Письмо Президента РФ от 31.03.1999 N Пр-393

 

ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 31 марта 1999 г. N Пр-393

 

Направляю заключение на проект Федерального закона О карантине растений.

 

Президент

Российской Федерации

Б.ЕЛЬЦИН

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

НА ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА О КАРАНТИНЕ РАСТЕНИЙ

 

Проект Федерального закона О карантине растений (далее именуется проект) противоречит Конституции Российской Федерации, не соответствует ряду федеральных законов, предусматривает дополнительные расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, а также имеет много технико - юридических погрешностей. Кроме того, проектом игнорируются требования Международной конвенции по защите растений, Соглашения о сотрудничестве в области карантина растений и других международных договоров Российской Федерации.

В ряде положений проекта подчеркивается необходимость урегулирования в нем всего комплекса отношений, касающихся карантина растений. Вместе с тем из содержания проекта видно, что он не столько устанавливает правовые основы карантина растений, сколько определяет полномочия Государственной инспекции по карантину растений Российской Федерации, порядок ее финансирования, права и льготы сотрудников этого государственного органа и решает тому подобные вопросы. Таким образом, проектом устанавливаются правовые основы не карантина растений, а деятельности конкретного государственного органа и его должностных лиц. Такой подход не только неприемлем, но и неправомерен. В соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом О Правительстве Российской Федерации Президент Российской Федерации и Правительство Российской Федерации самостоятельно определяют структуру федеральных органов исполнительной власти, сферу их деятельности и полномочия. Полагаю, что ст. ст. 7, 8 и 11 - 18 следует из проекта исключить.

В пояснительной записке к проекту говорится о том, что его реализация не потребует дополнительных расходов, покрываемых за счет федерального бюджета. Однако проект содержит целый ряд требований, которые не могут быть реализованы без выделения дополнительных финансовых средств. Например, требование о том, что сотрудники Государственной службы карантина растений Российской Федерации должны обеспечиваться форменной одеждой. Необходимо указать, что согласно ч. 3 ст. 104 Конституции Российской Федерации проект может быть внесен только при наличии соответствующего заключения Правительства Российской Федерации.

Особо следует обратить внимание на ст. 17 проекта, которой решаются вопросы финансирования Государственной службы карантина растений Российской Федерации. Этой статьей регулируются отношения, составляющие предмет регулирования других федеральных законов, причем вопреки требованиям этих законов. Например, проектом игнорируются требования Бюджетного кодекса Российской Федерации. Нельзя не указать на неправомерность положения о создании в системе Государственной службы карантина растений Российской Федерации за счет внебюджетных поступлений централизованных фондов, предназначенных для оплаты труда сотрудников этой Государственной службы и финансирования иных расходов.

Статьей 19 проекта определяются категории лиц, за счет средств которых финансируются карантинные мероприятия. При этом неясно, какие именно землепользователи, собственники и другие лица должны нести обязанность по финансированию карантинных мероприятии и в каком порядке. Поскольку в этом случае затрагиваются права граждан и юридических лиц, любая неопределенность недопустима.

В пояснительной записке к проекту указывается на необходимость совершенствования законодательной базы в области карантина растений с учетом мировой практики как на одно из условий подготовки к вступлению России в ВТО. Однако проект составлен без учета требований международных договоров Российской Федерации. Например, в ст. 1 проекта, где определяются основные понятия, игнорируются требования не только ряда федеральных законов, но и международных договоров Российской Федерации. В настоящее время в Международную конвенцию по защите растений от 6 декабря 1951 г. внесены значительные поправки, в частности, это было сделано на 112 сессии ФАО. При этом огромное внимание было уделено определению терминов. Следует отметить, что формулировки указанной Международной конвенции значительно совершеннее, чем те, что используются в проекте. Аналогичные замечания можно сделать и ко многим другим статьям проекта.

Закон Российской Федерации О Государственной границе Российской Федерации, федеральные законы О семеноводстве и О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами, Земельный кодекс РСФСР и ряд других законодательных актов уже содержат положения, касающиеся карантина растений. Тем не менее в проекте не приняты во внимание требования этих законодательных актов.

Целесообразно отметить, что проектом затрагиваются вопросы, сходные с теми, которые регулируются Законом Российской Федерации О ветеринарии. Тем не менее последний, хотя и принимался до вступления в силу новой Конституции Российской Федерации, подробно определяет порядок осуществления соответствующих мероприятии, а не ограничивается лишь установлением полномочий конкретных государственных органов и их должностных лиц. Если в Законе Российской Федерации О ветеринарии имеются отдельные главы, предусматривающие порядок осуществления конкретных мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, то рассматриваемый проект подобного рода конкретики не содержит.

Учитывая то обстоятельство, что международными договорами Российской Федерации и федеральными законами карантин растений признан важнейшей мерой защиты растений, охраны животных, окружающей среды, а также здоровья человека, полагаю, что отношения, связанные с карантином растений, могут регулироваться отдельным федеральным законом. Однако в представленной редакции проект Федерального закона О карантине растений неприемлем.