Письмо ПУ Аппарата СФ ФС РФ от 17.05.1999 N 5.1-1672

 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ - ПАРЛАМЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПРАВОВОЕ УПРАВЛЕНИЕ АППАРАТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 17 мая 1999 г. N 5.1-1672

 

Направляю замечания и предложения по концептуальным положениям проекта Федерального закона Об отцовстве, рассмотренного Советом Государственной Думы 13 апреля 1999 года.

 

Заместитель

начальника Управления

Б.В.МИРОШИН

 

 

 

 

 

ЗАМЕЧАНИЯ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

ПО КОНЦЕПТУАЛЬНЫМ ПОЛОЖЕНИЯМ ПРОЕКТА

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОБ ОТЦОВСТВЕ

 

Названный законопроект (статья 2) предполагает введение понятий трех видов отцовства (биологическое, номинальное, законное). Причем все эти виды отцовства не являются взаимоисключающими. Так, законный отец ребенка может быть и номинальным отцом, и биологическим отцом, а также номинальным и биологическим одновременно, то есть совпадать в одном лице.

Таким образом, в первом случае (биологический отец) основанием для признания мужчины отцом является совершение им определенных действий, а во втором и третьем случаях (номинальный и законный отец) - установление (регистрация) юридических фактов о признании отцовства за соответствующими лицами.

Следовательно, законопроект предусматривает различные признаки (действия, юридические факты) классификации отцовства, что не позволяет четко разграничить понятия биологический отец, номинальный отец и законный отец.

В свою очередь, данная классификация допускает возможность признания у одного ребенка двух отцов - отца номинального и отца законного (статья 4).

Кроме того, содержание термина биологический отец нуждается в уточненной редакции, так как указанная редакция изначально исключает отношение к данной категории отцов (мужчин), не связанных с ребенком физиологией его зачатия, но участвующих в искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона.

Ввиду изложенного установленные законопроектом виды отцовства требуют приведения в соответствие с объективной реальностью (причинами и основаниями возникновения отцовства).

Вместе с тем включенные в предлагаемый Федеральный закон (статьи 3, 4) термины номинальный отец и законный отец входят в противоречие с Федеральным законом Об актах гражданского состояния (глава II. Государственная регистрация рождения), устанавливающим только один вид регистрации отцовства, сопровождающийся выдачей свидетельства о рождении (статья 23).

Следует также отметить, что согласно законопроекту (статьи 3, 5) муж матери ребенка, родившегося в браке, может быть зарегистрирован как номинальным, так и законным отцом. Однако исчерпывающий перечень наследников по закону не включает термины номинальный отец, законный отец, равно как и дети номинальных отцов и дети законных отцов, что приводит к коллизии законопроекта с Гражданским кодексом РСФСР (статья 532). Данный вывод относится и к статье 7 законопроекта, поскольку вследствие введения запрета на усыновление для определенных лиц, находящихся в родстве с матерью ребенка, из числа наследников по закону исключаются лица, признаваемые усыновителями и усыновленными и, соответственно, обладающие до настоящего времени правом наследования по закону.

Обращаем внимание на то, что право на биологическое исследование отцовства по отношению к ребенку, рожденному в браке, возникает у мужчин лишь при условии его расторжения. Иными словами, в целях проведения указанного исследования предварительно необходимо расторгнуть брачные отношения, что является необоснованным лишением указанного права мужчин, состоящих в браке, по сравнению с мужчинами, в браке не состоящими, что противоречит Конституции Российской Федерации (статьи 2, 19), гарантирующей равенство прав граждан.

Отмечаем также, что одна из основных новелл законопроекта (статья 5) в соответствии с ее названием (Установление законного отцовства ребенка, родившегося в браке) должна определять процедуру установления отцовства. Однако из содержания данной нормы следует, что единственное отличие установления законного отцовства от регистрации номинального отцовства состоит в том, что запись об отце ребенка вписывается в удостоверение личности мужчины, а не помещается в свидетельство о рождении ребенка (статьи 3, 4). Соответственно, законопроект в действительности не определяет процедуру установления отцовства, а только исключает возможность выдачи свидетельств о рождении детей, имеющих законных отцов (детей, рожденных в браке), что противоречит Семейному кодексу Российской Федерации (статья 51). Это, в свою очередь, создаст трудности и в правоприменении, так как в удостоверении личности мужчины не может быть указана мать ребенка.

Учитывая изложенное, считаем, что предлагаемый законопроект противоречит Конституции Российской Федерации и системе российского законодательства.

 

Начальник отдела

социального законодательства

Н.Ф.ШАРЫМОВ