Письмо Московского городского суда от 07.04.2006 N 4у-1736

 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПИСЬМО

от 7 апреля 2006 г. N 4у-1736

 

Адвокатам:

Падве Г.П.

Левиной Е.Л.

 

Сообщаю, что ваша жалоба на постановление судьи Московского городского суда от 15 февраля 2006 года об отказе в удовлетворении надзорной жалобы о пересмотре приговора Мещанского районного суда г. Москвы от 16 мая 2005 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22 сентября 2005 года в отношении Х. рассмотрена и признана несостоятельной по следующим основаниям.

Указанным приговором (с учетом внесенных в кассационном порядке изменений) Х. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 147 ч. 3 УК РСФСР, 159 ч. 3 п. а, б УК РФ (в ред. от 13.06.96), 165 ч. 3 п. а УК РФ (в ред. Закона от 08.12.2003), 198 ч. 2 УК РФ (в ред. Закона от 08.12.2003), 33 ч. 3, 199 ч. 2 п. п. а, б УК РФ (в ред. Закона от 08.12.2003) к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Одновременно судом разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств по делу.

В жалобе ставится вопрос об отмене постановления судьи и возбуждении надзорного производства с передачей надзорной жалобы на рассмотрение президиума Московского городского суда. При этом вы утверждаете, что:

1. Уголовное дело по обвинению Х. в совершении преступления, предусмотренного ст. 147 ч. 3 УК РСФСР, не возбуждалось и виновность осужденного в совершении инкриминированного ему деяния не доказана; срок давности уголовного преследования по эпизоду мошеннического завладения 44% акций АО Ниуиф истек 21.09.2005, т.е. до вступления приговора в законную силу, в связи с чем дело в этой части подлежит прекращению; кассационная инстанция вышла за пределы своих полномочий, признав, что право собственности на пакет акций возникло только после регистрации сделки в реестре акционеров, тогда как в соответствии с пунктом 3.1 Договора N 1-11-2/644 право собственности на эти акции перешло к Покупателю после их полной оплаты с момента регистрации указанного договора Продавцом, т.е. с 21.09.95; в постановлении судьи от 15.02.2006 (здесь и далее - просто постановление) повторяются ошибочные выводы суда 2-й инстанции о том, что срок давности по указанному эпизоду истек не 21 сентября, а в ночь с 22 на 23 сентября 2005 года.

2. В постановлении оставлены без ответа доводы жалоб:

- об отсутствии доказательств причастности Х. к совершению преступлений по всем эпизодам;

- о противоречивом и неконкретном изложении в приговоре обстоятельств, касающихся создания и функционирования организованной группы, количества и состава ее участников, ролей Х. и Л.;

- об отсутствии вины Х. по эпизоду, связанному с реализацией продукции ОАО Апатит, где размер вреда, причиненного акционерам, фактически не установлен, а взятая судом за основу сумма занижения чистой прибыли (6168043000 рублей) определена заключением бухгалтерско-экономической экспертизы, которое получено с нарушением закона и как доказательство должно быть признано недопустимым.

3. В постановлении не опровергнуты доводы жалоб о необоснованном осуждении Х. за уклонение от уплаты налогов с организации; приговор в этой части вынесен с нарушением требований ст. ст. 47, 252 УПК РФ и в инкриминированном Х. деянии состав преступления отсутствует; уменьшив объем обвинения по ст. 199 ч. 2 УК РФ, кассационная инстанция оставила по этой статье несоразмерно строгое уголовное наказание.

4. В постановлении не дано оценки доводам жалоб о необоснованном осуждении Х. за мошенничество по эпизоду, связанному с возвратом переплаченных налогов в ЗАТО г. Лесной, где, как это признано приговором, переплата действительно имела место и безусловно подлежала возврату; размер возврата определен неправильно, поскольку помимо переплаты, полученной компаниями Митра, Вальд-Ойл, Бизнес-Ойл и Форест-Ойл, туда вошли возвраты, полученные другими фирмами, которые к ЗАТО г. Лесной отношения не имеют.

5. Суд незаконно удовлетворил гражданский иск МНС РФ, т.к. во-первых, сумма иска уже дважды внесена в бюджет, а во-вторых, взыскание с осужденных неуплаченного организацией налога не основано на законе. Кроме того, исключив из обвинения Х. уклонение от уплаты налогов векселями за 1999 - 2000 годы, кассационная инстанция не произвела соответствующего уменьшения суммы взыскиваемого в пользу МНС РФ налога.

Проверив материалы дела, нахожу, что надзорная жалоба в защиту Х. рассмотрена в соответствии с требованиями закона и в постановлении судьи об отказе в возбуждении надзорного производства достаточно полно и правильно даны ответы на все поднятые защитой вопросы.

Приведенные в приговоре доказательства не оставляют сомнений в доказанности вины Х. по всем инкриминированным ему (с учетом изменений, внесенных кассационной инстанцией) эпизодам преступной деятельности. При этом хищения и причинение имущественного ущерба собственникам путем обмана совершены им в составе организованной группы, наличие которой подтверждается значительным объемом проведенных хозяйственных и финансовых операций, большим количеством вовлеченных в них лиц, сплоченностью и устойчивостью членов группы, тщательным планированием подготовки и осуществления преступных акций с распределением ролей между соучастниками преступлений.

Обвинение в мошенническом завладении 44% акций АО Ниуиф базируется на полученных в рамках возбужденного уголовного дела доказательствах, обоснованно признанных судом допустимыми и позволяющих прийти к выводу о том, что организация участия подставных компаний АОЗТ Уоллтон и Полинеп в инвестиционном конкурсе и приобретение указанного пакета акций с последующим его раздроблением и созданием видимости реализации подконтрольным структурам не могли быть осуществлены без ведома и участия Х., занимавшего в ту пору должность председателя совета директоров банка Менатеп.

Отвергая доводы защиты об истечении по этому эпизоду 10-летнего срока давности уголовного преследования, кассационная инстанция и судья Московского городского суда при рассмотрении надзорной жалобы обоснованно сослались на нормативные акты, требующие обязательной регистрации вновь приобретенных акций АО Ниуиф в реестре акционеров, поскольку с этим связано определение момента, когда хищение чужого имущества можно считать оконченным.

По смыслу закона мошенничество, как преступление с материальным составом, считается оконченным с момента, когда виновные получили реальную возможность пользоваться или распоряжаться похищенным по своему усмотрению. Поэтому формальное обладание пакетом акций еще не означает, что виновные сразу же получили полную возможность ими распоряжаться.

При решении вопроса о моменте окончания мошенничества необходимо учитывать и то, что в данном случае переход права собственности на 44% акций АО Ниуиф был обременен обязательствами по выполнению в последующем обширной инвестиционной программы, что уже само по себе значительно осложняло возможность немедленного распоряжения приобретенными акциями.

Приговором суда Х. обоснованно осужден также за уклонение от уплаты налогов с физических лиц и с организаций. При этом кассационная инстанция рассмотрела и мотивированно отвергла как несостоятельные доводы защиты по указанным пунктам обвинения, аналогичные тем, которые изложены в первоначальной и повторной надзорных жалобах по данному делу.

Из материалов дела, в частности, следует, что осужденный совместно с другими лицами организовал уклонение от уплаты налогов с организации путем использования подконтрольных подставных фирм ООО Бизнес-Ойл, Митра, Вальд-Ойл и Форест-Ойл, зарегистрированных на территории ЗАТО г. Лесной Свердловской области с целью незаконного получения налоговых льгот.

То, что перечисленные фирмы являлись подставными и руководство ими осуществлялось через ОАО НК Юкос в г. Москве, подтверждается учредительными договорами, Уставами, протоколами собраний учредителей о назначении директоров, показаниями свидетелей Г., Н., К.А., С., К.О., К.Р., А. и других, фактом наличия у всех четырех фирм счетов в одном и том же подконтрольном Х. и Л. банке Менатеп. При этом они фактически не являлись юридическими лицами, так как никакого обособленного имущества не имели и никакой хозяйственной деятельности на территории ЗАТО г. Лесной не вели.

Предъявленное Х. обвинение в этой части было кассационной инстанцией надлежащим образом скорректировано с учетом изменений, внесенных в ст. 199 УК РФ. Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, в т.ч. требований ст. ст. 47 и 252 УПК РФ, по делу не усматривается.

Что касается назначенного наказания по ст. ст. 33 ч. 3, 199 ч. 2 п. п. а, б УК РФ, то оно также соответственно снижено и не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной суровости или по каким-либо иным признакам. С доводами защиты о необходимости использования в этих случаях математических выкладок в целях обеспечения строго пропорционального снижения наказания при уменьшении объема обвинения согласиться нельзя, поскольку, во-первых, применение такого принципа не основано на законе, а во-вторых, это может привести к полному освобождению от наказания лица, виновного в совершении преступления.

С осуждением за организацию уклонения от уплаты налогов с организации тесно связано осуждение Х. за хищение бюджетных средств путем обмана, т.е. незаконного возврата ряду подставных компаний переплаты налогов, намеренно уплаченных вместо денег векселями. Его виновность в совершении указанного преступления неопровержимо доказана совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств, достоверность которых сомнений не вызывает. Подробный анализ собранных доказательств по данному эпизоду содержится также в кассационном определении по делу, где даны исчерпывающие ответы на доводы кассационных жалоб о необоснованности выводов суда первой инстанции.

Доводы защиты о неправильном исчислении размера возврата переплаты и использовании при вынесении приговора недопустимых доказательств неубедительны, т.к. не основаны на материалах дела и поэтому во внимание приняты быть не могут.

Судом правильно в соответствии с требованиями закона разрешен гражданский иск ФНС РФ о возмещении бюджету причиненного имущественного вреда путем взыскания солидарно с Х. и Л. в доход государства 17395449282 рублей.

Утверждение в жалобе о том, что Х. как физическое лицо не может нести материальной ответственности за неуплату налогов юридическими лицами, несостоятельно, поскольку в данном случае, как правильно отмечено в кассационном определении, установить юридическое лицо, обязанное уплатить недоимки по налогам, практически невозможно и в то же время приговором суда установлена виновность осужденного в причинении ущерба государству на указанную выше сумму. В связи с этим представляется правомерным возложение на виновного обязанности по возмещению причиненного по его вине вреда.

Преступными действиями Х. в составе организованной группы, связанными с реализацией по искусственно заниженным ценам продукции ОАО Апатит, был причинен крупный имущественный ущерб собственникам имущества, в том числе государству, что правильно квалифицировано по ст. 165 ч. 3 п. а УК РФ.

То обстоятельство, что размер ущерба установлен исходя из общей суммы, на которую была обманным путем занижена чистая прибыть предприятия (6168043000 руб.) без определения размера не полученных акционерами дивидендов, не колеблет правильности выводов суда о виновности осужденного в совершенном преступлении. В результате преступных действий Х. и его сообщников акционеры действительно лишились права на дивиденды от чистой прибыли, однако, по смыслу закона понятие имущественного ущерба гораздо шире и в данном случае включает не только дивиденды акционеров, но и всю остальную недополученную прибыль предприятия, которая в соответствии с уставом и учредительными документами должна была распределяться по другим статьям расходов.

Поэтому представляется, что именно сумма занижения чистой прибыли предприятия наиболее правильно отражает размеры причиненного собственникам имущественного ущерба.

Действиям осужденного Х. дана надлежащая юридическая оценка и ему в соответствии с требованиями закона с учетом данных о личности и других заслуживающих внимания обстоятельств дела назначено справедливое уголовное наказание.

Исходя из изложенного состоявшиеся по делу судебные решения следует признать законными и обоснованными, в связи с чем поданная вами надзорная жалоба удовлетворению не подлежит.

Приложения: копии приговора, кассационного определения и постановления судьи об отказе в удовлетворении надзорной жалобы, всего на 207 листах.

 

Председатель

Московского городского суда

О.А.ЕГОРОВА