Письмо Президента РФ от 04.02.1997 N Пр-160

 

ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 4 февраля 1997 г. N Пр-160

 

В соответствии с частью 3 статьи 107 Конституции Российской Федерации отклоняю представленные Президенту Российской Федерации для подписания и обнародования Федеральный закон О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов и Федеральный закон О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, которые были приняты Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 27 декабря 1996 г. и одобрены Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 22 января 1997 г.

Оба Федеральных закона посвящены одному и тому же вопросу - совершенствованию нормативной правовой базы, регулирующей отношения, возникающие в связи с обеспечением безопасности, правовой и социальной защитой лиц, указанных в Федеральном законе О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, при выполнении ими своих служебных обязанностей.

Данные Федеральные законы не в полной мере корреспондируются друг с другом, а также имеют внутренние противоречия, которые делают весьма затруднительным их применение на практике. Кроме того, оба Федеральных закона не в полной мере соответствуют Конституции Российской Федерации и содержат большое количество технико-юридических погрешностей.

Федеральный закон О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов предполагает включение дополнительно в перечень лиц, на которых распространяются государственные меры безопасности, правовой и социальной защиты:

судей конституционных судов, а также судей военных судов, которые выделены по сравнению с ранее существовавшей редакцией;

Председателя Счетной палаты Российской Федерации, заместителя Председателя Счетной палаты Российской Федерации, аудиторов Счетной палаты Российской Федерации, сотрудников аппарата Счетной палаты Российской Федерации, обеспечивающих контроль за исполнением доходных и расходных статей федерального бюджета и бюджетов федеральных внебюджетных фондов, расходованием государственных средств и использованием федеральной собственности, движением средств федерального бюджета и средств федеральных внебюджетных фондов в Центральном банке Российской Федерации, уполномоченных банках и иных финансово-кредитных учреждениях Российской Федерации.

Не вызывает возражений включение в указанный перечень членов и сотрудников Счетной палаты Российской Федерации, хотя представляются излишними слова в Центральном банке Российской Федерации, уполномоченных банках и иных финансово-кредитных учреждениях Российской Федерации. А вот выделение судей конституционных судов как отдельной категории видится неоправданным и не соответствующим Конституции Российской Федерации. Конституционные суды существуют в Российской Федерации и республиках Российской Федерации, края, области и другие субъекты Российской Федерации имеют уставные суды, в связи с чем Федеральным законом вводится неоправданное и не соответствующее статье 5 Конституции Российской Федерации различие в статусе органов государственной власти субъектов Российской Федерации (одни защищены Федеральным законом, другие - нет). Сомнительно и выделение в отдельную категорию судей военных судов при наличии такой категории, как судьи всех судов общей юрисдикции, так как согласно Федеральному конституционному закону О судебной системе Российской Федерации военные суды входят в состав судов общей юрисдикции.

Пунктом 3 статьи 1 Федерального закона О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов также предполагается изменение нумерации пунктов 3 - 13 Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительные и контролирующих органов на 4 - 14. При этом совершенно не учитывается, что пункт 13 в действующей редакции включает в перечень лиц, которые подлежат государственной защите, близких лиц, перечисленных в пунктах 1 - 12 части первой настоящей статьи (имеется в виду статья 2 Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов). Таким образом, при изменении нумерации пунктов без внесения поправок в действующую редакцию пункта 13 получается, что близкие лица (родственники) должностных лиц, указанных в пункте 12 (при перенумерации попадающих в пункт 13), выпадают из категории лиц, которым может быть предоставлена государственная защита. Но скорее всего это грубая техническая ошибка, так как в одновременно принятом Федеральном законе О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов предполагается государственная охрана, например, близких лиц должностных лиц таможенных органов, хотя последние и указаны в пункте 12 действующей редакции Федерального закона (при перенумерации попадающих в пункт 13).

Кроме того, дается новая редакция статьи 20 Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, посвященной материальной компенсации в случае гибели, причинения вреда здоровью или имуществу должностных лиц. Сами изменения редакции статьи имеют технический и непринципиальный характер. Статьей 3 Федерального закона О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов определено его вступление в силу с 1 января 1998 г., что дает основания считать, что Государственная Дума полагала бы отнести введение норм об обязательной материальной компенсации в случае гибели, причинения вреда здоровью или имуществу должностных лиц на 1998 год. Однако в период до 1 января 1998 г. все равно будет действовать существующая статья 20 Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов (в редакции 1995 года), предусматривающая расходы на эти цели.

Федеральный закон О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, хотя и принимается для приведения законодательства в соответствие с Федеральным законом О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов и в связке с Федеральным законом О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, тем не менее не в полной мере корреспондирует с ними.

Во-первых, в данном Федеральном законе делается попытка существенно расширить круг лиц, на которых распространяются государственные меры безопасности, правовой и социальной защиты в соответствии с Федеральным законом О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов. Так, например, пунктом 6 статьи 2 Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов к категории лиц, которые подлежат государственной защите, отнесены сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров. В то же время пунктами 3 и 4 статьи 5 Федерального закона О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов предлагается по существу распространить государственную защиту на всех сотрудников милиции. Можно привести и другие примеры существенного расширения перечня лиц, подлежащих государственной охране.

Во-вторых, предлагаемая в Федеральном законе схема обязательного государственного страхования на основании договоров между органом государственной власти и лицензированными страховщиками не в полной мере соответствует статье 969 Гражданского кодекса Российской Федерации, и решение вопросов организации обязательного государственного страхования должно быть отнесено к сфере законодательства о страховании, а не изменяемых Федеральным законом актов. Кроме того, нуждается в корректировке сам подход к обязательному государственному страхованию, так как речь должна идти об обязательном и своевременном финансировании из федерального бюджета расходов, предусмотренных Федеральным законом О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, а не только и не столько о заключении договоров. Кроме того, необходимо отметить, что возложение на Министерство юстиции Российской Федерации и Министерство обороны Российской Федерации обязанности заключения договоров об обязательном государственном страховании судей противоречит Федеральному конституционному закону О судебной системе Российской Федерации, которым предусмотрено создание специального судебного департамента для обеспечения судей судов общей юрисдикции.

Следует отметить также и некорректность названия Федерального закона О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, так как в связи с принятием весной 1995 года Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов предлагается вносить изменения в федеральные законы, которые приняты позднее, например, в принятую 17 ноября 1995 г. новую редакцию Федерального закона О прокуратуре Российской Федерации.

Учитывая изложенное, считаю невозможным рассмотрение Федерального закона О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов и Федерального закона О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов без их существенной доработки и более четкого определения перечня лиц, которым предоставляется государственная защита в соответствии с Федеральным законом О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов.

 

Б.ЕЛЬЦИН