Письмо Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству от 25.04.2011 N 3.3-7/480

 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КОМИТЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ПО ГРАЖДАНСКОМУ, УГОЛОВНОМУ,

АРБИТРАЖНОМУ И ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

 

ПИСЬМО

от 25 апреля 2011 г. N 3.3-7/480

 

Направляем решение Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству о проекте Федерального закона N 521898-5 О присоединении Российской Федерации к Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, внесенный Правительством Российской Федерации, и заключение Комитета на указанный законопроект.

 

Председатель Комитета

П.В.КРАШЕНИННИКОВ

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

НА ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА N 521898-5 О ПРИСОЕДИНЕНИИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ К КОНВЕНЦИИ О ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ

АСПЕКТАХ МЕЖДУНАРОДНОГО ПОХИЩЕНИЯ ДЕТЕЙ

 

Проект Федерального закона N 521898-5 О присоединении Российской Федерации к Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, внесенный Правительством Российской Федерации (далее - законопроект), как следует из пояснительной записки, разработан в рамках исполнения поручений Президента Российской Федерации от 25 ноября 2006 г. N Ш-830нс и от 16 мая 2007 г. N Пр-803, поручения Правительства Российской Федерации от 27 мая 2008 г. N СС-П4-3347.

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, заключенная в г. Гааге 25 октября 1980 г. (далее - Конвенция), направлена на обеспечение незамедлительного возвращения детей, незаконно перемещенных в любое из договаривающихся государств либо незаконно удерживаемых в любом из этих государств, а также на обеспечение того, чтобы права опеки и доступа, предусмотренные законодательством одного договаривающегося государства, эффективно соблюдались в других договаривающихся государствах (статья 1).

Комитет отмечает, что вопрос о присоединении России к Конвенции является весьма актуальным, поскольку в последнее время увеличилось количество случаев незаконного вывоза детей за пределы Российской Федерации либо их невозвращения в Российскую Федерацию, а также число отказов одного из родителей, проживающего за пределами России, в обеспечении доступа другого родителя, гражданина Российской Федерации, к общению с ребенком и участию в его воспитании.

Как следует из пояснительной записки к законопроекту, положения Конвенции соответствуют российскому законодательству, отсутствуют какие-либо противоречия и совпадают подходы к предмету регулирования.

С указанным выводом нельзя полностью согласиться по следующим причинам.

Конвенция устанавливает, что перемещение или удержание ребенка рассматриваются как незаконные, если они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены какое-либо лицо, учреждение или иная организация, совместно или индивидуально, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания; и во время перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись, совместно или индивидуально, или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещение или удержание (статья 3).

Таким образом, сфера действия Конвенции охватывает гражданские правоотношения и распространяется на случаи, когда целью перемещения или удержания ребенка является желание осуществлять в отношении него права опеки или доступа (то есть права, относящиеся к заботе о личности ребенка, включая право определять место его жительства, или право взять ребенка на ограниченный период времени в место иное, чем место его постоянного проживания) (статья 5).

Согласно статье 163 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК) права и обязанности родителей и детей определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при отсутствии совместного места жительства родителей и детей их права и обязанности определяются законодательством государства, гражданином которого является ребенок. При этом по требованию истца к отношениям между родителями и детьми может быть применено законодательство государства, на территории которого постоянно проживает ребенок. Таким образом, когда применимым правом в отношении спора родителей о детях будет право Российской Федерации, может возникнуть проблема с реализацией положений Конвенции в случае, если ребенка увозит в другое государство один из его родителей.

Исходя из положений указанных выше статьей Конвенции, она безусловно будет действовать в отношении детей, находящихся под опекой или попечительством по российскому законодательству. Однако для российского законодательства неизвестно понятие право родительской опеки. Напротив, согласно п. 3 ст. 1 и п. 1 ст. 61 СК родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права).

Все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения детей (п. 2 ст. 65 СК).

Место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей, а при отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей (п. 3 ст. 65 СК). Согласно ст. 24 СК вопрос, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода, решается по соглашению родителей или при определенных в законе обстоятельствах судом. В судебных решениях по данному вопросу может быть определено не просто, с кем из родителей проживает ребенок, а установлено место жительства ребенка по конкретному адресу (с указанием населенного пункта и улицы), по которому на момент вынесения решения проживал один из родителей. При этом в последующем этот адрес фактически может быть изменен в связи с переездом в другое место жительства.

Кроме того, родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования (п. 1 ст. 66 СК), т.е. родитель, проживающий отдельно, также имеет права, относящиеся к заботе о личности ребенка.

Таким образом, семейным законодательством Российской Федерации не предусмотрено право родительской опеки или право одного из родителей определять место жительства ребенка. В отношении того из родителей, с которым определено проживание ребенка, СК также не устанавливает специального права этого родителя определять место жительства или место пребывания ребенка.

В связи с чем при применении Конвенции в случае, если один из родителей, проживающий за пределами России, увозит ребенка с собой, то другой родитель, гражданин Российской Федерации, в силу установленного принципа равенства прав родителей в отношении детей не может требовать возвращения ребенка по условиям названной Конвенции. В этой связи, по мнению Комитета, необходимо внести изменения в СК, предусматривающие право родителя, с которым проживает несовершеннолетний ребенок, в соответствии с законом определять место жительства или место пребывания ребенка (детей).

Кроме того, нельзя оставить без внимания положение ст. 13 Конвенции, в соответствии с которым судебный или административный орган запрашиваемого государства не обязан предписывать возвращение ребенка, если лицо, учреждение или другая организация, выступающая против его возвращения, покажет, что имеется серьезный риск того, что возвращение подвергло бы ребенка физической или психологической опасности либо поставило ребенка иным образом в невыносимое положение. Действие этого пункта ставит под вопрос полноту суверенитета Российской Федерации.

Таким образом, Комитет Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, отмечая необходимость внесения соответствующих изменений в СК, полагает возможным рекомендовать Государственной Думе принять проект Федерального закона N 521898-5 О присоединении Российской Федерации к Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, внесенный Правительством Российской Федерации.

 

Председатель Комитета

П.В.КРАШЕНИННИКОВ