Письмо Правительства РФ от 25.05.1998 N 2558п-П8

 

ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 25 мая 1998 г. N 2558п-П8

 

В Правительстве Российской Федерации рассмотрен проект Федерального закона О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации (по вопросам интеллектуальной собственности).

Проект содержит две, по сути, самостоятельные части, предусматривающие внесение изменений и дополнений соответственно в Федеральные законы О государственном регулировании внешнеторговой деятельности и О государственном оборонном заказе.

Первая часть законопроекта в отношении предлагаемых норм, конкретизирующих понятия экспорта и импорта, направленных на устранение имеющейся неоднозначности их толкования в действующей редакции Закона, может быть поддержана с учетом прилагаемых замечаний и предложений. Вместе с тем не поддерживаются содержащиеся в этой же части законопроекта предложения об установлении ограничений (государственной монополии) на экспорт и импорт результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения ввиду их противоречивости и несоответствия законодательным актам Российской Федерации, включая Федеральный закон О государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

Предлагаемые второй частью законопроекта нормы требуют общего урегулирования путем внесения уточнений в законодательные акты в области правовой охраны и использования объектов интеллектуальной собственности и других результатов научно-технической деятельности, а не в Федеральный закон О государственном оборонном заказе. При этом не является обоснованным предложение закрепить только за одним федеральным органом исполнительной власти (Минюстом России) исключительные права (не принадлежащие законным правообладателям) на созданные за счет бюджетных средств результаты интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения.

В связи с этим внесение предлагаемых изменений и дополнений в Федеральный закон О государственном оборонном заказе представляется нецелесообразным.

 

Заместитель

Председателя Правительства

Российской Федерации

В.ХРИСТЕНКО

 

 

 

 

 

ЗАМЕЧАНИЯ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

К ПРОЕКТУ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ

И ДОПОЛНЕНИЙ В ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Законопроект содержит две, по сути, самостоятельные части, предусматривающие внесение изменений и дополнений соответственно в Федеральные законы О государственном регулировании внешнеторговой деятельности и О государственном оборонном заказе.

Первая часть законопроекта концептуально сводится к расширению круга объектов, на экспорт и/или импорт которых устанавливается государственная монополия. К этим объектам предлагается дополнительно отнести результаты интеллектуальной деятельности, в том числе имущественные права на них, относящиеся к объектам военного, специального и двойного назначения.

Вторая его часть - к законодательному закреплению прав государства (в лице представляющих его государственных заказчиков) на результаты интеллектуальной деятельности, полученные при выполнении государственного оборонного заказа.

По существу законопроекта необходимо отметить следующее.

 

По первой части законопроекта

 

Пункты 1 - 3 статьи 1 конкретизируют понятия экспорта и импорта и направлены на устранение имеющейся неоднозначности их толкования в действующей редакции Закона. Вместе с тем они нуждаются в доработке.

Требует уточнения понятие передача имущественных прав, поскольку речь может идти не о передаче всех имущественных прав, включая право автора на вознаграждение, а только прав на использование объектов интеллектуальной собственности.

Согласно Патентному закону Российской Федерации (пункт 6 статьи 10) патенты не продаются, а уступаются.

Следует заменить термин момент вступления в силу договора термином момент признания договора заключенным с учетом статьи 433 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Представляется неоправданным использование понятий экспорт информации и импорт информации (если не имеется в виду только информация о вывозимых и ввозимых товарах), которые уже определены Федеральным законом Об участии в международном информационном обмене (статья 2), а в отношении архивных документов государственной части, уникальных и особо важных документов негосударственной части Архивного фонда Российской Федерации, копий архивных документов закрытого доступа и выписок их них - Основами законодательства Российской Федерации об Архивном фонде Российской Федерации и архивах (статьи 23 и 24).

Имеется также ряд замечаний и предложений по вопросам, не имеющим прямого отношения к интеллектуальной собственности.

Следовало бы раскрыть термины российское лицо и иностранное лицо применительно к рассматриваемому Закону с учетом отечественной и международной практики их применения в различных сферах внешнеэкономической деятельности, включая их толкование в рамках ВТО.

В пункте 3 статьи 1 законопроекта следует исключить слова проведение, оказание и передача, поскольку регулирование вопросов, касающихся проведения работ, оказания услуг и передачи информации, в соответствии с Федеральным законом О государственном регулировании внешнеторговой деятельности (второй абзац пункта 3 статьи 12), закреплено за Президентом Российской Федерации (к компетенции Правительства отнесено определение только порядка вывоза товаров, работ, услуг, информации и т.д.).

Важно было бы дать определение внешнеторговым операциям, связанным с реализацией за рубежом российскими рыбопромышленными предприятиями продукции морского промысла, добытой за пределами 12-мильной экономической зоны страны (т.е. без пересечения таможенной границы России), а также выполнением и/или получением ими работ, услуг и т.п. (в настоящее время такие операции не регулируются ни указанным Законом, ни Таможенным кодексом Российской Федерации), и др.

Пункт 4 статьи 1 законопроекта касается установления ограничений (государственной монополии) на экспорт и импорт результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения и возложения функции по определению перечней таких результатов на федеральный орган исполнительной власти, к компетенции которого отнесена реализация государственной политики в области правовой защиты интеллектуальной собственности.

В то же время Федеральным законом О государственном регулировании внешнеторговой деятельности (статья 17) установлено, что перечень отдельных видов товаров, на экспорт и/или импорт которых устанавливается государственная монополия, определяется федеральными законами. Такое же положение содержится и в пункте 4 статьи 1 законопроекта.

Тем самым законопроект в этой части содержит внутреннее противоречие, вызванное различным порядком установления этих ограничений для результатов интеллектуальной деятельности и для товаров, содержащих эти результаты или изготовленных с их использованием, имея в виду также, что торговля результатами такой деятельности, которые не материализованы в продукте, или в отрыве от последнего, как правило, не имеет практической значимости.

Аналогичное противоречие имеет место и в отношении установления различных ограничений на экспортно-импортные операции с результатами интеллектуальной деятельности и на такие операции с информацией, поскольку последняя включает в себя и научно-техническую документацию (см. пункты 1 и 2 статьи 1 законопроекта), содержащую результаты интеллектуальной деятельности. При этом необходимо также учесть, что Федеральным законом Об участии в международном информационном обмене (статья 8) определение перечней отдельных видов информации на их экспорт и/или импорт отнесено к компетенции Правительства Российской Федерации.

Кроме того, согласно Федеральному закону О государственном регулировании внешнеторговой деятельности (статья 17) лицензии на осуществление экспорта и/или импорта отдельных видов товаров в рамках государственной монополии выдаются исключительно государственным унитарным предприятиям. Законопроект же предусматривает выдачу указанных лицензий любому юридическому лицу, в том числе иностранному, что противоречит смыслу государственной монополии.

 

По второй части законопроекта

 

Представляется неприемлемым положение о согласовании перечня технических решений, требующих получения правовой охраны в странах предполагаемого экспорта (пункт 1 статьи 2 законопроекта) с федеральным органом исполнительной власти, к компетенции которого отнесена реализация государственной политики в области правовой защиты интеллектуальной собственности (далее - Минюст России, выполняющий в настоящее время функции по реализации этой политики).

Согласно Федеральному закону О государственном оборонном заказе (пункт 1) государственным заказчиком оборонного заказа является федеральный орган исполнительной власти, имеющий в своем составе войска и вооруженные формирования, который несет всю полноту ответственности за разработку и выполнение государственного контракта по этому заказу.

Ввиду этого именно этот орган (Минюст России таковым не является) должен качественно и количественно прогнозировать (на этапе заключения государственного контракта определение точного перечня вряд ли возможно) создание технических решений для включения в указанный перечень, прорабатывая, в том числе, и вопросы их патентования за рубежом.

Кроме того, решение вопросов патентования соответствующих решений и финансирования связанных с этим расходов (пункты 1 и 2 статьи 2 законопроекта) необходимо, согласно Патентному закону Российской Федерации (статья 35), начинать с получения правовой охраны на них сначала в России и только затем за рубежом.

Пункт 3 статьи 2 законопроекта содержит предложения по регулированию отношений по вопросам владения, пользования и распоряжения правами на результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на объекты интеллектуальной собственности, между государственными заказчиками оборонного заказа (или в отдельных случаях Минюстом России) и исполнителями работ по этим заказам.

Данные предложения, касающиеся частного (применительно к сфере обороны) случая регулирования указанных отношений, в действительности относятся к любым результатам интеллектуальной деятельности, полученным за счет бюджетных средств, и прямым образом связаны с вопросом законодательного закрепления за государством прав на эти результаты вне зависимости от сферы применения последних. Иными словами, эти правоотношения относятся ко всем государственным заказам для федеральных государственных нужд, а не только к государственному оборонному заказу.

Как следствие, рассматриваемые правоотношения требуют общего регулирования с учетом положений частей I и II Гражданского кодекса Российской Федерации в отношении работ для государственных нужд, в частности, путем:

внесения соответствующих изменений и дополнений в законодательные акты в области интеллектуальной собственности, а именно: в Патентный закон Российской Федерации, Законы Российской Федерации Об авторском праве и смежных правах, О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных, О правовой охране топологий интегральных микросхем, О селекционных достижениях, а также (в части, не связанной с исключительными правами) в Федеральный закон О науке и государственной научно-технической политике;

регулирования в рамках проектов III части Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральных законов О секретных изобретениях и О коммерческой тайне.

Кроме того, не является обоснованным предложение (последний абзац пункта 3 статьи 2 законопроекта) закрепить за одним государственным органом, в данном случае за Минюстом России, исключительные права (не принадлежащие законным правообладателям) на созданные при выполнении государственных контрактов результаты интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения.

Вряд ли какой-либо один орган в состоянии иметь потенциал научно-технических и иных специальных знаний по всем отраслям, в которых могут быть или уже созданы эти результаты, достаточный для того, чтобы эффективно пользоваться и распоряжаться результатами интеллектуальной деятельности в качестве их владельца.

Данное обстоятельство послужило одной из причин, по которой Комиссия Правительства Российской Федерации по оперативным вопросам (на заседании 24 февраля 1998 г.) признала нецелесообразным создание государственного органа, к компетенции которого были бы отнесены вопросы владения и распоряжения исключительными и иными правами собственности на результаты научно-технической деятельности, созданные на бюджетные средства.

С учетом изложенного выше вызывает сомнения степень готовности законопроекта (как в первой, так и во второй его части) к рассмотрению Государственной Думой в первом чтении.

Замечания и предложения подготовлены с учетом результатов рассмотрения законопроекта федеральными органами исполнительной власти по поручению Правительства Российской Федерации от 08.04.1998 N БВ-П8-10280.

 

Заместитель Руководителя

Аппарата Правительства

Российской Федерации

В.ОРЛОВ