Письмо Общественной палаты РФ от 05.12.2011 N 3ОП-2/2389

 

ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 5 декабря 2011 г. N 3ОП-2/2389

 

Общественной палатой Российской Федерации проведена общественная экспертиза проекта Федерального закона N 588894-5 О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (по вопросу о противодействии экстремистской деятельности в Российской Федерации).

Направляем заключение Общественной палаты Российской Федерации по результатам общественной экспертизы указанного законопроекта.

 

С.Н.КАТЫРИН

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ПРОЕКТА

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА N 588894-5 О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ

В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

(по вопросу о противодействии экстремистской

деятельности в Российской Федерации)

 

Общественной палатой Российской Федерации проведена общественная экспертиза проекта Федерального закона N 588894-5 О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (по вопросу о противодействии экстремистской деятельности в Российской Федерации) (далее - законопроект).

Законопроект внесен в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации Правительством Российской Федерации.

Отмечая общественную значимость совершенствования законодательной базы в области противодействия экстремизму в Российской Федерации, Общественная палата обращает внимание на необходимость соблюдения при подготовке законопроектов, регулирующих данную сферу общественных отношений, основных прав и свобод, гарантированных гражданам Конституцией Российской Федерации (далее - Конституция РФ).

В настоящее время основным нормативным актом, регулирующим отношения по противодействию преступлениям экстремистской направленности, является Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ О противодействии экстремистской деятельности. Статья 1 указанного Закона дает определение экстремистской деятельности (экстремизма). Открытый перечень относимых к экстремизму деяний приводит в настоящее время к тому, что правоприменительная практика относит к экстремизму критические публикации в СМИ, частные высказывания граждан, в том числе в сети Интернет, по поводу конкретных недостатков в различных областях жизни, а иногда даже объявления бытового характера. Наряду с понятными обществу и конкретными формулировками (например, публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность), определение содержит целый ряд положений оценочного характера, применение которых зачастую входит в противоречие со ст. 29 Конституции РФ. Например, к экстремистской деятельности Закон относит возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни. Данная формулировка нуждается в уточнении на предмет соответствия норме ст. 29 Конституции РФ, где говорится о недопущении пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную вражду. Учитывая, что состав преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, содержит формулировку возбуждение ненависти либо вражды..., такое разночтение может привести к расширительному толкованию правоприменительными органами случаев отнесения деяния к экстремистской деятельности, а также квалификации указанного деяния.

К оценочным формулировкам следует отнести также критерии отнесения информационных материалов к экстремистским, предусмотренные п. 3 ст. 1 Федерального закона О противодействии экстремистской деятельности.

Общественная палата Российской Федерации, учитывая общественное мнение, считает, что сегодня необходимо и своевременно на законодательном уровне конкретизировать понятие экстремистской деятельности, а также более четко определить критерии отнесения тех или иных материалов к экстремистским.

Поэтому до проведения конкретизации понятия экстремистской деятельности (экстремизма) и экстремистских материалов неоправданно включение термина экстремистская деятельность в нормы УК РФ и УПК РФ, как это предлагается авторами законопроекта, наряду с конкретными и понятными обществу уголовными составами, такими как терроризм, незаконное вооруженное формирование и т.п.

Кроме того, предлагаемое законопроектом ужесточение уголовной ответственности за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ) и за возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ) в случаях, если указанные деяния совершены с использованием сети Интернет, нуждается в дополнительном обсуждении с точки зрения обоснованности расширения действия данных уголовных составов и соответствия положениям ст. 29 Конституции РФ. При этом необходимо иметь в виду, что Законом РФ О средствах массовой информации международная компьютерная сеть Интернет не является средством массовой информации.

В сети Интернет существуют сайты, зарегистрированные как СМИ, и на них полностью распространяется правовой режим СМИ, но нельзя не отметить, что большая часть информации, передаваемой через Интернет, носит частный, непубличный характер. В этой связи введение в качестве квалифицирующего признака использование информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования (включая сеть Интернет), по мнению Общественной палаты, необоснованно.

Требуют глубокой проработки нормы ст. 13 Федерального закона О противодействии экстремистской деятельности, однако предлагаемые законопроектом изменения не только не устраняют имеющихся недостатков данной нормы, но и вводят положения, обоснованность которых вызывает сомнения. Так, законопроектом предлагается исключить право на обжалование решения суда о включении информационных материалов в федеральный список экстремистских материалов.

В отношении предлагаемого законопроектом порядка внесения материалов в федеральный список экстремистских материалов следует отметить, что в Российской Федерации отсутствует прецедентное право, и суды не обязаны руководствоваться при принятии решения решениями других судов. Поэтому одни и те же материалы могут быть в одних регионах признаны экстремистскими, а в других нет. Следует отметить, что в отсутствие четких критериев отнесения материалов к экстремистским может привести к тому, что в этот список могут попасть и произведения русской классической литературы, и религиозные источники, например, Коран.

Поэтому положения, определяющие ведение федерального списка экстремистских материалов, предусмотренные ст. 13 Закона, нуждаются также в дополнительном обсуждении.

Общественная палата Российской Федерации, признавая общественную значимость вопросов противодействия экстремистской деятельности в Российской Федерации, считает возможным поддержать предложенные изменения в статью 4 Федерального закона О противодействии экстремистской деятельности Организационные основы противодействия экстремистской деятельности.

В отношении других предложенных изменений Общественная палата Российской Федерации считает, что они требуют более глубокой общественной и юридической проработки с учетом изложенных рекомендаций и предложений.