Письмо Верховного Суда РФ от 08.05.2015 N 3-ВС-2855/15

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 8 мая 2015 г. N 3-ВС-2855/15

 

В связи с Вашим обращением о подготовке заключения на проект Федерального закона О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях соблюдения прав лиц престарелого возраста, принятый Постановлением Законодательного Собрания Санкт-Петербурга от 4 марта 2015 г. N 112, сообщаем следующее.

Законопроектом предлагается внести изменения в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ О полиции, Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 г. N 2487-1 О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации, дополнив их положениями об уведомлении родственников лица престарелого возраста или иных лиц, уполномоченных на представление его интересов, о задержании такого лица или о совершении процессуальных действий с его участием, а также о привлечении врача к участию в указанных действиях. Кроме того, предлагается изложить в новой редакции часть 2 статьи 108 УПК РФ, тем самым ограничив применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц престарелого возраста случаями, когда такое лицо подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

По представленному проекту Федерального закона имеются замечания.

Часть 1 проектной статьи 25.16 КоАП РФ следует дополнить указанием на то, что уведомление должно производиться с согласия лица престарелого возраста. Кроме того, полагаем целесообразным исключить требование об уведомлении лиц, уполномоченных на представление интересов лица престарелого возраста, поскольку правовое положение таких лиц не определено.

Аналогичные изменения необходимо внести в проектные нормы, предлагаемые для внесения в Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ О полиции и в Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 г. N 2487-1 О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации.

Кроме того, следует исключить статью 2 законопроекта, направленную на внесение изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, поскольку действующее уголовно-процессуальное законодательство содержит положения, устанавливающие гарантии для лиц, в отношении которых применяются меры процессуального принуждения.

Так, часть 1 статьи 96 УПК РФ обязывает дознавателя, следователя не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомить кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии - других родственников или предоставить возможность такого уведомления самому подозреваемому.

Данные гарантии предусмотрены для граждан вне зависимости от их возраста.

В соответствии со статьей 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости применения меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 УПК РФ, должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья и другие обстоятельства.

При этом находим заслуживающими внимания положения законопроекта о том, что лицам престарелого возраста не должны назначаться обязательные работы или арест.

 

С.В.РУДАКОВ