Письмо Президента РФ от 04.09.1999 N Пр-1164

 

ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 4 сентября 1999 г. N Пр-1164

 

Направляю заключение на проект Федерального закона О свободных экономических зонах, принятый Государственной Думой в первом чтении 22 июня 1999 г.

 

Президент

Российской Федерации

Б.ЕЛЬЦИН

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

НА ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

О СВОБОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗОНАХ

 

1. Замечания, касающиеся концепции законопроекта

 

Законопроект концептуально не отработан, в нем отсутствует четкий механизм его реализации, что может обернуться напрасной тратой государственных средств. Вместо инструмента модернизации экономики и привлечения в страну иностранных инвестиций непродуманный механизм предоставления льгот, предусмотренный законопроектом, может стать средством скрытого субсидирования отдельных организаций (эксклюзивные льготы всегда ведут к экономическим злоупотреблениям).

Кроме того, законопроект не в полной мере учитывает международный опыт создания и функционирования свободных экономических зон (в частности, речь идет о новых организационных формах соединения науки, производства и бизнеса, представленных в современном мире различными парковыми структурами: промышленные, научные, технологические парки), а также не содержит никакой стратегической идеи развития зон, подчиняя их перспективное развитие исключительно возможностям бюджетного финансирования (ст. ст. 11, 14 и 16 законопроекта).

 

2. Постатейные замечания

 

В соответствии со ст. 3 законопроекта территория свободных экономических зон (далее именуются - СЭЗ) рассматривается как часть таможенной территории Российской Федерации, а ст. 7 законопроекта предусмотрено, что на территории СЭЗ действует таможенный режим свободной таможенной зоны. Здесь имеется противоречие, поскольку правовая конструкция существующего таможенного режима свободной таможенной зоны, установленного Таможенным кодексом Российской Федерации, основана на том, что территории свободных таможенных зон рассматриваются как находящиеся вне таможенной территории Российской Федерации, а периметры свободных таможенных зон являются таможенной границей Российской Федерации (ст. ст. 3, 18 и 75 Таможенного кодекса Российской Федерации).

Эффективно применять таможенный режим свободной таможенной зоны и контролировать его соблюдение на территориях СЭЗ будет невозможно, поскольку особенности осуществления хозяйственной деятельности на территориях СЭЗ, установленные законопроектом, противоречат соответствующим положениям Таможенного кодекса Российской Федерации.

Статья 5 законопроекта, предусматривающая лицензирование производственных и коммерческих операций в свободной экономической зоне, не соответствует гражданскому и таможенному законодательству Российской Федерации. Поскольку на территории СЭЗ действует таможенный режим свободной таможенной зоны, следует руководствоваться требованиями ст. 79 Таможенного кодекса Российской Федерации, которая установила, что в свободных таможенных зонах допускается совершение производственных и иных коммерческих операций с товарами, исключая их розничную продажу, при условии соблюдения положений Кодекса. В целях обеспечения соблюдения законодательства Российской Федерации и учитывая характер товаров, на осуществление операций с товарами в свободных таможенных зонах могут устанавливаться отдельные запреты и ограничения. Такие запреты и ограничения устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Статьями 6, 17 и 18 законопроекта администрациям СЭЗ предоставлено право выдавать и отзывать лицензии на осуществление производственных и иных коммерческих операций с товарами. Это положение не согласуется со статусом администрации СЭЗ, которая является учреждением, а не органом государственной власти.

В п. 3 ст. 6 законопроекта неправомерно используется гражданско-правовой институт обстоятельств непреодолимой силы. В соответствии со ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации обстоятельства непреодолимой силы являются основанием для освобождения от ответственности лица, не исполнившего гражданско-правовое обязательство либо исполнившего его ненадлежащим образом. Между участником СЭЗ и администрацией СЭЗ в результате выдачи лицензии не возникает никаких гражданско-правовых обязательств.

Как уже говорилось, ст. 7 законопроекта установлено, что на территории СЭЗ действует таможенный режим свободной таможенной зоны. Под этот таможенный режим подпадают любые товары независимо от лиц, их перемещающих. В то же время из ст. 3 законопроекта следует, что особый режим предпринимательской деятельности (частью которого является применение таможенного режима свободной таможенной зоны) предоставляется исключительно участникам СЭЗ. Налицо противоречие.

Кроме того, названное положение ст. 3 законопроекта не соответствует ст. 75 Таможенного кодекса Российской Федерации.

Пункты 2 и 3 ст. 7 законопроекта являются нормами налогового законодательства Российской Федерации и в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации должны содержаться только в актах законодательства Российской Федерации о налогах и сборах (ст. ст. 1, 2 - 5, 18, 44, 56 и другие статьи Налогового кодекса Российской Федерации).

Кроме того, поскольку в соответствии с Федеральным законом от 31 июля 1999 г. N 147-ФЗ ст. 18 Налогового кодекса Российской Федерации вводится в действие со дня введения в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации система налогообложения в свободных экономических зонах, являющаяся специальным налоговым режимом, может вводиться в действие только со дня введения в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации.

Статья 13 законопроекта противоречит Гражданскому кодексу Российской Федерации, поскольку в соответствии со ст. 120 Кодекса у учреждения может быть только один учредитель, а следовательно, только один собственник имущества, закрепляемого за учреждением на праве оперативного управления, который несет субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения.

Статья 15 законопроекта предусматривает право Правительства Российской Федерации делегировать одному из федеральных органов исполнительной власти отдельные полномочия на осуществление государственного регулирования создания, функционирования и ликвидации СЭЗ, что не соответствует Конституции Российской Федерации и Федеральному конституционному закону О Правительстве Российском Федерации.

Статьями 17 и 18 законопроекта установлено, что администрации СЭЗ подотчетны Правительству Российской Федерации, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления. Администрации СЭЗ создаются в соответствии с законопроектом в организационно-правовой форме учреждения, то есть они не являются органами государственной власти. В соответствии со ст. 120 Гражданского кодекса Российской Федерации администрация СЭЗ как учреждение не может быть никому подотчетна, кроме своего учредителя.

В ст. ст. 17 и 18 законопроекта при определении функций и полномочий администрации СЭЗ происходит совмещение функций органа государственной власти и хозяйствующего субъекта, что представляется недопустимым.