Письмо Минфина РФ от 22.11.1999 N 01-02-01/04-4937

 

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 22 ноября 1999 г. N 01-02-01/04-4937

 

Во исполнение поручения Правительства Российской Федерации от 15 октября 1999 года N ВП-П2-34583 Министерство финансов Российской Федерации сообщает следующее.

Анализируя причины возникновения претензии депутатов и аппарата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в связи с ратификацией международных договоров Российской Федерации об избежании двойного налогообложения, мы пришли к заключению, что это проистекает как от крайней специфичности и сложности понимания проблем международного налогообложения даже для специалистов в этой области, так и ввиду отсутствия стандартов в отношении документов, требуемых для представления в Государственную Думу в связи с прохождением процедуры ратификации международных налоговых соглашений.

В связи с этим нами была проведена работа по изучению опыта прохождения аналогичных соглашений, заключаемых США, Францией и некоторыми другими государствами, через парламенты этих государств, в результате чего хотели бы представить Вашему вниманию следующие выводы.

Целесообразность заключения международных налоговых соглашений для каждого конкретного государства имеет два аспекта.

Первый связан со следующими тремя моментами:

1) возможный ущерб для доходной базы, в связи с ограничением собственных прав на взимание и контроль за налоговыми поступлениями,

2) расширение торгово - экономических отношений, в первую очередь приток иностранных инвестиций, технологий, кредитных ресурсов и квалифицированной рабочей силы в страну ввиду создания стабильной, определенной и благоприятной системы налогообложения в отношениях с конкретной страной,

3) создание аналогичной системы правовых гарантий и стимулов для своих организаций и граждан, для их предпринимательской деятельности в стране - партнере по налоговому соглашению.

Хотели бы обратить внимание на то, что соглашения об избежании двойного налогообложения не ставят своей целью предоставление налоговых льгот или освобождение от налогов организаций и граждан других государств. Их общепризнанная задача - решение вопроса о том, где (в каком из двух государств) и в каких пределах налогоплательщик будет уплачивать налоги. При этом речь может идти лишь о двух категориях налогов, причем прямых налогов, а именно: налоге на прибыль (доходы) и налоге на имущество. Указанные налоги, как известно, не дают основные поступления в государственный бюджет нашего государства. Более того, соглашения в основном закрепляют принципы налогообложения, соответствующие положениям налогового законодательства обоих государств. Например, недвижимое имущество облагается налогом в том государстве, где оно находится. Движимое имущество облагается налогом по месту коммерческого использования этого имущества. Доходы организаций и физических лиц от предпринимательской деятельности, осуществляемой в государстве, облагаются налогом в этом государстве. Как следует из указанного, положения налоговых соглашений России не содержат принципиальных изъятий из национального налогового законодательства.

Кроме того, соглашения об избежании двойного налогообложения гарантируют стабильность режима налогообложения (поскольку соглашения в основном заключаются минимум на 5 лет), что крайне важно, ввиду масштабного и повсеместного процесса реформы национальных налоговых систем. Без таких гарантий инвестор гораздо менее охотно идет на осуществление инвестиций в страну, предпочитая менее рисковые вложения в других странах, с которыми у его страны есть налоговые соглашения.

Во-вторых, они гарантируют налоговую недискриминацию, т.е. обеспечивают равенство перед налогом национальных инвесторов и иностранных инвесторов.

В-третьих, соглашения создают правовую базу для обмена налоговой информацией между налоговыми и финансовыми органами государств, тем самым создавая предпосылки для борьбы с уклонением от уплаты положенных налогов.

В-четвертых, соглашения гарантируют соблюдение сторонами общепринятых принципов и правил международного налогообложения, обеспечивающих вычет обоснованных и документально подтвержденных расходов, независимо от места их совершения, а также порядок определения налогооблагаемых прибыли (доходов) или имущества.

И, наконец, в-пятых, налоговые соглашения, учитывая степень экономических связей договаривающихся государств, их организаций и граждан, в ряде случаев на основе принципа взаимности обеспечивают предоставление ограниченных, прозрачных и контролируемых налоговых льгот (освобождений или снижений ставок налогообложения).

Все вышеуказанное, как мы надеемся, само по себе доказывает необходимость заключения нашей страной соглашений об избежании двойного налогообложения с другими странами.

Однако, согласны с позицией Комитета в части того, что там, где положения конкретных налоговых соглашений отличаются по принципиальным вопросам от российского типового проекта налогового соглашения, утвержденного Правительством Российской Федерации Постановлением от 28 мая 1992 г. N 352 О заключении межправительственных соглашений об избежании двойного налогообложения доходив и имущества, необходимо представление дополнительных обоснований отхода от официально одобренных позиции.

В этой связи хотели бы обратить Ваше внимание на то, что 4 из 11 соглашений об избежании двойного налогообложения, находящихся на рассмотрении в Комитете, не содержат принципиальных отклонений от российского типового проекта, утвержденного Правительством Российской Федерации, ввиду чего очень рассчитываем, что они будут одобрены Комитетом без представления дополнительных обоснований и вынесены на рассмотрение Государственной Думы без дополнительных задержек. К таким соглашениям относятся рассматриваемые Вами соглашения со следующими странами:

1) Израиль;

2) Египет;

3) Македония;

4) Турция;

5) ЮАР.

В соглашения с нижеперечисленными странами внесены изменения по сравнению с российским типовым проектом, ввиду явного дисбаланса двусторонних отношении в нашу пользу:

1) Иран;

2) Намибия,

3) КНДР.

С остальными странами допущены отклонения от типового проекта ввиду того, что в соглашения, заключенные Российской Федерацией с аналогичными странами, близкими к рассматриваемым по уровню социально - экономического развития и входящими в одни и те же с ними торгово - экономические блоки, включены положения, на которых настаивали и рассматриваемые страны (Ливан, Катар, Испания).

Более чем 100-летний мировой опыт действия международных налоговых соглашений показывает, что для анализа позитивных и негативных последствий их заключения необходимо определенное время для получения информации об эффективности действия этих соглашений. При этом, даже если соглашение по каким-то параметрам имеет неблагоприятные последствия для страны, это еще не повод для его мгновенного прекращения действия (тем более, что соглашения, как правило, имеют определенный минимальный срок гарантированного действия). Неблагоприятные последствия анализируются, готовятся соответствующие рекомендации, которые служат базой для внесения в соглашения конкретных изменений и дополнений. И такая практика принята во всем мире.

Тот же опыт показывает, что на полное прекращение действия налоговых соглашений государства идут лишь в самых крайних случаях, предпочитая вступать в переговоры для их пересмотра. При этом в подавляющем большинстве случаев договаривающиеся стороны находят компромиссные решения, учитывающие интересы обеих сторон. Логика подсказывает, что этим путем должно идти и наше государство.

Из вышеупомянутого опыта прохождения соглашений на стадии ратификации в других странах следует, что парламентарии ставят лишь сугубо технические вопросы, связанные с пониманием положений налогового соглашения, определением общих преимуществ соглашения для государства, без описания конкретных выгод или потерь, что в целом невозможно определить без опыта практического применения соглашения.

Такой подход характерен для парламентов большинства стран мира. Конечно, при этом, необходимо понимать, что в отличие от России там присутствуют более интенсивные и тесные союзы министерств, ведомств и парламентов этих государств с национальными предпринимательскими структурами. Очень сильно в этих странах и влияние Комитетов промышленников и предпринимателей, деловых ассоциаций, специальных консультативных и лоббистских организаций и союзов, которые зачастую определяют основные приоритеты международной налоговой политики, предоставляя важную и обоснованную информацию о национальной предпринимательской активности за рубежом. Это является существенным подспорьем для выработки официальной политики государства в области международного налогообложения, чего так не хватает нам и к чему необходимо стремиться. Однако одними призывами к сотрудничеству с предпринимательскими структурами проблемы не решить и необходимо, в первую очередь, возникновение сознательной инициативы самих предпринимателей, заинтересованных в прямом участии в выработке национальной политики в отношении налогообложения предпринимательской деятельности за рубежом.

Кроме того, следует отметить, что парламенты других государств не требуют детальных технико - экономических расчетов и обоснований выгод, которые дает государству заключение налоговых соглашений. При этом понимается, что Министерство финансов, налоговая служба (если она выделена в самостоятельный орган), МИД и другие правительственные учреждения, представляющие налоговые соглашения на ратификацию, компетентны в данном вопросе и несут полную ответственность за последствия действия соглашений. Это нормально и обоснованно, имея в виду закрепленные в законодательном порядке компетенцию и ответственность Правительства, в первую очередь ответственность за составление и исполнение государственного бюджета страны.

При разработке налоговых соглашений компетентные российские министерства и ведомства стараются максимально учесть интересы России. Однако, в случае снижения показателей доходных поступлений или превышения запланированных расходов, связанных с заключением или пересмотром международных налоговых соглашений России, правомерно на всех уровнях, включая Государственную Думу, ставить вопрос о принятии оперативных мер по устранению (минимизации) негативных последствий действия конкретных положений таких соглашений, путем либо их пересмотра, либо прекращения действия.

С учетом вышеизложенного в отношении необходимости представления дополнительных материалов для принятия Комитетом решения о целесообразности ратификации налоговых соглашений, одобренных и направленных в Государственную Думу Правительством Российской Федерации, просим Вас в приоритетном порядке рассмотреть и принять те соглашения, которые, во-первых, не имеют принципиальных отличий от типового российского проекта налогового соглашения, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 мая 1992 года N 352 (с Израилем, Египтом, Македонией, Турцией, ЮАР), а во-вторых, очевидно выгодных для нашего государства (с Ираном, Намибией и КНДР).

При этом мы исходим из того понимания, что такие соглашения как соглашения с Египтом и Намибией гарантируют нашим предпринимателям намного больший объем льгот в этих странах, чем предпринимателям этих государств в России, т.к. ставки налогов у источника выплаты дохода в этих странах на порядок выше (особенно в Египте), чем в России. Таким образом, наши резиденты, получая в этих странах такие виды доходов, как дивиденды, проценты, лицензионные выплаты, прочие доходы, существенно снизят свои налоговые обязательства за рубежом, что однозначно увеличивает доходную базу российского бюджета.

Все указанное справедливо и для Турции. Однако при рассмотрении вопроса о ратификации соглашения с этой страной необходимо помнить о прямой связи между вступлением в силу налогового соглашения и Протокола к базовому Соглашению о поставках газа в Турцию, гарантирующего стабильный и благоприятный налоговый режим проекту Голубой поток. Целесообразность и необходимость для России продвижения указанного проекта уже подтверждена Государственной Думой. Предполагается использование своеобразного механизма одновременного вступления в силу двух упомянутых соглашений (путем обмена уведомлениями о завершении внутренних процедур в отношении обоих соглашений), что позволит наилучшим образом реализовать интересы двух стран. Однако, для обеспечения вступления в силу Протокола, который обеспечивает российские интересы, необходима прежде всего ратификация двустороннего соглашения об избежании двойного налогообложения. Причем это должно быть сделано до 31 декабря 1999 года. Просим при решении вопроса о ратификации соглашения с Турцией исходить из этого понимания.

В отношении остальных соглашений мы также исходим из того понимания, что в целом они отвечают российским интересам и могут быть ратифицированы, учитывая вышеизложенные аргументы. Тем не менее, принимая во внимание существо запроса, мы направляем имеющуюся в нашем распоряжении информацию о торгово - экономическом сотрудничестве с этими странами и об их налоговых системах. Кроме того, в адрес Посольств и торговых представительств Российской Федерации в указанных странах направлены дополнительные запросы с целью получения дополнительной аргументации целесообразности для России за исключением налоговых соглашений. После получения соответствующих материалов они незамедлительно будут направлены в адрес Комитета.

 

Заместитель министра

М.А.МОТОРИН