Письмо Минюста РФ от 29.12.1997 N 10-05-5036-97

 

МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 29 декабря 1997 г. N 10-05-5036-97

 

Министерство юстиции Российской Федерации рассмотрело заключение Правового управления Аппарата Государственной Думы по проекту Федерального закона О ратификации Договора между Российской Федерацией и Республикой Албания о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам и сообщает следующее.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Албания о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам был подписан 30 октября 1995 года. Его подписанию предшествовала тщательная работа над его проектом. Так, в марте 1995 года в Москве прошли экспертные переговоры, где с Российской Стороны принимали участие кроме представителей Минюста России, также и эксперты из МИДа России, МВД России, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, а также Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. В ходе данных переговоров проект Договора был согласован, а затем разослан в заинтересованные российские министерства и ведомства, чьи представители принимали участие в переговорах. Из всех вышеперечисленных министерств и ведомств пришли положительные заключения на проект Договора. Таким образом, Министерство юстиции Российской Федерации сочло, что препятствий к подписанию данного Договора не имеется и впоследствии он был подписан.

1. Присоединение к ряду Конвенций Совета Европы (в частности, к Европейской Конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 года) не означает отказ ее участников от заключения между собой двусторонних международных договоров, где стороны в таких договорах могут урегулировать специфику отношений, возникших между их государствами, не охваченную текстом Конвенции. Более того, Российская Федерация не является участником Европейской Конвенции о международном признании судебных решений по уголовным делам от 28 мая 1970 года. Что же касается того, что положения статьи 62 Договора не в полной мере корреспондируют с положениями статей 529 и 535 проекта Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, принятого в первом чтении, то здесь следует отметить, что этот проект еще не принят окончательно и, следовательно, он не является нормативно-правовым актом и не действует в качестве такового.

В отношении части 2 и части 4 статьи 70 Договора следует отметить, что, согласно части 3 этой же статьи, о взятии под стражу указанных лиц немедленно уведомляется другая Договаривающаяся Сторона.

2. Считаем, что противоречий между пунктом 2 статьи 1 и другими статьями Договора, в которых упоминается ряд органов, в которые могут обращаться граждане Договаривающихся Сторон за защитой своих прав не имеется. В пункте 2 статьи 1 четко записано, что граждане одной Договаривающейся Стороны имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру, нотариальные конторы (далее именуемые учреждения юстиции) и в иные учреждения другой Договаривающейся Стороны, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела.

3. По пункту 1 статьи 26 Договора хотелось бы отметить, что, согласно статье 6 Семейного кодекса Российской Федерации, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены семейным законодательством, применяются правила международного Договора. То же самое можно сказать и в отношении статьи 34 Договора.

Что касается статьи 27 Договора, в частности о регулировании личных и имущественных прав и обязанностей супругов, когда они имеют разное гражданство и не имели совместного места проживания, то согласно части 1 статьи 161 Семейного кодекса Российской Федерации права и обязанности таких супругов определяются на территории Российской Федерации законодательством Российской Федерации. После ратификации и вступления в силу Договора можно рассмотреть вопрос о заключении Протокола к нему, в котором данные вопросы могут быть урегулированы более подробно.

Следует учитывать, что со времени подписания Договора прошло более двух лет. В октябре 1995 года, когда Договор был подписан, Семейный кодекс Российской Федерации еще не был принят, вопрос о принятии нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации еще не стоял, а органы нотариата и суды входили в систему Минюста России. Кроме того, в заключении по данному Договору, по нашему мнению, прежде всего необходимо было обосновать целесообразность его ратификации, а не давать буквальное толкование его статей и проводить детальную экспертизу.

Главное же заключается в том, что необходимость заключения международных договоров, включая рассматриваемый, вызывается как раз различием в законодательствах государств, и не стоит пытаться подогнать международный договор к нормам внутреннего законодательства.

Полагаем, что нет никаких препятствий для ратификации данного Договора, так же как их нет и по многим другим договорам, ликвидирующим пробелы в российском законодательстве или же устанавливающим отличающиеся от него нормы, как это и предусмотрено Федеральным законом О международных договорах Российской Федерации.

 

Заместитель Министра

Г.Н.БАТАНОВ