Письмо Минфина РФ от 06.06.2000 N 01-02-01/25-1888

 

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 6 июня 2000 г. N 01-02-01/25-1888

 

Министерство финансов Российской Федерации по поручению Правительства Российской Федерации рассмотрело обращение Председателя Комитета по делам Содружества Независимых Государств и связям с соотечественниками Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Пастухова Б.Н. от 17 марта 2000 года N 3.17-269 по вопросам, связанным с ратификацией Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Грузии о реструктуризации задолженности Грузии по государственным кредитам, предоставленным Российской Федерацией, подписанного 17 января 1997 года, и Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Киргизской Республики о реструктуризации задолженности Киргизской Республики по государственным кредитам, предоставленным Российской Федерацией, подписанного 9 декабря 1996 года, и сообщает следующее.

Позиция Минфина России по предложениям, высказанным в ходе рассмотрения вопросов о ратификации указанных соглашений в Государственной Думе, была изложена в письме от 8 декабря 1999 года N 01-02-01/26-5179, направленном в Комитет по делам Содружества Независимых Государств и связям с соотечественниками во исполнение поручения Правительства Российской Федерации.

Минфин России считает нецелесообразным связывать ратификацию соглашений о реструктуризации задолженности Грузии и Киргизской Республики с обязательным представлением конкретного перечня предприятий и объектов этих государств, которые могут быть переданы Российской Стороне в счет погашения государственного долга. При этом, помимо аргументов, изложенных в вышеуказанном письме, считаем необходимым отметить следующее.

Представленные на ратификацию Соглашения с Грузией и Киргизской Республикой предусматривают погашение задолженности в денежной форме. Вместе с тем, учитывая низкую платежеспособность стран-должников, условиями соглашений допускается применение также и других форм погашения долга перед Российской Федерацией (имущественной и товарной). Применение таких форм погашения значительно снижает бюджетную эффективность поступающих в погашение государственных кредитов платежей и поэтому является вынужденной мерой, применимой по согласованию с Российской Стороной в соответствии с отдельными просьбами правительств стран-должников в случае абсолютной невозможности возврата кредитных средств в денежной форме.

В этой связи необходимо отметить, что при рассмотрении на заседании Правительства Российской Федерации вопроса О путях урегулирования проблемы задолженности государств - участников СНГ Минфину России было поручено обеспечить приоритетный характер возврата государственных долгов в денежной форме (протокол N 10 заседания Правительства Российской Федерации от 16 марта 2000 года).

Согласование со странами-должниками конкретных перечней объектов, которые могут быть переданы Российской Стороне в счет погашения государственного долга, равно как и номенклатуры товаров, подлежащих поставке в Российскую Федерацию в случае применения товарной формы погашения, означало бы приравнивание этих неэффективных механизмов погашения задолженности к денежной форме платежей и отвечало бы интересам стран-должников, а не Российской Федерации.

Представляется предпочтительным рассматривать неденежные формы погашения задолженности в качестве исключительных мер, представляющих собой дополнительные уступки Российской Стороны в ответ на отдельные просьбы стран-должников о смягчении долгового бремени. Такой подход предоставляет больше возможностей для маневра при выборе форм и условий погашения задолженности, а также при выборе объектов, передаваемых Российской Стороне в счет имущественного погашения долга.

Учитывая длительный период погашения задолженности стран СНГ перед Российской Федерацией, интерес Российской Стороны в приобретении тех или иных объектов в этих странах может меняться в соответствии с изменением внешнеэкономических приоритетов России и изменением финансово-экономического положения предприятий и объектов, которые могут быть переданы Российской Стороне в счет погашения долга. При этом приобретение прав собственности на наиболее интересующие Российскую Сторону в каждый конкретный период объекты может являться необходимым условием согласия России на частичное применение имущественной формы возврата долга, в то время как внесение изменений в ранее согласованный перечень объектов было бы затруднительным.

Решение о передаче собственности или имущества в пользу Российской Стороны должно приниматься в каждом конкретном случае после проведения экспертизы целесообразности приобретения и эффективности использования передаваемых объектов, а также заключения соответствующего межправительственного соглашения.

Решение указанных вопросов до ратификации подписанных соглашений о реструктуризации задолженности представляется не только экономически нецелесообразным, но и приведет к длительной задержке вступления в силу соответствующих соглашений. Поступление платежей от стран-должников в период этой задержки весьма проблематично.

Минфин России повторно просит учесть вышеизложенное при рассмотрении вопроса о ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Грузии о реструктуризации задолженности Грузии по государственным кредитам, предоставленным Российской Федерацией, подписанного 17 января 1997 года, и Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Киргизской Республики о реструктуризации задолженности Киргизской Республики по государственным кредитам, предоставленным Российской Федерацией, подписанного 9 декабря 1996 года.

 

В.Б.ВОЛКОВ