Письмо Верховного Суда РФ от 05.11.2014 N 7-ВС-5166/14

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 5 ноября 2014 г. N 7-ВС-5166/14

 

Судебной коллегией по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации проведено изучение практики рассмотрения военными судами в 2012 - 2014 годах споров, связанных с принятием решений воинскими должностными лицами о привлечении военнослужащих к дисциплинарной ответственности за правонарушения, предусмотренные подпунктами д.1, д.2 пункта 1, подпунктами е.1 и е.2 пункта 2 статьи 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе.

Анализ обобщения судебной практики показал, что законное и обоснованное привлечение военнослужащих к дисциплинарной ответственности за указанные правонарушения достигается при строгом соблюдении оснований и порядка применения взысканий, изложенных в подпунктах д.1, д.2 пункта 1, подпунктах е.1 и е.2 пункта 2 статьи 51, статье 51.1 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе, статье 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, а также в Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. N 1495.

Направляется в порядке информации Обзорная справка практики рассмотрения военными судами дел о применении взысканий за правонарушения, предусмотренные Федеральным законом О воинской обязанности и военной службе (подпункт д.1 пункта 1, подпункты е.1 и е.2 пункта 2 статьи 51, статья 51.1).

Приложение: Обзорная справка на 15 листах.

 

Заместитель Председателя

Верховного Суда Российской Федерации

В.В.ХОМЧИК

 

 

 

 

 

Приложение

 

ОБЗОРНАЯ СПРАВКА

ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ВОЕННЫМИ СУДАМИ ДЕЛ О ПРИМЕНЕНИИ

ВЗЫСКАНИЙ ЗА ПРАВОНАРУШЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННЫЕ

ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ О ВОИНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ И

ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ (ПОДПУНКТ Д.1 ПУНКТА 1,

ПОДПУНКТЫ Е.1, Е.2 ПУНКТА 2 СТАТЬИ 51, СТАТЬЯ 51.1)

 

Судебной коллегией по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации изучена и обобщена практика рассмотрения военными судами дел о применении взысканий за коррупционные правонарушения, предусмотренные Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ О воинской обязанности и военной службе (пп. д.1, д.2 п. 1, пп. е.1 п. 2 ст. 51, ст. 51.1), а также дел, связанных с досрочным увольнением с военной службы по основанию, указанному в пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе.

Анализ изучения и обобщения судебной практики показал, что военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, обращались в военные суды с требованиями о признании незаконными заключений аттестационных комиссий, решений комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных служащих и урегулированию конфликта интересов, приказов воинских должностных лиц об увольнении с военной службы и применении взысканий за коррупционные и иные правонарушения, связанные с прохождением военной службы.

Причинами применения к военнослужащим взысканий, связанных с досрочным увольнением с военной службы, являлись:

- непринятие военнослужащим мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является; осуществление военнослужащим предпринимательской деятельности; предоставление заведомо недостоверных или неполных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера;

- нарушение запретов, ограничений и обязанностей, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных п. 7 ст. 10 и ст. 27.1 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ О статусе военнослужащих;

- несоответствие требованиям, неисполнение обязанностей, нарушение запретов, несоблюдение ограничений, установленных законодательством Российской Федерации и связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности, органах государственной охраны.

Порядок привлечения к дисциплинарной ответственности военнослужащих за коррупционные правонарушения имеет принципиальные отличия от порядка привлечения к дисциплинарной ответственности за дисциплинарные проступки и иные правонарушения. Взыскания, предусмотренные пп. д.1 и д.2 п. 1 и пп. е.1 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе, применяются в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, регламентирующим вопросы прохождения военной службы, с учетом особенностей, определенных ст. 51.1 указанного Закона.

Особенностью применения взысканий за коррупционные правонарушения является также и то, что взыскания применяются на основании доклада о результатах проверки, проведенной подразделением кадровой службы по профилактике коррупционных и иных правонарушений, а не на основании заключения о результатах разбирательства (служебного расследования), проведенного назначенным для этого лицом, а в случае, если доклад о результатах проверки направлялся в комиссию по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (аттестационную комиссию), - на основании рекомендации указанной комиссии.

Федеральный закон О воинской обязанности и военной службе устанавливает также иной порядок исчисления срока давности применения взыскания за коррупционные правонарушения (шесть месяцев со дня поступления информации о совершении коррупционного правонарушения), который отличается от порядка исчисления срока давности, установленного п. 8 ст. 28.2 Федерального закона О статусе военнослужащих (один год со дня совершения дисциплинарного проступка).

Суды в основном правильно применяют положения законодательства Российской Федерации по вопросам прохождения военной службы. Вместе с тем, по ряду вопросов, связанных с рассмотрением дел о применении взысканий за коррупционные правонарушения, предусмотренные Федеральным законом О воинской обязанности и военной службе (пп. д.1, д.2 п. 1, пп. е.1 п. 2 ст. 51), суды по-разному трактуют действующее законодательство, допускают судебные ошибки в применении норм материального и процессуального права, которые являются предметом обжалования в окружных (флотских) военных судах и в Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации.

 

1. Основания привлечения военнослужащего

к дисциплинарной ответственности за коррупционные,

а также иные правонарушения, связанные с прохождением

военной службы

 

Военнослужащий подлежит увольнению с военной службы в связи с утратой доверия к нему со стороны должностного лица, имеющего право принимать решение о его увольнении, в случае непредставления сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений.

По результатам проверки сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера решением Центральной аттестационной комиссии Министерства обороны Российской Федерации было рекомендовано досрочно уволить полковника Я. с военной службы в связи с утратой доверия со стороны должностного лица, имеющего право принимать решение о его увольнении (пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе).

Приказом Министра обороны Российской Федерации от 14 сентября 2012 г. Я. досрочно уволен с военной службы по названному основанию.

Я. обратился в Самарский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором указал, что оснований для увольнения его с военной службы по данному основанию не имелось, так как сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера им представлялись в полном объеме и соответствовали действительности.

Гарнизонный военный суд обоснованно оставил заявление Я. без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 27.1 Федерального закона О статусе военнослужащих на военнослужащего, если иное не предусмотрено федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ О противодействии коррупции и ст. ст. 17, 18 и 20 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ О государственной гражданской службе Российской Федерации, за исключением ограничений, запретов и обязанностей, препятствующих исполнению военнослужащим обязанностей по осуществлению оперативно-розыскной деятельности или обеспечению безопасности Российской Федерации. Установление таких исключений и определение военнослужащих, в отношении которых применяются данные исключения, в каждом отдельном случае осуществляются в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ч. 1 ст. 8 Федерального закона О противодействии коррупции лицо, замещающее должность государственной или муниципальной службы, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, обязано представлять представителю нанимателя (работодателю) сведения о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера и о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Подпунктом б п. 5 Положения о представлении гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 559, установлена обязанность государственного служащего представлять ежегодно сведения о доходах супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, полученных за отчетный период (с 1 января по 31 декабря) от всех источников (включая заработную плату, пенсии, пособия, иные выплаты), а также сведения об имуществе, принадлежащем им на праве собственности, и об их обязательствах имущественного характера по состоянию на конец отчетного периода.

Из п. 6.1 ст. 20 Федерального закона О государственной гражданской службе Российской Федерации следует, что непредставление гражданским служащим сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера членов своей семьи в случае, если представление таких сведений обязательно, либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений является правонарушением, влекущим увольнение гражданского служащего с гражданской службы.

Судом установлено, что Я., занимая воинскую должность, включенную в соответствующий перечень, не указал сведения о владении на праве собственности его супругой автомобилем Инфинити, о наличии в пользовании у его супруги двух гаражных помещений в ГСК, а также сведения о денежных средствах, размещенных на депозитном счете от реализации им автомобиля Ниссан, и доходах от размещения денежных средств в банке.

Все вышеперечисленные сведения Я. о денежных средствах в банках, об имуществе и доходах, полученных за год, подлежали отражению в соответствующих документах, что Я. не было сделано, в связи с чем Министр обороны Российской Федерации правомерно досрочно уволил Я. с военной службы в связи с утратой доверия.

Решение о досрочном увольнении военнослужащего с военной службы на основании пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе не может быть обусловлено только фактом представления неполных сведений о доходах, а должно приниматься с учетом всех обстоятельств и причин нарушения военнослужащим обязанности по представлению сведений о доходах.

Капитан Д. оспорил во Владивостокский гарнизонный военный суд заключение аттестационной комиссии Управления ФСБ России по Приморскому краю и представление начальника Управления к досрочному увольнению с военной службы на основании пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе в связи с утратой доверия к военнослужащему со стороны должностного лица. Гарнизонный военный суд заявление Д. удовлетворил по следующим основаниям.

В соответствии с пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе и пп. д.1 п. 3 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, военнослужащий подлежит увольнению с военной службы в связи с утратой доверия к военнослужащему со стороны должностного лица, имеющего право принимать решение о его увольнении, в случае непредставления военнослужащим сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений.

В соответствии с п. 1 ст. 26 Положения о порядке прохождения военной службы аттестация проводится в целях определения соответствия военнослужащего занимаемой воинской должности, а в соответствии с п. 3 этой статьи порядок организации и проведения аттестации определяется руководителем соответствующего федерального органа исполнительной власти, в котором проводится аттестация.

При применении взысканий, предусмотренных пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе, учитываются характер совершенного военнослужащим коррупционного правонарушения, его тяжесть, обстоятельства, при которых оно совершено, соблюдение военнослужащим других ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и исполнение им обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, а также предшествующие результаты исполнения военнослужащим своих должностных обязанностей.

В соответствии с Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. N 329-ФЗ О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе вступил в силу в течение десяти дней с момента опубликования данного Закона в новой редакции.

В силу ст. 54 Конституции Российской Федерации никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент совершения не признавалось правонарушением.

Как установлено в судебном заседании, сведения о доходах, представленных Д. за 2009 г., 2010 г., не могут быть положены в основу решения об увольнении его с военной службы в связи с утратой доверия по указанным основаниям.

Анализ положений пп. д.1 п. 1 ст. 51 и п. 3 ст. 51.1 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе во взаимосвязи с Федеральным законом О противодействии коррупции позволяет прийти к выводу о том, что решение о досрочном увольнении военнослужащего с военной службы не может быть обусловлено лишь самим фактом представления неполных сведений, а должно приниматься с учетом всех обстоятельств и причин нарушения военнослужащим обязанности по представлению сведений о доходах.

Судом также установлено, что непредставление сведений о доходах супруги было обусловлено неосведомленностью о работе супруги, с которой Д. с ноября 2011 г. по март 2012 г. совместно не проживал из-за ссоры и не общался.

Допрошенный в ходе судебного заседания в качестве свидетеля П., являющийся работодателем супруги Д., пояснил, что в период с 5 декабря 2011 г. по 16 января 2012 г. супруга Д. работала в должности ведущего инженера по охране труда и уволилась по собственному желанию в связи с уходом за двумя несовершеннолетними детьми.

Свидетель Д. показала, что поссорилась с супругом в ноябре 2011 г., совместно с ним не проживала, устроилась на работу, где проработала непродолжительное время, с супругом не общалась.

Свидетель Н. подтвердил, что в период с ноября 2011 г. по март 2012 г. Д. проживал у него в связи с тем, что был в ссоре с супругой.

Каких-либо доказательств, подтверждающих, что Д. скрывал данные о полученных доходах супруги ввиду их незаконного получения, не представлено. Не представлено представителями должностного лица и данных о нарушении заявителем иных ограничений и запретов, установленных законодательством в целях противодействия коррупции.

При таких обстоятельствах решение гарнизонного военного суда судом апелляционной инстанции обоснованно было оставлено без изменения.

Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, подлежит увольнению с военной службы на основании пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе в случае непринятия мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является.

Решением Хабаровского гарнизонного военного суда заявление Я., в котором он оспорил приказ руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России от 24 апреля 2013 г. об увольнении с военной службы на основании пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе, обоснованно оставлено без удовлетворения по следующим основаниям.

Согласно пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе военнослужащий подлежит увольнению с военной службы в связи с утратой доверия к военнослужащему со стороны должностного лица, имеющего право принимать решение о его увольнении. При этом в данной норме перечислены случаи, при которых военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по указанному основанию, в том числе в случае непринятия военнослужащим мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является.

В соответствии с п. 2 ст. 51.1 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе взыскание, предусмотренное пп. д.1 п. 1 ст. 51 названного Федерального закона, применяется на основании доклада о результатах проверки, проведенной подразделением кадровой службы по профилактике коррупционных и иных правонарушений, а в случае, если доклад о результатах проверки направлялся в комиссию по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (аттестационную комиссию), - и на основании рекомендации указанной комиссии.

Как следует из содержания приказа руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России от 24 апреля 2013 г., Я. был уволен с военной службы в связи с утратой доверия к военнослужащему, как не принявший мер по предотвращению и урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является.

Основанием для такого решения послужили доклад комиссии кадрового органа Управления ФСБ России по Хабаровскому краю от 10 апреля 2013 г. и заключение аттестационной комиссии того же Управления от 11 апреля 2013 г., согласно которым Я. неоднократно сообщал полученную им информацию служебного характера постороннему лицу Н., который использовал эту информацию для подготовки и совершения преступного деяния.

Кроме того, Я. и Н. в ходе личных встреч с руководством ООО Компания К., занимающегося поставками оборудования в медицинские учреждения Хабаровского края, озвучили предложение об оказании влияния на больницы и Министерство здравоохранения Хабаровского края в решении вопроса с конкурирующими компаниями в целях создания вышеуказанной компании благоприятного климата для осуществления предпринимательской деятельности.

Именно указанные действия Я. были расценены аттестационной комиссией Управления ФСБ России по Хабаровскому краю как непринятие мер по предотвращению и урегулированию ситуации, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) Я. могла повлиять на надлежащее исполнение им должностных обязанностей и при которой может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью и законными интересами государства, способное привести к причинению вреда государству. Данная ситуация, стороной которой являлся Я., подтвержденная материалами дела, была правильно квалифицирована командованием как конфликт интересов на государственной службе, что прямо предусмотрено ст. 10 Федерального закона О противодействии коррупции.

Занятие предпринимательской деятельностью является основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы на основании пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе.

К. обратился в Великоновгородский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил признать незаконными и подлежащими отмене приказы Министра обороны Российской Федерации от 22 октября 2012 г. и от 24 декабря 2012 г. в части, касающейся его досрочного увольнения с военной службы и исключения из списков личного состава части, в связи с утратой доверия к военнослужащему со стороны должностного лица, имеющего право принимать решение об увольнении, в случае осуществления военнослужащим предпринимательской деятельности (пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе). Гарнизонный военный суд отказал в удовлетворении требований К. по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона О статусе военнослужащих военнослужащие обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями, установленными указанным Федеральным законом, федеральными конституционными законами и другими федеральными законами.

Пунктом 1 ст. 10 Федерального закона О статусе военнослужащих предусмотрено, что право на труд реализуется военнослужащими посредством прохождения ими военной службы.

Поступая на военную службу по контракту, гражданин реализует право на свободное распоряжение своими способностями к труду и тем самым добровольно приступает к осуществлению такой профессиональной деятельности, занятие которой предполагает наличие определенных ограничений его прав и свобод, свойственных данной разновидности государственной службы, а также исполнение обязанностей по обеспечению обороны страны и безопасности государства. Соответственно военнослужащий обязуется подчиняться требованиям закона, ограничивающим его права и свободы, а также возлагающим на него особые публично-правовые обязанности.

Согласно п. 7 ст. 10 Федерального закона О статусе военнослужащих военнослужащие не вправе заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, в том числе участвовать в управлении коммерческими организациями, за исключением случаев, когда непосредственное участие в управлении указанными организациями входит в должностные обязанности военнослужащего, а также оказывать содействие физическим и юридическим лицам в осуществлении предпринимательской деятельности, используя свое служебное положение.

В ходе проведенной проверки налоговыми органами военнослужащих, состоящих в распоряжении, на предмет занятия другой оплачиваемой деятельностью выявлен факт нарушения майором К. запретов, введенных в действие п. 7 ст. 10 Федерального закона О статусе военнослужащих. Установлено, что К. в период со 2 августа 2006 г. по 25 августа 2012 г. занимался предпринимательской деятельностью.

Согласно пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе и пп. д.1 п. 3 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий подлежит увольнению с военной службы в связи с утратой доверия к нему со стороны должностного лица, имеющего право принимать решение о его увольнении, в случае осуществления предпринимательской деятельности.

Судом установлено, что согласно выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей от 25 августа 2012 г. К. состоял на налоговом учете в Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по Новгородской области как индивидуальный предприниматель (физическое лицо), вид экономической деятельности которого согласно регистрационным сведениям заключался в осуществлении розничной торговли в палатках и на рынках.

Суд, оценив исследованные доказательства в их совокупности, пришел к правильному выводу о законности и обоснованности действий (решений) Министра обороны Российской Федерации, связанных с увольнением К. с военной службы и исключением из списков личного состава части, в связи с утратой доверия к военнослужащему со стороны должностного лица, имеющего право принимать решение об увольнении, в случае осуществления им предпринимательской деятельности, поскольку такие основания увольнения нашли свое подтверждение в ходе судебного заседания.

 

Военнослужащим запрещается заниматься иной оплачиваемой деятельностью, кроме научной, преподавательской и иной творческой, за исключением случаев, когда это предусмотрено законодательством Российской Федерации и (или) необходимо для решения задач оперативно-служебной деятельности.

Майор С. при прохождении военной службы в органах ФСБ России начиная с мая 2009 г. являлся председателем правления садоводческого некоммерческого товарищества, что не входило в его обязанности для решения задач оперативно-служебной деятельности. При этом в соответствии с решением общего собрания СНТ и сметой расходов на административно-управленческие расходы с июня 2009 г., а также и на последующие годы установлена оплата труда председателя правления СНГ в размере 108 000 рублей в год, или 9 000 рублей в месяц. Приказом руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России С. досрочно уволен с военной службы.

С. обратился в Московский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил признать незаконным приказ руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России, связанный с увольнением его с военной службы.

Судом установлено, что в результате проверки соблюдения федеральными государственными служащими требований к служебному поведению, предусмотренной Положением о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими, и соблюдения федеральными государственными служащими требований к служебному поведению (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 г. N 1065), майором С. требования к служебному поведению не соблюдались, поскольку им были допущены нарушения требований ст. 16.1 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ О Федеральной службе безопасности и Кодекса этики и служебного поведения сотрудников органов федеральной службы безопасности (утвержден Директором ФСБ России 19 марта 2011 г.).

Военнослужащим органов федеральной службы безопасности запрещается самостоятельно или через доверенных лиц принимать участие в управлении организациями (за исключением участия в управлении некоммерческой организацией на безвозмездной основе, если это обусловлено решением задач оперативно-служебной деятельности, либо участия в общем собрании членов некоммерческой организации), заниматься предпринимательской деятельностью, а также оказывать содействие физическим и юридическим лицам в осуществлении такой деятельности. Сотрудникам органов федеральной службы безопасности запрещается совмещать военную службу в органах федеральной службы безопасности с иной оплачиваемой деятельностью, кроме научной, преподавательской и иной творческой деятельности, за исключением случаев, когда это предусмотрено законодательством Российской Федерации и (или) необходимо для решения задач оперативно-служебной деятельности.

При таких данных Московский гарнизонный военный суд пришел к правильному выводу о том, что увольнение С. с военной службы было произведено в строгом соответствии с требованиями действующего законодательства, в связи с чем обоснованно отказал в удовлетворении заявленных им требований.

 

Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы за нарушение запрета, связанного с публичными высказываниями, суждениями и оценками в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором военнослужащий замещает должность.

Приказом командира воинской части от 15 марта 2012 г. майор В. уволен с военной службы в связи с нарушением запретов, ограничений и обязанностей, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных ст. 27.1 Федерального закона О статусе военнослужащих. Будучи несогласным с указанным приказом, В. оспорил его в гарнизонный военный суд. Решением Томского гарнизонного военного суда от 27 июня 2012 г. заявителю обоснованно отказано в удовлетворении его требований по следующим основаниям.

29 февраля 2012 г. В., находясь во внеслужебное время возле Администрации Томской области, используя плакат, содержащий негативную оценку деятельности Центральной избирательной комиссии Российской Федерации и действий кандидата в Президенты Российской Федерации - Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации, проводил одиночное пикетирование.

В силу ст. 27.1 Федерального закона О статусе военнослужащих на военнослужащего, если иное не предусмотрено федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные ст. ст. 17, 18 и 20 Федерального закона О государственной гражданской службе Российской Федерации.

В соответствии с п. 10 ст. 17 Федерального закона О государственной гражданской службе Российской Федерации государственному служащему запрещается допускать публичные высказывания, суждения и оценки в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности.

На основании пп. е.1 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе военнослужащий может быть досрочно уволен с военной службы в связи с нарушением запретов, ограничений и обязанностей, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных ст. 27.1 Федерального закона О статусе военнослужащих.

Оценивая законность оспоренного заявителем приказа об увольнении с военной службы по указанному основанию, суд правомерно исходил из того, что проведенная В. акция с применением плаката является нарушением установленных для государственных служащих Российской Федерации запретов, ограничений и обязанностей, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных ст. 27.1 Федерального закона О статусе военнослужащих.

Указанный вывод суд сделал после надлежащего анализа законодательно определенных запретов и ограничений, а также оценки существа содержания надписей и изображений, имевшихся на плакате, который заявитель демонстрировал в общественном месте.

Суд обоснованно констатировал, что имевшиеся на плакате надписи содержали явную негативную оценку действий государственного органа - Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, связанных с отказом в регистрации в качестве кандидатов в Президенты Российской Федерации указанных на плакате лиц, а перечеркнутое изображение кандидата отражало негативное отношение В. к тому, что последний не сложил на период выборов с себя полномочия.

Правила поведения государственных служащих, вводящие в целях организации эффективного государственного управления, обеспечения единой государственной политики и стабильного функционирования государственного аппарата ряд запретов, связанных с прохождением государственной службы, закрепляются в федеральных законах, устанавливающих особенности соответствующего вида государственной службы.

Поскольку в рамках своей профессиональной служебной деятельности государственные служащие обеспечивают исполнение полномочий органов государственной власти (ст. 1 Федерального закона от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ О системе государственной службы Российской Федерации), публичное выражение ими суждений и оценок, имеющих смысл возражения или порицания, может не только затруднить поддержание отношений служебной лояльности и сдержанности, но и подорвать авторитет государственной власти как непременное условие успешного решения возложенных на нее задач, связанных, в частности, с защитой прав и свобод человека и гражданина, суверенитета и государственной целостности, то есть с основами конституционного строя Российской Федерации, и тем самым создать препятствия или сделать невозможным эффективное осуществление органами государственной власти своих полномочий.

Суд, проанализировав действия В., с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 30 июня 2011 г. N 14-П, правомерно пришел к выводу о наличии у командира воинской части оснований для досрочного увольнения В. с военной службы.

 

Военнослужащий может быть досрочно уволен с военной службы на основании пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе в связи с несоответствием требованиям, установленным законодательством Российской Федерации и связанным с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности, в случае прекращения судом в отношении него уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим.

Старший прапорщик У. обратился в Астраханский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил признать незаконными действия начальника Пограничного управления ФСБ России по Республике Калмыкии и Астраханской области, связанные с изданием приказа от 3 декабря 2013 г. о досрочном увольнении с военной службы на основании пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе. В удовлетворении заявленных требований судом обоснованно отказано по следующим основаниям.

Статьей 16.1 Федерального закона О Федеральной службе безопасности установлено, что военнослужащие органов федеральной службы безопасности проходят военную службу в соответствии с законодательством Российской Федерации о прохождении военной службы с учетом установленных указанным Федеральным законом особенностей, обусловленных спецификой исполняемых ими обязанностей. Сотрудники органов федеральной службы безопасности в своей служебной деятельности обязаны соблюдать кодекс этики и служебного поведения сотрудников органов федеральной службы безопасности, утверждаемый руководителем федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности. За нарушение положений указанного кодекса сотрудники органов безопасности несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Кроме того, п. в ст. 16 указанного Федерального закона предусмотрено, что военнослужащие органов федеральной службы безопасности могут быть уволены со службы по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации, в случае, если в отношении них прекращено уголовное преследование в связи с примирением с потерпевшим.

Досрочное увольнение военнослужащего с военной службы в связи с несоответствием требованиям, неисполнением обязанностей, нарушением запретов, несоблюдением ограничений, установленных законодательством Российской Федерации и связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности, предусмотрено пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе и пп. е.2 п. 4 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы.

В ходе судебного заседания установлено, что на основании вступившего в законную силу постановления Астраханского гарнизонного военного суда от 3 сентября 2013 г. уголовное дело в отношении У. по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного ст. 113 УК РФ, на основании ст. 25 УПК РФ прекращено в связи с примирением с потерпевшим, то есть по нереабилитирующему основанию.

Кодексом этики и служебного поведения сотрудников органов федеральной службы, утвержденным 19 марта 2011 г. Директором ФСБ России, предусмотрена обязанность сотрудника органов федеральной службы безопасности соблюдать Конституцию Российской Федерации, Федеральный закон О Федеральной службе безопасности, иные нормативные правовые акты Российской Федерации.

У., согласившись с прекращением в отношении его уголовного преследования, тем самым признал предъявленное ему обвинение в совершении общественно опасного уголовно наказуемого деяния, перестал соответствовать требованиям, установленным законодательством Российской Федерации и связанным с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности.

Нарушение правил несения пограничной службы лицом, входящим в состав пограничного наряда, может являться основанием для увольнения военнослужащего с военной службы в связи с несоответствием требованиям, неисполнением обязанностей, нарушением запретов, несоблюдением ограничений, установленных законодательством Российской Федерации и связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности.

Прапорщик М. обратился в Брянский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил признать незаконными действия начальника Пограничного управления ФСБ России по Брянской области, связанные с досрочным увольнением его с военной службы.

Судом установлено, что приказом начальника Управления от 14 марта 2013 г. М. уволен с военной службы в связи с несоответствием требованиям, неисполнением обязанностей, нарушением запретов, несоблюдением ограничений, установленных законодательством Российской Федерации и связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности.

В соответствии с пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с несоответствием требованиям, неисполнением обязанностей, нарушением запретов, несоблюдением ограничений, установленных законодательством Российской Федерации и связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности, органах государственной охраны.

В судебном заседании установлено, что М. за нарушение правил несения пограничной службы лицом, входящим в состав пограничного наряда, которое могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства, приговором Брянского гарнизонного суда от 8 февраля 2013 г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 341 УК РФ, и ему было назначено наказание в виде штрафа. Указанный приговор вступил в законную силу 19 февраля 2013 г.

Поскольку указанные действия М. свидетельствуют о явном несоответствии требованиям, неисполнении обязанностей, установленных законодательством Российской Федерации и связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности, суд обоснованно отказал в удовлетворении его требований.

 

Военнослужащие органов федеральной службы безопасности могут быть досрочно уволены с военной службы по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации, в случае наличия судимости в настоящее время или в прошлом, в том числе снятой или погашенной.

Прапорщик Д. обратился в Оренбургский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором указал, что приказом начальника Пограничного управления ФСБ России по Оренбургской области от 14 мая 2012 г. он необоснованно уволен с военной службы по основанию, предусмотренному пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе и с 17 мая 2012 г. исключен из списков личного состава. Гарнизонный военный суд обоснованно отказал в удовлетворении заявления Д. по следующим основаниям.

Судом установлено, что с Д. заключен контракт о прохождении военной службы до 9 февраля 2017 г. Как следует из текста контракта, Д. дал свое добровольное согласие на проведение в период прохождения военной службы в отношении его проверки в целях определения годности его к службе в органах ФСБ России, а также был предупрежден о том, что в случае сообщения им заведомо ложных анкетных данных будет прекращен его допуск к государственной тайне, что может повлечь его увольнение.

В период с сентября 2011 г. по май 2012 г. были проведены проверочные мероприятия в отношении Д., в результате которых установлено, что он привлекался к уголовной ответственности 27 августа 1993 г. по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР и 14 мая 1998 г. по ст. 119 УК РФ. Эти сведения Д. скрыл, когда заполнял анкету при поступлении на военную службу в органы ФСБ России.

Согласно п. в ст. 16 Федерального закона О Федеральной службе безопасности военнослужащие органов федеральной службы безопасности могут быть уволены со службы или с работы в случае наличия судимости в настоящее время или в прошлом, в том числе снятой или погашенной, если в отношении них прекращено уголовное преследование за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии или в связи с деятельным раскаянием.

Основанием к увольнению с военной службы по пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе в данном случае послужило несоответствие военнослужащего требованиям, установленным законодательством Российской Федерации и связанным с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности. Данные требования сформулированы в Федеральном законе О Федеральной службе безопасности. Указанные выше нормы не противоречат положениям ст. 86 УК РФ, поскольку регулируют вопросы, связанные с прохождением военной службы в органах ФСБ России, предусматривающие указанные выше ограничения.

Таким образом, с учетом установленных судом обстоятельств и приведенных норм законодательства, согласно которым военнослужащие органов федеральной службы безопасности, к которым, в частности, относятся военнослужащие пограничной службы, могут быть уволены со службы в случае наличия у них судимости в настоящее время или в прошлом, в том числе снятой или погашенной, Д. был уволен с военной службы и исключен из списков личного состава на законных основаниях. При этом должностные лица Пограничного управления ФСБ России по Оренбургской области действовали в рамках предоставленных им полномочий, порядок увольнения и исключения заявителя из списков личного состава Пограничного управления нарушен не был, в связи с чем требования о восстановлении на военной службе Д. удовлетворению не подлежали.

 

Военнослужащий ФСБ России, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы на основании пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе в связи с несоблюдением ограничений на выезд за пределы территории Российской Федерации без разрешения командования.

Капитан запаса З. обратился в Махачкалинский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил признать незаконным приказ руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России от 30 октября 2012 г. о досрочном увольнении с военной службы на основании пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе. Решением гарнизонного военного суда З. обоснованно отказано в удовлетворении его требований по следующим основаниям.

В соответствии с материалами служебного разбирательства З., допущенный к сведениям, составляющим государственную тайну, 13 марта 2012 г., во время нахождения в основном отпуске, выехал из Российской Федерации без получения соответствующего разрешения командования на территорию иностранного государства - Украины.

Статьей 6 Федерального закона О статусе военнослужащих определено, что порядок выезда военнослужащих за пределы территории Российской Федерации определяется федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии со ст. 19 Федерального закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию военнослужащие Вооруженных Сил Российской Федерации, а также федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, выезжают из Российской Федерации при наличии разрешения командования, оформленного в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 декабря 1997 г. N 1598 О порядке оформления разрешений на выезд из Российской Федерации военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, а также федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба установлено, что разрешение на выезд из Российской Федерации военнослужащих федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, дается руководителями соответствующих федеральных органов исполнительной власти или уполномоченными ими лицами.

Приказом ФСБ России от 17 апреля 2012 г. N 179 утверждена Инструкция о выезде военнослужащих и гражданского персонала органов федеральной службы безопасности из Российской Федерации по частным делам, в соответствии с которой военнослужащие выезжают за границу с разрешения должностных лиц органов безопасности, которым предоставлено право разрешать выезд за границу, перечень которых определяется Директором ФСБ России.

В соответствии со ст. 16.1 Федерального закона О Федеральной службе безопасности сотрудники органов федеральной службы безопасности руководствуются в своей служебной деятельности федеральными законами. При этом военнослужащие органов федеральной службы безопасности проходят военную службу в соответствии с законодательством Российской Федерации о прохождении военной службы с учетом установленных данным Федеральным законом особенностей, обусловленных спецификой исполняемых ими обязанностей.

З., выехав 13 марта 2012 г. за пределы Российской Федерации без соответствующего разрешения командования на территорию иностранного государства, нарушил возложенные на него запреты и ограничения, связанные с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности.

 

К военнослужащим ФСБ России предъявляются соответствующие требования, в том числе касающиеся личных качеств, несоответствие которым является основанием для досрочного увольнения с военной службы.

Приказом начальника Пограничного управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области от 22 июля 2013 г. К. досрочно уволен с военной службы в связи с несоответствием требованиям, неисполнением обязанностей, нарушением запретов, несоблюдением ограничений, установленных законодательством Российской Федерации и связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности (пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе).

Решением 224-го гарнизонного военного суда приказ об увольнении К. с военной службы был признан незаконным. Отменяя указанное решение, Ленинградский окружной военный суд указал следующее.

19 июня 2012 г. К. был объявлен строгий выговор за создание предпосылок к раскрытию своей ведомственной принадлежности в сети Интернет на сайтах ВКонтакте, Одноклассники, а в октябре 2012 г. он был изобличен в употреблении наркотических средств.

Указанные обстоятельства, которые не учел гарнизонный военный суд и К. не оспаривал, послужили основанием для рассмотрения вопроса о соответствии заявителя установленным Федеральным законом О Федеральной службе безопасности требованиям к сотрудникам федеральной службы безопасности на заседании аттестационной комиссии 19 октября 2012 г., которая ходатайствовала о досрочном его увольнении с военной службы на основании пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе.

Военнослужащие в период прохождения военной службы должны избегать ситуаций, способных нанести ущерб их репутации или авторитету государственного органа. При нарушении таких ограничений они могут быть досрочно уволены с военной службы на основании пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе.

Приказом начальника Пограничного управления ФСБ России по Амурской области от 10 января 2012 г. прапорщик К. уволен с военной службы в связи с несоответствием требованиям, неисполнением обязанностей, нарушением запретов, несоблюдением ограничений, установленных законодательством Российской Федерации и связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности.

Посчитав данное решение незаконным, К. обратился в Благовещенский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил указанный приказ отменить. Гарнизонный военный суд в удовлетворении требования К. отказал по следующим основаниям.

Согласно пп. е.2 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с несоответствием требованиям, неисполнением обязанностей, нарушением запретов, несоблюдением ограничений, установленных законодательством Российской Федерации и связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности, органах государственной охраны.

Приказом ФСБ России от 20 сентября 2011 г. N 507 О контракте о прохождении военной службы и внесении изменения в приложение N 2 к приказу ФСБ России от 10 июня 2011 г. N 246 установлено, что при заключении контрактов о прохождении военной службы с военнослужащими органов федеральной службы безопасности в пп. б п. 2 контракта о прохождении военной службы должны быть указаны условия о соблюдении установленных законодательством Российской Федерации запретов и ограничений, связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности, а также Кодекса этики и служебного поведения сотрудников органов федеральной службы безопасности.

В соответствии со ст. 8 Кодекса этики и служебного поведения сотрудников органов федеральной службы безопасности сотрудники обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации, Федеральный закон О Федеральной службе безопасности, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, ведомственные правовые акты, приказы и распоряжения прямых начальников.

В период прохождения военной службы постановлением мирового судьи от 19 октября 2011 г. К., как неработающий, признан виновным в том, что 4 сентября 2011 г., будучи ранее лишенным права управления транспортными средствами, управлял автомобилем в состоянии опьянения, то есть в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ. Судом К. назначено административное наказание - административный арест сроком на 10 суток, он задержан в зале суда.

От отбывания наказания К. освобожден через пять дней на основании решения судьи городского суда о передаче материалов в Благовещенский гарнизонный военный суд, когда стало известно, что К. - военнослужащий.

К. подтвердил, что дважды при привлечении к административной ответственности за управление транспортными средствами в состоянии опьянения он скрывал свой статус военнослужащего и сотрудника органа федеральной службы безопасности.

При таких обстоятельствах окружной военный суд правомерно оставил без изменения решение гарнизонного военного суда, а апелляционную жалобу К. - без удовлетворения.

 

2. Порядок применения дисциплинарных взысканий

 

Установление сроков применения взыскания в виде досрочного увольнения с военной службы за коррупционное правонарушение на основании пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе имеет целью создание военнослужащим дополнительных гарантий от незаконного увольнения с военной службы.

В связи с отсутствием в сведениях о доходах В. информации о денежных средствах, полученных от продажи автомобиля (о праве собственности на который он заявлял ранее), по решению начальника Управления ФСБ России по Приморскому краю от 17 июля 2012 г. была проведена проверка достоверности и полноты представленных сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера В., проходившего службу в Управлении. Материалы по результатам проверки были переданы для рассмотрения в аттестационную комиссию Управления ФСБ России по Приморскому краю, которая 14 сентября 2012 г. приняла решение ходатайствовать об увольнении В. с военной службы в связи с утратой доверия.

18 октября 2012 г. начальник Управления вынес представление к увольнению В. с военной службы, подлежащее рассмотрению должностным лицом центрального аппарата ФСБ России, имеющим право принимать решение об увольнении. Приказом руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России от 20 ноября 2012 г. на основании поступившего к нему 13 ноября 2012 г. представления В. с военной службы уволен в связи с утратой доверия.

Решением Владивостокского гарнизонного военного суда от 27 марта 2013 г., вынесенным по заявлению В. о восстановлении на военной службе, его требования были удовлетворены частично: представление начальника Управления ФСБ России по Приморскому краю и приказ об увольнении признаны незаконными, а заявитель восстановлен в прежней воинской должности. Суд пришел к выводу, что у аттестационной комиссии имелись достаточные основания ходатайствовать об увольнении В. с военной службы в связи с утратой к нему доверия по фактам представления заведомо недостоверных сведений о доходах, однако взыскание, предусмотренное пп. д.1 п. 1 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе, было применено к В. с превышением установленного п. 4 ст. 51.1 указанного Федерального закона месячного срока, который следовало исчислять со дня вынесения решения аттестационной комиссией - 14 сентября 2012 г. при отсутствии доказательств временной нетрудоспособности В., пребывания его в отпуске, других обстоятельств отсутствия его на службе по уважительным причинам в период до увольнения 20 ноября 2012 г.

Апелляционным определением Тихоокеанского флотского военного суда от 30 июля 2013 г. решение суда первой инстанции отменено и вынесено новое решение - об отказе в удовлетворении требований В.

Как указал суд апелляционной инстанции, руководителем Службы организационно-кадровой работы ФСБ России, правомочным принимать решение об увольнении, информация о совершении В. правонарушения (представление на его увольнение) впервые была получена 13 ноября 2012 г., а приказ об увольнении, с учетом периода проведения соответствующей проверки, заседания аттестационной комиссии и подготовки документов в Управлении ФСБ России по Приморскому краю для представления их должностному лицу ФСБ России, издан до окончания шестимесячного срока, установленного п. 4 ст. 51.1 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе.

Статья 51.1 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе, закрепляющая порядок применения к военнослужащим взыскания в виде увольнения с военной службы за совершение коррупционных правонарушений, в п. 4 предусматривает правило, согласно которому наложение взыскания допустимо не позднее одного месяца со дня поступления информации о совершении военнослужащим коррупционного правонарушения, не считая периода временной нетрудоспособности военнослужащего, пребывания его в отпуске, других случаев его отсутствия на службе по уважительным причинам, а также времени проведения проверки и рассмотрения ее материалов аттестационной комиссией; при этом взыскание должно быть применено не позднее шести месяцев со дня поступления информации о совершении коррупционного правонарушения.

Установление месячного срока применения взысканий за совершение коррупционных правонарушений с закреплением требования о том, что в его продолжительность не включаются периоды, когда военнослужащий не имел возможности участвовать в рассмотрении вопроса о наличии в его действиях оснований для увольнения в связи с утратой доверия, в частности доказывать, что представление им недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера не является заведомым, призвано ограничить период неопределенности правового положения военнослужащего, находящегося под угрозой увольнения со службы в связи с утратой доверия, и тем самым направлено на защиту прав и законных интересов лиц, проходящих военную службу. Тем же целям служит и закрепленный шестимесячный срок, который по своему характеру является пресекательным.

Указание в законе срока, достаточного для принятия обоснованного решения о применении к военнослужащему взыскания за коррупционное правонарушение, предполагает невозможность его применения за пределами этого срока - независимо от обстоятельств, послуживших причиной тому, что окончательное решение не было принято. Об этом свидетельствует и правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, изложенная в Определении от 14 января 2014 г. N 94-О.

 

Взыскание, предусмотренное пп. е.1 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе, применяется не позднее одного месяца со дня поступления информации о совершении военнослужащим коррупционного правонарушения лицу, обладающему правом применения указанного взыскания.

Северо-Кавказский окружной военный суд 5 сентября 2013 г. удовлетворил заявление сотрудника Управления ФСБ России по Краснодарскому краю П. в той части, в которой он просил признать незаконными приказ Директора ФСБ России от 3 июня 2013 г. об увольнении заявителя с военной службы по пп. е.1 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе (в связи с нарушением запретов, ограничений и обязанностей, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных п. 7 ст. 10 и ст. 27.1 Федерального закона О статусе военнослужащих) и приказ начальника Управления ФСБ России по Краснодарскому краю об исключении из списков личного состава Управления.

В апелляционной жалобе представитель Директора ФСБ России, приводя доводы о законности и соблюдении сроков привлечения П. к ответственности в связи с нарушением им запретов, ограничений и обязанностей, связанных с прохождением им военной службы, просил решение суда в этой части отменить и принять по делу новое решение - об отказе в удовлетворении заявления.

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации удовлетворила апелляционную жалобу по следующим основаниям.

Согласно ст. 27.1 Федерального закона О статусе военнослужащих на военнослужащего, если иное не предусмотрено федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом О противодействии коррупции и ст. ст. 17, 18 и 20 Федерального закона О государственной гражданской службе Российской Федерации, за исключением ограничений, запретов и обязанностей, препятствующих исполнению военнослужащим обязанностей по осуществлению оперативно-розыскной деятельности или обеспечению безопасности Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что в ходе телефонного разговора со своим знакомым П. высказал мнение о проводимых сотрудниками ФСБ России на территории коммерческого предприятия оперативно-розыскных мероприятиях в отношении этого лица, обещал оказать ему содействие в выяснении личности сотрудников службы, а также ставил под сомнение законность их действий и рекомендовал в целях воспрепятствования прослушиванию телефонных переговоров сменить номер телефона.

В связи с изложенным суд пришел к правильному выводу о том, что заявителем были допущены нарушения установленных ст. 27.1 Федерального закона О статусе военнослужащих запретов, ограничений и обязанностей, связанных с прохождением им военной службы.

Вместе с тем суд признал, что командованием нарушен установленный п. 4 ст. 51.1 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе месячный срок наложения на заявителя взыскания в виде увольнения с военной службы и ему не вручен под расписку в течение пяти дней со дня его издания соответствующий акт о применении взыскания, как это установлено п. 6 ст. 51.1 названного Закона.

В связи со сказанным выше суд пришел к выводу о незаконности изданного приказа.

Однако Военная коллегия признала, что такой вывод основан на неправильном толковании норм материального права.

В суде, в частности, было установлено, что все документы, связанные с проведенной проверкой по факту совершения П. коррупционного правонарушения, после составления 10 мая 2013 г. представления к досрочному увольнению заявителя были направлены Директору ФСБ России как должностному лицу, имеющему право применять указанное взыскание, для принятия соответствующего решения в пределах предоставленных ему полномочий.

По смыслу п. 4 ст. 51.1 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе взыскание, предусмотренное пп. е.1 п. 2 ст. 51 данного Федерального закона, применяется не позднее одного месяца со дня поступления информации о совершении военнослужащим коррупционного правонарушения лицу, обладающему правом применения указанного взыскания, не считая периода временной нетрудоспособности военнослужащего, пребывания его в отпуске, других случаев его отсутствия на службе по уважительным причинам, а также времени проведения проверки и рассмотрения ее материалов комиссией по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (аттестационной комиссией). При этом взыскание должно быть применено не позднее шести месяцев со дня поступления информации о совершении коррупционного правонарушения.

Поскольку информация о совершенном П. правонарушении стала известна Директору ФСБ России не ранее 15 мая 2013 г., то его решение, оформленное приказом от 3 июня 2013 г., принято в пределах установленного законом месячного срока.

Что касается несоставления отдельного акта о применении к заявителю взыскания, то это обстоятельство также не свидетельствует о нарушении установленного порядка увольнения П. с военной службы, поскольку необходимость составления такого акта обусловлена последующей реализацией военнослужащим права на оспаривание своего увольнения и иных правовых последствий не влечет.

Взыскание в виде увольнения по пп. е.1 п. 2 ст. 51 Федерального закона применено к заявителю посредством издания Директором ФСБ России оспариваемого приказа с указанием в нем коррупционного правонарушения и нормативных правовых актов, положения которых нарушены П., а также мотивов его увольнения. Заявитель был ознакомлен с данным приказом и реализовал свое право на его оспаривание в суде.

Следовательно, в рассматриваемом случае составление дополнительного документа не требовалось, поскольку не порождало для заявителя каких-либо правовых последствий.

На основании изложенного Военная коллегия решение Северо-Кавказского окружного военного суда от 5 сентября 2013 г. в части удовлетворения требований П. отменила и приняла в этой части новое решение, которым признала приказ Директора ФСБ России от 3 июня 2013 г. об увольнении заявителя с военной службы по пп. е.1 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе и приказ начальника Управления ФСБ России по Краснодарскому краю об исключении из списков личного состава Управления законными.

 

Положения ст. 51.1 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе вступили в силу с 3 декабря 2011 г., обратной силы не имеют и не применимы к правоотношениям, имевшим место до указанной даты.

Б. обратился в Калининградский гарнизонный военный суд с требованиями признать незаконными действия Директора ФСБ России и начальника Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области по изданию приказов о его досрочном увольнении с военной службы в связи с нарушением запретов, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных п. 7 ст. 10 и ст. 27.1 Федерального закона О статусе военнослужащих, и исключению из списков личного состава воинской части. Б. в заявлении и в суде указал, что оснований для его досрочного увольнения по основанию, предусмотренному пп. е.1 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе, не имелось, разбирательств не проводилось, с ним его не знакомили, уголовное дело в отношении его было прекращено за отсутствием состава преступления.

Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении требований Б. отказано.

В соответствии со ст. 11 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 329-ФЗ О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции Федеральный закон О воинской обязанности и военной службе дополнен ст. 51.1, которой введен специальный порядок применения взысканий за коррупционные правонарушения. Данная норма вступила в силу с 3 декабря 2011 г., обратной силы не имеет, а поэтому не применима к правоотношениям, имевшим место по данному делу до указанной даты.

До вступления в силу указанной нормы порядок увольнения военнослужащих по пп. е.1 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе в связи с нарушением запретов, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных п. 7 ст. 10 и ст. 27.1 Федерального закона О статусе военнослужащих, регламентировался Федеральным законом О статусе военнослужащих и Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. N 1495.

В соответствии с требованиями п. 2 ст. 28.3 Федерального закона О статусе военнослужащих не допускается привлечение военнослужащего к дисциплинарной ответственности по истечении срока давности привлечения к дисциплинарной ответственности, установленного п. 8 ст. 28.2 указанного Федерального закона.

Согласно п. 8 ст. 28.2 Федерального закона О статусе военнослужащих, а также ст. 49 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации военнослужащий не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности по истечении одного года со дня совершения дисциплинарного проступка, в том числе в случае отказа в возбуждении в отношении военнослужащего уголовного дела или прекращения в отношении его уголовного дела, но при наличии в его действии (бездействии) признаков дисциплинарного проступка.

Исполнение дисциплинарного взыскания должно быть начато до истечения срока давности привлечения к дисциплинарной ответственности. Если исполнение дисциплинарного взыскания в указанный срок не начато, то оно не исполняется.

Из исследованных судом апелляционной инстанции документов следует, что с момента совершения Б. предполагаемых проступков прошел срок более одного года, уголовное дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления, о чем было извещено командование.

Таким образом, командованию было известно, что с момента совершения предполагаемых проступков Б. прошел срок более года, следовательно, срок привлечения его к ответственности, предусмотренной пп. е.1 п. 2 ст. 51 Федерального закона О воинской обязанности и военной службе, истек.

Балтийский флотский военный суд отменил указанное решение и принял новое решение, которым обязал Директора ФСБ России и начальника Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области отменить изданные в отношении Б. приказы.

 

По каждому факту совершения военнослужащим дисциплинарного проступка проводится разбирательство, в ходе которого должны быть собраны доказательства, на основании которых устанавливаются событие дисциплинарного проступка, вина военнослужащего в совершении дисциплинарного проступка, данные, характеризующие личность военнослужащего, совершившего дисциплинарный проступок, наличие и характер вредных последствий дисциплинарного проступка и другие обстоятельства.

Подполковник З. обратился в Южно-Сахалинский гарнизонный военный суд с заявлением о признании незаконным приказа начальника Сахалинского пограничного управления береговой охраны ФСБ России (далее - СПУБО) от 17 июля 2012 г. о наложении на него дисциплинарного взыскания строгий выговор и просил обязать указанное воинское должностное лицо отменить названный приказ. Решением гарнизонного военного суда от 16 ноября 2012 г. заявленное требование удовлетворено по следующим основаниям.

З. при подаче сведений о своих доходах за 2011 г. в марте 2012 г. не указал сведения о наличии у него банковского счета в Сбербанке России, так как этим счетом он давно не пользовался и остаток денежных средств на этом счете составлял 1 копейку. Сведения о двух других банковских счетах он указал, назвав номера банковских карт, соответствующих этим счетам.

Согласно ст. ст. 28.6 и 28.8 Федерального закона О статусе военнослужащих по каждому факту совершения военнослужащим дисциплинарного проступка проводится разбирательство, в ходе которого должны быть собраны доказательства, на основании которых устанавливаются: событие дисциплинарного проступка (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения); вина военнослужащего в совершении дисциплинарного проступка, форма вины и мотивы совершения дисциплинарного проступка; данные, характеризующие личность военнослужащего, совершившего дисциплинарный проступок; наличие и характер вредных последствий дисциплинарного проступка; причины и условия, способствовавшие совершению дисциплинарного проступка, и другие обстоятельства.

Поскольку в ходе служебного разбирательства, проведенного в СПУБО, не выяснялось, имелись ли денежные средства на указанных в справке счетах З., в то время как обязательному декларированию подлежит имущество военнослужащего, следует прийти к выводу, что событие дисциплинарного проступка в действиях заявителя при разбирательстве установлено не было.

Тот факт, что заявитель вместо номеров счетов указал номера банковских карт, которые относятся к названным счетам, не свидетельствует о том, что З. преследовал цель скрыть свое имущество. Следует учитывать, что банковский счет - это инструмент, с помощью которого банк ведет учет денежных средств, принадлежащих (относящихся) определенному юридическому или физическому лицу, и регистрирует движение этих средств в денежном обороте.

Также не может быть расценено как попытка З. скрыть свое имущество и то, что заявитель не сообщил о наличии у него на счете средств в размере 1 копейки, ввиду незначительности этой денежной суммы.