Письмо Президента РФ от 31.07.1998 N Пр-1085

 

ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 31 июля 1998 г. N Пр-1085

 

В соответствии с частью 3 статьи 107 Конституции Российской Федерации отклоняю принятый Государственной Думой 16 июля 1998 г. и одобренный Советом Федерации 17 июля 1998 г. Федеральный закон О реструктуризации задолженности организаций по обязательным платежам в бюджеты всех уровней (далее именуется - Федеральный закон) по следующим основаниям.

Представленный Федеральный закон противоречит Конституции Российской Федерации, Гражданскому кодексу Российской Федерации, некоторым другим актам федерального законодательства.

Федеральным законом устанавливается особый порядок залога имущества, отличный от порядка, предусмотренного Гражданским кодексом Российской Федерации. В частности, статьей 5 Федерального закона установлено, что в целях реализации его положений не применяется ряд норм Гражданского кодекса Российской Федерации, что представляется недопустимым. Установление иного порядка в отношении прав и обязанностей сторон по договору залога, чем тот, который предусмотрен Гражданским кодексом Российской Федерации, допустимо только по соглашению сторон в договоре и только в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации.

Следует отметить, что отношения между организациями и бюджетами разных уровней в части обязательных платежей носят административный характер, их регулирование основано на властных предписаниях, в связи с чем представляется невозможным отнести отношения, возникшие по поводу финансовой задолженности организаций перед бюджетами всех уровней, к гражданско-правовым отношениям, как это предусматривается Федеральным законом.

Статьями 6 и 7 Федерального закона неправомерно изменен порядок обращения взыскания на заложенное имущество. Предложенный Федеральным законом подход противоречит общим принципам гражданско-правового регулирования и нарушает природу договора о залоге.

Из существа договора о залоге вытекает, что в случае неисполнения должником обязательства, залогодержатель имеет право получить удовлетворение своих требований из стоимости заложенного имущества. Таким образом, использование в Федеральном законе понятия залог в отношении имущества организации-должника, передаваемого по договору о реструктуризации задолженности, приводит к тому, что гражданско-правовой институт залога не действует, поскольку предлагаемые Федеральным законом залоговые отношения представляют собой не что иное, как форму зачета.

Так, пунктом 1 статьи 7 Федерального закона предусмотрен внесудебный порядок отчуждения заложенного имущества в федеральную собственность, собственность субъекта Российской Федерации и муниципальную собственность.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона Об исполнительном производстве сфера его действия распространяется на отношения, вытекающие в том числе из актов органов, которым Законом предоставлено право возлагать на граждан, организации или бюджеты всех уровней обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества, то есть распространяется и на отношения, регулируемые рассматриваемым Федеральным законом. Таким образом, установление особого порядка обращения взыскания на имущество организации-должника, не соответствующего предусмотренному Федеральным законом Об исполнительном производстве, неправомерно, а потому недопустимо.

Статьей 9 Федерального закона вводится особый порядок исполнения обязательств по договору о переоформлении задолженности организации-должника, являющейся открытым акционерным обществом, в соответствии с ним акционеры вправе передать в залог акции на сумму не меньше, чем сумма задолженности.

Установление такого порядка нарушает права акционеров и противоречит нормам Федерального закона Об акционерных обществах, в соответствии со статьей 31 которого владельцам акций акционерного общества предоставляется одинаковый объем прав, в то время как в Федеральном законе отсутствует указание на обязанность всех акционеров передать свои акции в залог, что может привести к различию в правах акционеров, в том числе в правах по распоряжению акциями.

Пунктом 8 статьи 9 Федерального закона устанавливается дополнительное ограничение прав акционера, предоставленных ему по акции. В соответствии с Федеральным законом по определенным этим Законом вопросам акционер вправе голосовать только с разрешения залогодержателя. Однако подобное ограничение не предусмотрено ни Гражданским кодексом Российской Федерации, ни Федеральным законом Об акционерных обществах.

 

Б.ЕЛЬЦИН