким образом, суд указал квалифицирующие признаки состава преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ. В резолютивной же части суд признал виновным Н. в совершении преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ.

 

Неустановление судом личности подсудимого является существенным нарушением УПК РФ и влечет отмену обвинительного приговора.

Кассационным определением судебной коллегии от 3 ноября 2004 года отменен приговор Усть-Абаканского районного суда от 14 сентября 2004 года, которым Н. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ. Отменяя обвинительный приговор, судебная коллегия констатировала нарушение судом требований УПК РФ, выразившихся в неустановлении личности осужденного.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части приговора должны быть указаны фамилия, имя и отчество подсудимого, признанного судом виновным. При постановлении данного приговора суд указал на признание виновным Н., тогда как во вводной части указано, что рассмотрено уголовное дело в отношении Н.

Таким образом, суд допустил противоречие, исключающее возможность сделать однозначный вывод о личности подсудимого, признанного судом виновным.

Аналогичное нарушение допущено Абаканским городским судом при постановлении приговора от 25 февраля 2004 года в отношении О. по п. в ч. 2 ст. 158 УК РФ (кассационное определение от 12 мая 2004 года).

 

Невыяснение судом степени вменяемости подсудимого по отношению к инкриминируемому ему преступлению является основанием для отмены приговора.

Приговором Черногорского городского суда от 30 октября 2003 г. осуждены К. и Ч. по п. а ч. 3 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, совершенное группой лиц.

Приговор определением судебной коллегии от 18 февраля 2004 г. отменен.

На стадии судебного следствия судом не выполнены требования ст. 73 УПК РФ, обязывающие принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Как следует из материалов дела, К. неоднократно заявлял ходатайство о проведении в отношении него судебно-психиатрической экспертизы, ссылаясь на то, что ранее состоял на учете у психиатра в АВК, в колонии обучался в классах для умственно отсталых; у него были многочисленные сотрясения головного мозга, в связи с чем он перестал обучаться в школе, так как отставал от школьной программы; его отец - К. страдает психическим заболеванием, находился на лечении в психиатрическом диспансере города Красноярска; неоднократно заявлял следователю Г. о необходимости проведения в отношении него судебно-психиатрической экспертизы для решения вопроса о его вменяемости.

Между тем, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном разбирательстве в отношении К. не была назначена и проведена судебно-психиатрическая экспертиза и вопрос о его психическом состоянии не был исследован, не выяснен вопрос, мог ли К. на момент совершения инкриминируемого ему деяния отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Суд первой инстанции не проверил доводы К. о его психическом состоянии и необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства подсудимого К. о проведении судебно-психиатрической экспертизы.

При таких обстоятельствах проведение судебно-психиатрической экспертизы в отношении подсудимого К. являлось необходимым. Допущенное судом нарушение является существенным, оно повлияло или могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, и в соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ влечет отмену приговора.

 

Изменение судом описания преступного деяния, инкриминируемого подсудимому, существенно ухудшает его положение и является нарушением принципа состязательности.

Приговором Черногорского городского суда от 25 ноября 2003 года осуждена К. по ч. 1 ст. 318 УК РФ за применение насилия, не опасного для здоровья, в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Приговор определением судебной коллегии от 4 февраля 2004 г. изменен по следующим основаниям.

В описательно-мотивировочной части приговора суд, описывая преступление, совершенное К., указал, что последняя применила к судебным приставам Б. и Б. насилие, не опасное для жизни и здоровья.

Между тем, ни в постановлении о привлечении в качестве обвиняемой, ни в обвинительном заключении описание преступного деяния К. не содержит сведений о примененном насилии, не опасном для жизни, в отношении Б.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится лишь по предъявленному обвинению. Поскольку К. не вменялось в вину применение насилия, не опасного для жизни, в том числе и в отношении Б., из описательно-мотивировочной части приговора подлежит исключению данная формулировка суда.

Аналогичное нарушение допущено Черногорским городским судом при постановлении приговора от 13 февраля 2004 г. в отношении И., осужденного по ч. 1 ст. 273 УК РФ за создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ.

Вместе с тем, при постановлении приговора судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые явились основанием для изменения состоявшегося приговора (определение судебной коллегии от 31 марта 2004 г.).

Суд, квалифицируя действия И. по признакам создания и использования вредоносных программ для ЭВМ, вышел за рамки предъявленного органом предварительного расследования обвинения, чем нарушил требования УПК РФ.

Допущенное судом нарушение влечет изменение приговора, исключение излишне указанных признаков преступления - создание и использование вредоносных программ для ЭВМ, и квалификацию действий осужденного по ч. 1 ст. 273 УК РФ по признаку распространения вредоносных программ для ЭВМ.

 

В соответствии со ст. 81 УПК РФ обращению в доход государства подлежит только то имущество, которое нажито преступным путем.

Приговором Черногорского городского суда от 8 января 2004 года осуждена В. по п. в ч. 3 ст. 228 УК РФ за незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.

Однако приговор суда первой инстанции изменен в части обращения в доход государства денег и имущества, указанных в его резолютивной части.

В соответствии с п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ по приговору суда подлежат обращению в доход государства вещественные доказательства - деньги и иные ценности, нажитые преступным путем. В приговоре суда не приведены, а в уголовном деле отсутствуют доказательства, подтверждающие вывод суда о том, что арестованное имущество - телевизор, музыкальный центр, деньги в сумме 20250 рублей - нажиты преступным путем. Изложенные в описательно-мотивировочной части приговора мотивы, по которым суд пришел к такому выводу, являются предположительными, не соответствующими материалам дела.

На основании изложенного, кассационная инстанция своим определением от 25 февраля 2004 года приговор изменила, исключив указание об обращении в доход государства денег и ценностей, нажитых преступным путем.

 

Нарушение судом правил подсудности уголовных дел влечет отмену состоявшегося приговора.

Кассационным определением от 11 августа 2004 года отменен приговор Саяногорского городского суда от 8 июня 2004 года, которым З. и К. осуждены по ст. 242 УК РФ.

В соответствии с требованиями ст. 31 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 242 УК РФ, подсудны мировым судьям, а потому рассмотрение уголовного дела судом общей юрисдикции существенно нарушает УПК РФ и является основанием для отмены состоявшегося по делу обвинительного приговора.

 

Отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения по смыслу закона, с учетом принципов объективности, состязательности и беспристрастности обязателен для суда.

Приговором Черногорского городского суда от 21 сентября 2001 года М. осужден за совершение преступления, предусмотренного п. а ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ), на 1 год лишения свободы.

Кассационным определением от 10 ноября 2004 года по представлению прокурора приговор изменен, поскольку в судебных прениях участвующий в процессе государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения в отношении М. по п. а ч. 2 ст. 158 УК РФ и просил изменить квалификацию содеянного подсудимым на ч. 1 ст. 158 УК РФ.

В соответствии с требованиями ч. 7 ст. 246 УПК РФ суд первой инстанции в случае полного или частичного отказа государственного обвинителя от обвинения должен, руководствуясь принципами состязательности, объективности и беспристрастности, принять отказ прокурора от обвинения. Рассматривая уголовное дело, суд нарушил указанные требования Закона, оставил мнение государственного обвинителя без внимания и квалифицировал действия М. по п. а ч. 2 ст. 158 УК РФ.

На основании изложенного, судебная коллегия изменила приговор и квалифицировала действия осужденного по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

 

Отсутствие протокола судебного заседания является основанием для отмены состоявшегося судебного постановления.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 7 в границах города Абакана от 5 апреля 2004 года Б. в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору Абаканского городского суда от 15 мая 2002 года и приговора от 18 ноября 2002 года окончательно назначено наказание в виде 1 года 8 месяцев лишения свободы.

Президиум Постановлением от 13 сентября 2004 года отменил состоявшееся Постановление, указав при этом следующее:

В соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела ведется протокол судебного заседания. Отсутствие протокола судебного заседания на основании п. 11 ч. 2 ст. 381 УПК РФ является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущего за собой отмену вынесенного постановления (приговора) и направление уголовного дела для нового судебного рассмотрения.

В материалах уголовного дела отсутствовал протокол судебного заседания от 5 апреля 2004 года.

Таким образом, вынося постановление, суд существенно нарушил уголовно-процессуальный закон, что послужило основанием для его отмены.

 

Отсутствие подписи председательствующего судьи в протоколе судебного заседании является основанием для отмены приговора.

Отменяя в кассационном порядке (определение от 15 декабря 2004 года) приговор Ширинского районного суда от 1 ноября 2004 года, которым Ш. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ), судебная коллегия указала, что председательствующим не подписан протокол судебного заседания.

Согласно ст. 259 УПК РФ - протокол судебного заседания является документом, который отражает весь ход судебного разбирательства и способствует постановлению приговора в соответствии с материалами, рассмотренными в судебном заседании. Протокол судебного заседания должен быть подписан председательствующим и секретарем судебного заседания, отсутствие этих подписей влечет недействительность данного процессуального документа.

 

Г) Нарушение норм материального закона

 

Неправильное применение норм Уголовного закона, определяющих вид исправительного учреждения, является основанием для изменения приговора.

Приговором Боградского районного суда от 11 декабря 2003 г. осужден Ч. по ч. 1 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью к 2 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединено наказание по приговору от 11 июля 2002 г. и назначено 2 года 1 месяц лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Изменяя приговор в кассационном порядке, судебная коллегия в своем определении от 18 февраля 2004 г. указала следующее:

Суд обоснованно пришел к выводу о виновности Ч. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее, чем на одну треть, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Наказание осужденному Ч. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, его личности, всех обстоятельств дела. Оно соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного.

Вместе с тем, в соответствии с п. б ч. 2 ст. 58 УК РФ мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание лишения свободы назначается в исправительной колонии общего режима. Вопреки этому требованию закона Ч., совершившему тяжкое преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 111 УК РФ, суд ошибочно назначил отбывание наказания в колонии-поселении.

 

Неправильное определение судом рецидива преступлений является основанием для изменения приговора.

Приговором Черногорского городского суда от 17 декабря 2003 г. А. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Постановляя приговор, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного А. и правильно установил фактические обстоятельства происшествия. Вместе с тем, вывод суда о наличии в действиях А. рецидива преступления является ошибочным и основан на неправильном применении уголовного закона.

Согласно ч. 4 ст. 18 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), имеющего в соответствии со ст. 10 УК РФ обратную силу, при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести.

Аналогичные нарушения допущены Усть-Абаканским районным судом при постановлении приговора от 13 апреля 2004 года в отношении С. по ч. 1 ст. 111 УК РФ (Постановление Президиума от 15 ноября 2004 года), а также мировым судьей судебного участка N 1 в границах Усть-Абаканского района при постановлении приговора от 19 февраля 2004 года в отношении Ш. по ч. 1 ст. 117 УК РФ (Постановление Президиума N 20 декабря 2004 года).

Признавая в действиях А. наличие рецидива преступлений, суд необоснованно в нарушение требований ч. 4 ст. 18 УК РФ (в приведенной редакции) учел судимость по приговору от 7 июля 2003 года за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 157 УК РФ, которое в силу ст. 15 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести. Поэтому из приговора было исключено указание суда о наличии в действиях А. рецидива преступлений как отягчающего наказание обстоятельства, а наказание, назначенное осужденному, снижено (определение судебной коллегии от 18 февраля 2004 г.).

Приговором Черногорского городского суда от 27 ноября 2003 г. осужден Х. по ч. 1 ст. 161 УК РФ за открытое хищение чужого имущества.

Изменяя в кассационном порядке состоявшийся по делу обвинительный приговор, судебная коллегия в своем определении от 21 января 2004 г. указала, что в описательно-мотивировочной части приговора суд необоснованно пришел к выводу о совершении Х. тяжкого преступления.

Санкцией ч. 1 ст. 161 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 4-х лет, поэтому в соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ совершенное осужденным преступление относится к категории преступлений средней тяжести.

Поэтому указание суда о совершении Х. тяжкого преступления было исключено из приговора, как не соответствующее требованиям Общей части Уголовного кодекса РФ.

 

Истечение сроков давности, предусмотренных ст. 78 УК РФ, является основанием для прекращения уголовного преследования в порядке, предусмотренном ст. ст. 24, 27 УПК РФ.

Постановлением Президиума от 20 декабря 2004 года изменен приговор Боградского районного суда от 22 июля 2004 года, которым Н. осужден по ч. 2 ст. 115 и ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Согласно материалам уголовного дела преступления совершены Н. 5 февраля 2000 года. Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 115 УК РФ, за совершение которого осужден Н., относится к категории небольшой тяжести. Таким образом, в соответствии с требованиями п. а ч. 1 ст. 78 УК РФ Н. должен был быть освобожден судом от уголовной ответственности, так как со дня совершения им преступления прошло более 2-х лет и истек срок давности привлечения его к уголовной ответственности.

 

Согласно требованиям материального закона преступление признается совершенным с прямым умыслом в том случае, если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Приговором Саяногорского городского суда от 13 августа 2003 г. осужден К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ за умышленное причинение смерти другому человеку.

Приговор определением судебной коллегии от 14 января 2004 г. изменен по следующим основаниям.

Обосновывая в мотивировочной части приговора наличие у К. прямого умысла на убийство Ж., суд вступил в противоречие с собственными выводами, указав, что К. сознавал, что может лишить жизни человека, желал и допускал это.

Между тем, в соответствии со ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

При таких обстоятельствах из мотивировочной части приговора были исключены слова и допускал.

 

Намерение лица причинить побои потерпевшему не может быть квалифицировано как покушение на совершение преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ.

Приговором мирового судьи судебного участка N 2 города Саяногорска от 5 марта 2003 г. осужден О. по ч. 3 ст. 30 УК РФ, ст. 116 УК РФ за покушение на нанесение побоев или совершение насильственных действий, причинивших физическую боль, не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Приговор Постановлением Президиума от 26 января 2004 г. был отменен в связи с отсутствием в действиях осужденного состава преступления.

Из материалов уголовного дела следует, что утверждение О. о том, что он не наносил побоев потерпевшему, не опровергнуто; данных, свидетельствующих о нанесении О.Ч. побоев, по делу судом не установлено. Из показаний свидетелей Б., Б. и М. видно, что между Ч. и Б. в тамбуре возник конфликт, а О. оставался на крыльце дома, удерживаемый Б., чтобы тот не ударил потерпевшего. Тем не менее, суд признал О. виновным в покушении на нанесение побоев Ч..

По смыслу закона уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ст. 116 УК РФ, наступает при наличии последствий, указанных в диспозиции данной статьи УК РФ, предусматривающей нанесение побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Покушение на совершение преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, не образует состава преступления, поскольку отсутствует его объективная сторона - действия и наступившие последствия.

При таких обстоятельствах в действиях О. отсутствует состав преступления. По этим основаниям приговор в отношении него был отменен, а дело производством прекращено.

 

Отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения влечет за собой прекращение уголовного преследования, а не вынесение оправдательного приговора.

Кассационным определением от 15 сентября 2004 года отменен приговор Абаканского городского суда от 5 июля 2004 года, которым Ш. оправдан по обвинению в нарушении при управлении транспортным средством правил дорожного движения, повлекшим по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью Д.

Согласно протоколу судебного заседания судом полно и всесторонне исследованы материалы уголовного дела и установлено, что потерпевшей причинен средней тяжести вред здоровью. Учитывая, что действующая редакция ч. 1 ст. 264 УК РФ не предусматривает ответственности за причинение средней тяжести вреда здоровью при нарушении правил дорожного движения, суд первой инстанции принял решение об отсутствии в действиях подсудимого состава преступления и провозгласил оправдательный приговор.

Вместе с тем, оправдывая подсудимого, суд не учел, что в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения, суд прекращает производство по делу в соответствии с требованиями ст. 254 УПК РФ. Как следует из протокола судебного заседания, выступая в прениях, государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения, поскольку преступность и наказуемость данного деяния устранены вновь принятым уголовным законом. В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения является основанием для прекращения уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. ст. 24, 27 УПК РФ. При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла, что суд был не вправе выносить оправдательный приговор, который и был отменен в кассационном порядке, а производство по делу прекращено в связи с отсутствием в действиях Ш. состава преступления.

 

Отсутствие в описательной части приговора описания преступного деяния является основанием для отмены приговора.

Приговором мирового судьи судебного участка N 5 в границах г. Абакана Щ. осужден за совершение насильственных действий, причинивших физическую боль потерпевшему, то есть за преступление, предусмотренное ст. 116 УК РФ.

Постановлением Президиума состоявшийся приговор отменен в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными судом при рассмотрении дела по существу.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ приговор суда 1-й инстанции должен содержать в том числе и описание преступного деяния, признанного судом доказанным, а также доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг доказательства защиты.

Из приговора видно, что суд первой инстанции игнорировал указанные выше требования закона и не указал в приговоре ни обстоятельств, за совершение которых осужден Щ., ни мотивов совершения им преступления. Вместо этого суд в описательной части приговора лишь перечислил обстоятельства, изложенные в заявлении частного обвинителя о привлечении Щ. к уголовной ответственности, которые впоследствии были им отвергнуты, как необоснованно предъявленные.

Кроме того, при вынесении обвинительного приговора судом первой инстанции не дана оценка показаниям заслушанных в ходе судебного следствия свидетелей со стороны защиты, которые подтвердили показания осужденного о правомерности его действий в отношении потерпевшего и опровергли выдвинутое в его адрес обвинение.

 

И.о. председателя

Верховного суда

Республики Хакасия

Ю.С.УЛТУРГАШЕВ