Информационное письмо Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия от 01.02.2006

 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 1 февраля 2006 года

 

ОБОБЩЕНИЕ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ О МОШЕННИЧЕСТВЕ,

ПРИСВОЕНИИ И РАСТРАТЕ, РАССМОТРЕННЫМ В 2005 Г.

 

 

В соответствии с планом работы Верховного суда Республики Хакасия на 1-е полугодие 2006 г. проведено обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел о мошенничестве, присвоении и растрате, рассмотренных в 2005 г.

Изучение материалов уголовных дел показало, что в основном суды разрешают уголовные дела о преступлениях указанной категории в соответствии с нормами Уголовного кодекса Российской Федерации. Вместе с тем в практике рассмотрения судами дел имеются ошибки и недостатки. Не единичны случаи, когда судьи не могут разграничить смежные между собой составы мошенничества и присвоения (растраты) чужого имущества и необоснованного осуждают лиц за указанные преступления.

Кроме того, значительное число ошибок допускается судьями при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 159, 160 УК РФ, в связи с отсутствием разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по данному вопросу (разработка и принятие указанного постановления запланирована Верховным Судом РФ на 2-е полугодие 2006 г.).

Изменения уголовного законодательства и отсутствие разъяснений судебной практики рассмотрения уголовных дел по указанной категории приводит к многочисленным ошибкам судов, влекущих за собой отмену или изменение приговоров. А потому с целью изучения правильности применения судами республики уголовного закона при рассмотрении уголовных дел указанной категории будут отмечены наиболее существенные ошибки, допущенные судами при рассмотрении уголовных дел, и даны рекомендации по применению некоторых положений УК РФ.

 

Раздел 1. АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ СТАТИСТИКИ

 

В течение 2005 года районными (городскими) судами и мировыми судьями республики было рассмотрено 309 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 159, 160 УК РФ, что составило 3,6% от общего количества уголовных дел, оконченных городскими (районными) судами и мировыми судьями в 2005 г. (8500 уголовных дел). Для сравнения, за 2004 г. судами было окончено 139 уголовных дел указанной категории. Приведенные данные свидетельствуют о значительном росте в 2005 г. (более чем в 2 раза) числа рассмотренных судами уголовных дел о мошенничестве, присвоении и растрате.

При этом из 309 оконченных судами в 2005 г. уголовных дел по 225 (72,8%) были постановлены обвинительные приговоры в отношении 241 человека. Для сравнения, в 2004 г. по делам указанной категории приговоры провозглашались судами в отношении 114 человек, что составляет лишь 47,3% от показателей 2005 г.

Вместе с тем, необходимо отметить, что значительное число уголовных дел указанной категории (74, или 30,7% из числа оконченных судами с вынесением приговоров) были рассмотрены в 2005 г. в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ (то есть в порядке особого судопроизводства).

Из числа оконченных производством в 2005 г. уголовных дел 15 (4,8%) в отношении 28 человек были возвращены прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ.

В отношении 61 человека судом уголовное преследование было прекращено. При этом во всех случаях уголовное преследование было прекращено по нереабилитирующим основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством (истечение сроков давности и т.п.).

Кроме того, по 1 уголовному делу (0,3%) в отношении 1 лица назначены принудительные меры медицинского характера.

Как уже отмечалось выше, по 225 уголовным делам в отношении 241 лица судами были постановлены приговоры. Причем во всех случаях подсудимые признаны виновными и им назначалось определенное наказание.

Сведения о количестве осужденных представлены в нижеприведенной таблице.


 

Таблица N 1

 

Сведения о количественном и качественном составе

осужденных за преступления, предусмотренные ст. ст.

159, 160 УК РФ, за 2005 г.

 

┌──────┬─────────────────────────────────────────────────────────────────────────────────────────────┐

│Статья                                     Всего осуждено                                          

         ┌──────────────────┬──────┬───────┬───────────┬─────────┬───────────┬─────────┬───────────┤

         │Несовершеннолетних│женщин│Граждан│иностранцев│К лишению│ К лишению │Назначены│Освобождено│

                                   РФ              │ свободы │ свободы с │иные меры│    от    

                                                            │применением│наказания│ отбывания │

                                                              ст. 73            │ наказания │

                                                               УК РФ                      

├──────┼───┼──────────────────┼──────┼───────┼───────────┼─────────┼───────────┼─────────┼───────────┤

│ 159  │141│         4          52    141       -        41         73       24         3    

├──────┼───┼──────────────────┼──────┼───────┼───────────┼─────────┼───────────┼─────────┼───────────┤

│ 160  │100│         1          44    100       -         4         86        8         2    

├──────┼───┼──────────────────┼──────┼───────┼───────────┼─────────┼───────────┼─────────┼───────────┤

│Всего │241│         5          96    241       -        45        159       32         5    

└──────┴───┴──────────────────┴──────┴───────┴───────────┴─────────┴───────────┴─────────┴───────────┘


 

Как уже отмечалось выше, судами республики при рассмотрении ими уголовных дел указанной категории допускаются ошибки, что влечет отмену постановленных ими приговоров.

Всего в течение 2005 г. судебной коллегией по уголовным делам было рассмотрено 37 уголовных дел в отношении 40 человек, которым судами были постановлены приговоры за преступления, предусмотренные ст. ст. 159, 160 УК РФ. При этом наибольшее число рассмотренных в кассационном порядке уголовных дел касались преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ (27 дел). Из общего числа рассмотренных в кассационном порядке уголовных дел указанной категории 8 (по числу осужденных) приговоров были отменены с направлением уголовных дел для нового рассмотрения. Таким образом, процент отмененных приговоров данной категории уголовных дел составил (в лицах) 20% от числа обжалованных и 3,3% от числа постановленных.

Кроме того, 8 приговоров (по числу осужденных) были изменены в кассационном порядке (процентное соотношение к числу обжалованных и постановленных приговоров по рассматриваемой категории преступлений совпадает с вышеприведенным показателем числа отмененных приговоров).

Приговоры в отношении остальных 24 осужденных оставлены судебной коллегией без изменений. Таким образом, уровень утверждаемости приговоров по уголовным делам о мошенничестве, присвоении и растрате в Республике Хакасия составил (в лицах) 60% от числа обжалованных и 93,3% от числа постановленных приговоров.

Сравнительный анализ указанных показателей со среднереспубликанским уровнем приговоров, оставленных в 2005 г. без изменений (62,5% от числа обжалованных приговоров), показывает, что приговоры по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 159, 160 УК РФ, отменялись и изменялись судебной коллегией чаще, чем по другим категориям преступлений, что в свою очередь свидетельствует о наличии у судей трудностей, связанных с рассмотрением уголовных дел указанной категории.

В 2005 г. Президиумом Верховного суда Республики Хакасия в порядке надзора уголовные дела о мошенничестве, присвоении и растрате не рассматривались.

 

Раздел 2. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ И НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

ПО ДЕЛАМ О МОШЕННИЧЕСТВЕ, ПРИСВОЕНИИ И РАСТРАТЕ

 

Согласно диспозиции ст. 159 УК РФ под мошенничеством понимается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Как и при любом хищении, имущество (или право на имущество), являющееся предметом мошенничества, должно изыматься виновным у потерпевшего с корыстной целью, противоправно, безвозмездно и обращаться в пользу виновного или третьих лиц, поэтому при квалификации действий виновного по указанной статье УК РФ суд обязан в описательной части приговора привести не только описание преступного деяния, но и специфические признаки субъективной стороны состава мошенничества (мотив и цель). Примером подобных нарушений может служить уголовное дело, рассмотренное Черногорским городским судом в отношении К., осужденного по ч. 2 ст. 159 УК РФ и ст. 201 УК РФ. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что судом первой инстанции не приведены в приговоре описания преступного деяния и другие обстоятельства, указанные в ст. 73 УПК РФ.

В то же время мошенничество имеет ряд отличительных признаков. Первый из них заключается в предмете преступления. Как отмечено в диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ, предметом хищения может быть не только имущество (как индивидуально определенная вещь), но и право на чужое имущество, которое может быть закреплено в различных документах, например, в завещании, страховом полисе, ценных бумагах и т.п. На практике имущественное право как предмет хищения встречается крайне редко, а потому вызывает достаточное количество трудностей с его применением. Абаканским городским судом на протяжении полутора лет рассматривается уголовное дело о мошенничестве, совершенном организованной группой лиц в отношении прав граждан на имущество, удостоверенных акциями акционерного общества ЦУМ Хакасия. Кроме того, приговором Абаканского городского суда от 27 июня 2006 г. Г.С. и Г.В. были осуждены по ч. 2 ст. 159 УК РФ за совершение мошенничества в отношении доли участника в уставном капитале ООО, закрепленной уставными документами общества.

Другим отличительным признаком мошенничества является способ совершения преступления. В отличие от других преступлений, которым присущ физический (оперативный) способ совершения преступления, при мошенничестве способ совершения действий преступника носит информационный характер либо строится на особых доверительных отношениях, сложившихся между виновным и потерпевшим. В качестве способа совершения мошенничества законодатель определил обман либо злоупотребление доверием. При этом не допускается одновременной квалификации мошеннических действий виновного как совершенных с применением обмана и злоупотребления доверием. Примером подобного нарушения является приговор Абаканского городского суда от 21 апреля 2004 г. в отношении Ч., осужденного по ч. 3 ст. 159 УК РФ (постановлением Президиума Верховного суда РХ приговор в отношении Ч. был изменен в части квалификации его действий, поскольку судом 1-й инстанции излишне наряду с обманом был указан совершения способ мошенничества злоупотребление доверием).

В то же время следует учитывать, что и обман и злоупотребление доверием являются лишь составными частями способа совершения мошеннических действий, заключающегося, в конечном итоге, в изъятии чужого имущества (получения права на чужое имущество).

Итак, под обманом в уголовно-правовом смысле следует понимать умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в введении (собственности) которого находится имущество, и, таким образом, добиться от него добровольной передачи имущества, а также сообщение с этой целью заведомо ложных сведений.

Мошенничество, связанное с подделкой и использованием подложных документов, следует отличать от случаев устройства на работу на основании фальшивого диплома и получение соответствующей заработной платы за выполнение обязанностей по должности, которую лицо не имело права занимать. Подобный случай имел место в практике Абаканского городского суда (приговор от 5 июля 2005 г. в отношении И., осужденного по ч. 3 ст. 327 УК РФ). Согласно материалам уголовного дела виновный обвинялся в совершении мошенничества, выразившегося в представлении им в отдел кадров организации заведомо для виновного подложного диплома о высшем образовании. Рассматривая уголовное дело, суд обоснованно изменил квалификацию содеянного виновным на ч. 3 ст. 327 УК РФ, то есть использование заведомо подложного документа.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14 О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами указало на необходимость квалификации по ст. 159 УК РФ сбыта под видом наркотических средств, психотропных и иных веществ предметов, не относящихся к названным средствам.

Рассматривая вопрос об отграничении мошенничества от кражи, совершенной с незаконным проникновением в жилище (помещение, иное хранилище), при которой виновный вводит в заблуждение потерпевшего относительно мотивов своего визита (например, сообщает, что является работником социальных или технических служб), следует учитывать, что в последнем случае обман является условием для проникновения виновного в жилище (помещение, иное хранилище), а не способом хищения. Примером является уголовное дело, рассмотренное Саяногорским городским судом в отношении Г. (приговор от 5 мая 2004 г.), осужденного по ч. 3 ст. 158 УК РФ, за кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище.

Под злоупотреблением доверием следует понимать использование преступником особых доверительных отношений, сложившихся между ним и потерпевшим, в основе которых являются чаще всего трудовые либо гражданско-правовые отношения. Например, К., используя возникшие у него доверительные отношении с руководством, заведомо ложно сообщил о факте своего обучения в вузе, что позволило ему получить дополнительную надбавку в заработной плате и повышение по службе. Действия К. были правильно квалифицированы Усть-Абаканским городским судом по ч. 1 ст. 159 УК РФ (приговор от 15 декабря 2004 г., кассационное определение от 2 марта 2005 г.).

Диспозиция ст. 160 УК РФ содержит две самостоятельных, хотя и очень близких по содержанию формы хищения, - присвоение и растрату.

Как присвоение следует рассматривать неправомерное удержание (невозвращение) чужого имущества, вверенного виновному, в целях обращения его в свою пользу.

Растрата - это отчуждение виновным в любой форме третьим лицам или потребление им вверенного ему чужого имущества.

Имущество может быть вверено виновному в связи с его работой (для хранения, перевозки, временного пользования и т.д.) или в силу его служебного положения, когда он наделен правом распоряжаться вверенным ему или находящимся в его ведении чужим имуществом.

Здесь речь идет о правомерном владении имуществом. Переход от правомерного владения чужим имуществом к неправомерному при наличии других объективных и субъективных признаков хищения определяется моментом совершения преступления.

Характеризуя отличие присвоения (растраты) от кражи, Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 11 июля 1972 г. N 4 О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества разъяснил: Как присвоение либо растрата вверенного или находящегося в ведении государственного или общественного имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения осуществлял в отношении этого имущества полномочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица). Хищение государственного или общественного имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными выше полномочиями, но имеющим к нему доступ в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража.

Присвоение как форму хищения следует отличать от временного заимствования чужого имущества лицом, в ведении которого оно находилось. Если вверенное имущество использовано незаконно, но без намерения обратить его в свою собственность либо в собственность третьих лиц, действия не должны рассматриваться как хищение.

Об отсутствии корыстных устремлений виновного может свидетельствовать намерение впоследствии возвратить изъятое имущество или его эквивалент.

Изучение практики рассмотрения судами Республики Хакасия уголовных дел о мошенничестве, присвоении и растрате в целом показало отсутствие фактов нарушения правил Общей части Уголовного кодекса РФ в части назначения наказания и определения осужденным видов исправительных учреждений.

В то же время были выявлены единичные случаи ошибок, допущенных судами по указанному вопросу. В частности, при постановлении приговора от 20 июля 2005 г. в отношении Б., осужденной по ч. 2 ст. 159 УК РФ, Черногорским городским судом было не мотивировано решение об отбывании осужденной наказания в исправительной колонии общего режима. Из материалов уголовного дела следовало, что Б. была впервые осуждена за преступление средней тяжести, а потому в соответствии с п. а ч. 1 ст. 58 УК РФ суд должен был с учетом обстоятельств дела определить вид исправительного учреждения (колонию общего режима либо колонию-поселение) и мотивировать свое решение. Поскольку указанные требования судом 1-й инстанции соблюдены не были, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РХ изменила приговор и назначила для отбывания наказания Б. колонию-поселение.

Подобное нарушение допущено Абаканским городским судом при постановлении приговора от 13 мая 2005 г. в отношении Ш., осужденного по ч. 2 ст. 159 УК РФ. Постановляя приговор, суд назначил осужденному для отбывания наказания исправительную колонию общего режима, тогда как он должен отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима, так как в его действиях имел место рецидив преступлений.

Вместе с тем, настоящее обобщение судебной практики показало, что в основном приговоры, постановленные по делам указанной категории, отменяются в связи с неправильным применением судами норм уголовно-процессуального законодательства.

Например, кассационным определением от 16 ноября 2005 г. отменен приговор Черногорского городского суда от 26 июля 2005 г., которым Б. и Г. осуждены за 4 преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), и за 3 преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы каждый.

Отменяя состоявшийся приговор, судебная коллегия указала, что из представленных на заседание судебной коллегии материалов усматривается, что 19 июня 2005 г. в отношении Б. возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 297 УК РФ за оскорбление председательствующего судьи при рассмотрении им настоящего уголовного дела. По данному факту судьей было подано заявление о возбуждении уголовного дела, а впоследствии судья был признан потерпевшим по уголовному делу в отношении Б., тем самым возникли основания полагать, что судья прямо или косвенно заинтересован в исходе дела. Следовательно, в соответствии с ч. 2 ст. 61 УПК РФ данное обстоятельство исключало возможность дальнейшего участия судьи в разбирательстве по уголовному делу.

Другим основанием для отмены приговора по делам о мошенничестве явились нарушения судом процедуры уголовного судопроизводства. В частности, приговором Усть-Абаканского районного суда от 17 февраля 2005 г. осуждены Т.Н. и Т.И. по трем эпизодам преступлений, предусмотренным ч. 2 ст. 159 УК РФ, к 3 годам лишения свободы за каждое. В соответствии со ст. ст. 70, 74 УК РФ каждой из осужденных назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы в колонии-поселении.

Кассационным определением от 27 апреля 2005 г. приговор отменен, а уголовное дело возвращено в суд 1-й инстанции для нового рассмотрения, поскольку при первоначальном рассмотрении уголовного дела были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона. В частности, в нарушение процедуры судопроизводства (ст. ст. 277 и 278 УПК РФ) перед допросом потерпевших и свидетелей не выяснено их отношение к подсудимым. Кроме того, потерпевшие не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Помимо этого, суд исследовал доказательства, представленные не стороной обвинения и защиты, а по собственной инициативе, огласив материалы дела по своему усмотрению, чем нарушил требования ст. 274 УПК РФ. В нарушение ст. 292 УПК РФ суд не разъяснил право и не предоставил возможности подсудимому выступить в судебных прениях. По окончании судебных прений ни одной из сторон вообще не была предоставлена возможность выступить с репликами.

Кроме того, постановляя приговор, суд нарушил требования Общей части уголовного закона. Признав Т.Н. и Т.И. виновными в совершении 3 эпизодов мошенничества, суд правильно назначил им наказание за каждое преступление в виде 2 лет лишения свободы. Однако, впоследствии, игнорируя требования ст. 69 УК РФ, суд не определил наказание по совокупности преступлений, а сразу же назначил наказание по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ).

Другим примером нарушений, допущенных при рассмотрении судами уголовных дел рассматриваемой категории, может служить нарушение судом принципов состязательности и равноправия участников уголовного процесса. Приговором Абаканского городского суда от 11 октября 2005 г. К. осужден по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 3 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно. Кассационным определением от 14 декабря 2005 г. приговор отменен, поскольку потерпевший о месте и времени судебного заседания не извещался и участия в нем не принимал, что в соответствии со ст. 22, п. 14 ст. 42, ст. 249 УПК РФ является нарушением его прав и влечет отмену приговора (п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ).

 

Судья Верховного суда РХ

О.И.ТРОФИМОВ