Письмо Президента РФ от 08.01.1998 N Пр-21

 

ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 8 января 1998 г. N Пр-21

 

В соответствии с частью 3 статьи 107 Конституции Российской Федерации отклоняю представленный Президенту Российской Федерации для подписания и обнародования Федеральный закон О мировых судьях в Российской Федерации, принятый Государственной Думой 10 декабря 1997 года и одобренный Советом Федерации 24 декабря 1997 года, так как считаю, что отдельные положения представленного Федерального закона не соответствуют нормам Конституции Российской Федерации.

Так, в соответствии с частью 1 статьи 120 Конституции Российской Федерации судьи подчиняются только Конституции Российской Федерации и Федеральному закону. Однако пунктом 1 статьи 1 представленного Федерального закона предусматривается, что мировые судьи подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону, то есть не только Федеральному закону, но и закону субъекта Российской Федерации. Считаю это недопустимым.

Кроме того, нормы статьи 3 Федерального закона О мировых судьях в Российской Федерации не отвечают названию этой статьи, поскольку не раскрывают понятия компетенция мировых судей. В настоящий момент в нормах этой статьи практически не определены ни предметная, ни территориальная подсудность, ни подведомственность. Попытка определения предметной подсудности (абзацы 2 и 3 указанной статьи) не может быть признана успешной, так как:

а) при определении подсудности в сфере рассмотрения уголовных дел не осуществлено размежевание компетенции между этими судебными институтами и военными судами;

б) подсудность в сфере рассмотрения гражданских дел не определена, а норма носит исключительно бланкетный характер;

в) подсудность в сфере рассмотрения административных дел также определена бланкетной нормой, неконкретность которой усилена ссылкой на законодательство субъектов Российской Федерации.

Все три эти элемента компетенции определены при помощи открытого перечня (абзац 5 пункта 1), что неизбежно приведет к размыванию текста Федерального закона, поскольку нормы о компетенции мировых судей могут содержаться благодаря указанной норме и в иных федеральных законах.

Норма пункта 1 статьи 5 Федерального закона нуждается в коррекции, так как в настоящей редакции невозможно определить, какая именно квалификационная коллегия какого именно субъекта Российской Федерации дает рекомендацию кандидату на должность мирового судьи и кому эта рекомендация адресована.

Учитывая существование единообразного порядка представления кандидатур на должности судей в Российской Федерации (статья 13 Федерального конституционного закона О судебной системе Российской Федерации), представляется необходимым определить этот порядок в общих чертах в нормах статьи 6 Федерального закона О мировых судьях в Российской Федерации. Необходимо также соотнести нормы указанной статьи с нормой пункта 1 статьи 7 Федерального закона, касающейся самовыдвижения мирового судьи.

Представленный Федеральный закон не содержит норм, характеризующих взаимоотношения мировых судей и иных судов (как федеральных, так и судов субъектов Российской Федерации). Это касается отношений как организационного, так и процессуального характера. Отсутствуют в нем и нормы об организации взаимоотношений мировых судей с отдельными судьями. Тем не менее нормы статьи 8 этого Федерального закона регулируют частный случай таких отношений - замещение временно отсутствующего мирового судьи. Кроме того, предложенный правовой механизм не завершен, поскольку остается неясным: каким образом и в какие сроки председатель районного суда узнает о временном отсутствии мирового судьи, может ли председатель районного суда каким-то образом влиять на продолжительность или календарный срок временного отсутствия мирового судьи (например, согласовывать время отпуска или командировки и т.п.). Из норм рассматриваемой статьи неясно даже то, в отношении каких мировых судей и председателя какого соответствующего районного суда идет речь.

В статье 12 Федерального закона отсутствует упоминание о необходимости выделения мировым судьям благоустроенного помещения за счет субъекта Российской Федерации и соответственно не определен правовой статус этого помещения (право собственности, оперативное управление, аренда и т.п.).

В пункте 1 статьи 12 Федерального закона употребляется выражение территориальные органы Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. Вместе с тем Федеральный закон о Судебном департаменте не содержит такого понятия, в нем употребляется для определения подобных подразделений выражение управления (отделы) Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в субъектах Российской Федерации и создаваемые им учреждения.

Считаю, что статья 13 Федерального закона О мировых судьях в Российской Федерации должна быть дополнена указанием о виде, названии и порядке выдачи документа, удостоверяющего правовой статус мирового судьи, поскольку положения статьи 21 Закона Российской Федерации О статусе судей в Российской Федерации на мировых судей не распространяются.

Необходимо также обратить внимание на то, что принятие и вступление в юридическую силу Федерального закона О мировых судьях в Российской Федерации невозможно без соответствующего пересмотра федерального уголовно-процессуального и гражданского процессуального законодательства. В настоящий момент в статьях Уголовно-процессуального и Гражданского процессуального кодексов РСФСР отсутствуют нормы, определяющие компетенцию мирового судьи, его права и обязанности в рамках судебного процесса, порядок его взаимоотношений с иными судами Российской Федерации.

 

Президент

Российской Федерации

Б.ЕЛЬЦИН